Армия Турции: Может ли противник быть союзником?

  • Армия Турции: Может ли противник быть союзником?

После завершения укладки морского участка газопровода «Турецкий поток» Турция реально стала ключевой экономической силой во всей Передней Азии. А что она представляет с военной точки зрения? Царьград продолжает обзор вооружённых сил стран Ближнего Востока

После того, как президенты России и Турции Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган поучаствовали в церемонии окончания важнейшего этапа строительства газопровода, можно с полным правом говорить об оформлении экономического союза между двумя странами. Более того, Турция окончательно и бесповоротно становится важнейшим газовым хабом ближневосточного региона, контролирующим перекрёсток путей снабжения Европы этим сырьем.

Причём это касается как российского газа, так и иранского (но там мешают санкции и взаимное соперничество Анкары и Тегерана), и катарского (но там подходы контролирует Сирия, которая с помощью России стала необоримой).

А подобная экономическая роль неизбежно должна сопровождаться соответствующим военным могуществом. Иначе слишком велик соблазн забрать богатство у того, кто плохо способен его защищать. Ничего личного – просто собственность сама ищет рачительного хозяина.

Способна ли – и как – Турция защищать свою новую роль?

Вторая армия НАТО

армия ТурцииФото:  deepspace / Shutterstock.com

Нередко вспоминают о том, что армия Турции по численности и количеству вооружений действительно занимает второе место в НАТО после США. Это на самом деле так. От справки к справке цифры, конечно, разнятся – да и армия ведь живой организм со своими «вдохами» и «выдохами», но в целом численность боевого состава вооружённых сил Турции, не считая резервистов первой очереди, составляет более 600 тысяч человек. С включением гражданского персонала и всяких невоенных сотрудников кадровый состав увеличивается почти до 750 тысяч. Ещё более 370–380 тысяч человек составляет обученный резерв из отслуживших своё военнослужащих. В военное время по мобилизации в армию могут быть призваны мужчины в возрасте от 16 до 60 лет и женщины от 20 до 46 лет. То есть по-восточному: все, способные носить оружие.

Примечательно, что в мирное время от службы в армии можно откупиться. Причём по взаимному интересу: вооружённые силы так избавляются от избыточного контингента, а 8 тысяч долларов от того, кто желает остаться гражданским, приносят в бюджет министерства обороны 25-30 млн долларов ежегодно. Не Бог весть какие деньги, но точно не лишние.

Деление вооружённых сил традиционно: сухопутные войска, ВВС, ВМС, жандармерия (аналог внутренних войск, численностью, на минуточку, до 1 млн 150 тыс. бойцов). Отдельный род войск составляет береговая охрана. Впрочем, в военное время она уходит под флот. 

Высшим органом оперативного руководства является Генеральный штаб, который возглавляет начальник, четвёртый человек в стране по политическому рангу. Того по рекомендации правительства назначает президент, который является Верховным главнокомандующим.

По уважаемому и, в общем, признаваемому объективным рейтингу Global Firepower, турецкая военная мощь считается восьмой в мире с рейтингом 0,2491 (у России – 0,0929, у США – 0,0857). Эта мощь складывается из численности населения – почти 81 млн человек, экономической силы — 1,5 трлн долларов ВВП, военного бюджета – 8,2 млрд долларов, численности вооружённых сил и их боевой оснащённости. В этом смысле на 743 415 военнослужащих приходится, по данным на 2017 год, 1018 самолётов, 2445 танков, 194 единицы военно-морских сил.

армия ТурцииФото: EvrenKalinbacak / Shutterstock.com

Вооружение: с бору по сосенке

Основой турецкой армии служат сухопутные войска общей численностью почти в 400 тысяч человек. Как отмечают практически все эксперты, они сочетают важные достоинства с определёнными недостатками. Достоинством является высокое – не только для Востока, но даже и для Европы - качество личного состава, его подготовки и мотивации. Недостатком – слишком пёстрая номенклатура вооружений и его приметная отсталость, хотя и не по всем секторам. Но это тоже является своего рода недостатком: трудно сочетать, скажем, боевые возможности древних американских танков М48 и новых германских «Леопардов 2А4» (339 единиц).

Структурно сухопутные войска состоят из 4 армий и отдельной группы войск в северной части Кипра. Основным тактическим соединением в армии служит бригада.

Леопард«Леопард». Фото: Dariusz Majgier / Shutterstock.com

Формально эти силы опираются на высокую бронированную мощь: 2,5 тыс. танков, 5 тыс. боевых бронированных машин (ББМ), 6 тыс. орудий, миномётов и РСЗО, почти 4 тыс. противотанковых средств, артиллерийских и ракетных (в том числе и русские «Корнет» и «Конкурс»). В артиллерии служат более 1200 САУ и 1900 буксируемых орудий, из которых немало имеют калибр 155 мм. РСЗО представлены мощными американскими MLRS (227 мм), китайскими WS-1 калибра 302 мм, поставленными на собственные шасси русскими «Градами» (122 мм) и собственными RA7040 калибра 70-мм. 

Как сказано, среди этого богатства много устаревшего вооружения. Например, более трети танкового парка Турции составляют древние американские средние танки М48, дополняемые чуть менее древними, но тоже старыми М60. На их фоне просто пряниками выглядят немецкие «Леопарды» (более 700 единиц разных модификаций), хотя и они не дотягивают до потребностей современного боя настолько, что под Аль-Бабом в Сирии «чёрные» их сожгли что-то порядка 10 штук.

При этом, однако, надо отметить, что турки усиленно развивают собственное военное производство. Причём так, что требование предельно большой локализации создания того или иного вида вооружений на собственной территории (с которым, в частности, они едва не проели мозг нашему Генштабу при переговорах о продаже ЗРК С-400) является практически обязательным. Кроме того, турки развивают производство собственного танка под неполиткорректным названием «Алтай».

Военно-воздушные силы Турции специалистами признаются сильнейшими на Ближнем Востоке. Они состоят из 21 эскадрильи, не считая 11 вспомогательной авиации.

Ф-16F-16C. Фото: www.globallookpress.com

Авиация тоже представлена современными F-16C (168 шт.) и F-16D (40 единиц). Кроме того, ведутся переговоры о закупке новейших F-35, но там американцы куксятся на партнёров за их планы приобрести С-400. Но много и устаревших F-4 и F-5. В вертолётном парке заметное место занимают ударные AH-1 Cobra. Есть ряд многоцелевых вертолётов Bell Helicopter Textron UH-1H, а также ряд транспортных машин европейского производства.

Флот Турции также считается сильным, хотя больших боевых кораблей в нём нет. Более того, вплоть до недавнего времени всеми признавалось, что турецкие ВМС - сильнейшие на Чёрном море. В принципе, такими они по численности и остаются – русский флот просто стал несколько превосходить их по своим огневым ударным возможностям после прихода фрегатов «адмиральской» серии и малых ракетных кораблей.

Подводные силы Турции представлены 14 дизель-электрическими субмаринами, прежде всего германского производства. Лодки признаются очень хорошими, малошумными, с великолепными техническими характеристиками. Но обладают традиционным для немецких подлодок недостатком – низковатой плавучестью.

В надводных силах - 19 фрегатов и 7 корветов. И, как везде в турецких вооружённых силах, очень разные. Часть – современные, созданные в Германии, часть – пятидесятилетние из США. Кроме того, около 30 вымпелов включает минная флотилия, около 70 кораблей и судов числятся вспомогательными.

Береговая оборона включает береговую артиллерию и три батареи противокорабельных ракет «Пингвин» и «Гарпун».

флот ТурцииФото: EvrenKalinbacak / Shutterstock.com

Армия в применении

Одна из важнейших особенностей турецкой армии, отличающая её от многих армий ближневосточного региона (кроме сирийской) – очень серьёзная обкатанность в боях. Прежде всего, это, конечно, ряд операций в Сирии, где турки усмиряют местных курдов с той или иной степенью успешности. В целом необходимо признать, что турецким войскам сопутствует больше успехов, чем неудач. И даже там, где они встречают ожесточённое сопротивление (как под Аль-Бабом со стороны запрещённого в России ИГИЛ), всё равно добиваются своего за счёт упорства, последовательности и огневой мощи.

Вторым театром боевых действий являются курдские территории Ирака. Там в последнее время царит затишье, но турецкие военные пребывают в полной готовности к немедленным действиям. Особенно это касается авиации.

Третий ТВД – как ни странно, на границе со своим союзником по НАТО, Грецией. Здесь настоящих боевых действий, правда, практически не бывает. Но авиация с обеих сторон ведёт себя достаточно дерзко, в готовности пребывает флот – в общем, холодная война в разгаре.

войска ТурцииФото: www.globallookpress.com

Это мы ещё умолчали про собственно турецкий Курдистан, где Рабочая партия Курдистана ведёт с большей или меньшей степенью интенсивности партизанские действия. Но там армия задействована постольку-поскольку, ибо пока в целом справляется жандармский корпус.

Таким образом, в лице армии нашего экономического союзника мы видим:

  • многочисленные и в целом хорошо оснащённые и дисциплинированные вооружённые подразделения;
  • прошедшую обкатку в реальных боевых действиях и продолжающую воевать боевую силу;
  • авторитетный и уважаемый в обществе общественный институт;
  • опирающуюся на собственное мощное военное производство вооружённую структуру, сравнимую с российской армией и по численности, и по боевым возможностям.

Что лучше – иметь это всё в роли противника или в роли союзника? В роли противника турецкая армия находится по определению: Турция – член НАТО. В роли союзника, пусть ситуативного и не очень верного, - в Сирии. Оба варианта, что называется, открыты в будущее.

Значит, остаётся только работать над обоими.


Ссылки по теме:

Причины гибели фрегата НАТО: Непрофессионализм на фоне наглости

Россия в Сирии: Три года конструирования нового мирового порядка

Оставить комментарий

Неизвестная Первая мировая: Что мы не знаем о «проигранной» войне? Военный переворот на Украине: Наивные мечты или близкая реальность
Новости партнёров
Загрузка...