Путин послал сигнал врагам: кто следующий?

Внешняя политика не была в центре внимания на пресс-конференции Владимира Путина, однако глава государства все же смог высказаться по ключевым вопросам международной политики. Кому следует бояться? Ответ на этот вопрос дал заместитель председателя комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Алексей Владимирович Кондратьев в рамках программы Андрея Афанасьева «Русский ответ».

Андрей Афанасьев. Здравствуйте. Я Андрей Афанасьев. И это «Русский ответ». Ежедневно в студии телеканала «Царьград» мы обсуждаем важнейшие политические темы. И сегодня это, конечно же, пресс-конференция Владимира Путина. Несмотря на то, что большинство вопросов касались ситуации внутри России, внешняя политика не теряет своей важности. Это можно было понять хотя бы по тем вопросам, которые задавали представители федеральных СМИ. Вот, например, как Владимир Путин прокомментировал ситуацию вокруг возможного выхода США из договора РСМД и СНВ-3.

Владимир Путин:

Мы не выходили из Договора по ПРО. Соединенные Штаты вышли в одностороннем порядке. Теперь мы слышим, действительно, разговоры о проблемах по Договору о ракетах малой и средней дальности. Судя по всему, создаются условия и проводится информационно-пропагандистская работа для возможного выхода Соединенных Штатов и из этого договора. Тем более, что по факту они уже вышли. Вот они пытаются нас в чем-то упрекнуть и обвинять, а сами-то они что сделали? Они поставили системы противоракетные якобы в Румынии. А как они поставили? Они поставили пусковые системы Aegis, сняли их просто с моря и поставили. Но эти системы можно легко заменить, противоракеты можно легко заменить на ракеты средней дальности. То есть, это, по сути, уже процесс пошел, по факту. Ну, если и дальше так дело пойдет, ничего хорошего в этом нет. Но мы сами выходить никуда ниоткуда не собираемся. Что касается СНВ-3 – то же самое. Мы слышим в Соединенных Штатах, что это уже вроде как им невыгодно, им не нужно. Такие разговоры есть. Если это произойдет, если Соединенные Штаты опять, в очередной раз, в одностороннем порядке выйдут из него, это будет очень плохо, с точки зрения сохранения международной стабильности и безопасности.

 

А.А. У нас в студии заместитель председателя Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Алексей Владимирович Кондратьев. Приветствую вас, Алексей Владимирович.

Алексей Кондратьев:  Добрый вечер.

А.А. Вообще, нам нужен этот Договор? Зачем нужно было подписывать СНВ-3?

А.К. Если говорить об истории всей договорной работы по сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений в Европе, как основного театра боевых действий, который подразумевался с начала 60-х годов, работа была направлена на создание стабильного баланса между ведущими на тот момент блоками - Варшавским Договором и блоком НАТО. В последующем, начиная с 70-х годов, правительством СССР и генсекретарем КПСС Леонидом Ильичем Брежневым пошла работа по стабилизации взаимоотношений, которые чуть не привели в свое время к Карибскому кризису, и всем было понятно, что при применении ядерного оружия мир просто расколется.

А.А. Не выживет никто.

А.К. Не выживет никто, и с военной точки, и с политической точки, и с экономической точки зрения, ядерная война нам становилась не нужной.

А.А. Хорошо, в советские времена был биполярный мир, все было поделено между нами и американцами, поэтому мы с ними договорились, исходя из этих соображений. Сейчас, во-первых, начинаются новые реалии. У них, по-прежнему, по Договору СНВ-3 по Договору – полторы тысячи, чуть больше, у нас – чуть больше 1600 боеголовок. Этого достаточно?

А.К. Даже с избытком. Суммарный боезапас, в пересчете на тротил, это более чем. И самое главное, с учетом техногенных катастроф, возникающих на территории применения, это более чем достаточно. Представьте, сколько Чернобылей одновременно можно устроить.

А.А. Каждая боеголовка – это не один Чернобыль. Для того, чтобы наши зрители понимали.

А.К. Это не один Чернобыль, конечно. Поэтому этого больше, чем достаточно. Сами договоры были предназначены, первое, для ограничения гонки вооружений, для создания стабильного баланса в паритете между вот блоками. Потому что не только Советский Союз и не только Россия, на сегодняшний день, имеют ядерное оружие. Но это и Соединенные Штаты, Великобритания, это Китай, это даже Пакистан…

А.А. Индия.

А.К. Индия, да.

А.А. Израиль, что греха таить.

А.К. Израиль. Поэтому мы, на сегодняшний день, за ограничение развития ядерных наступательных вооружений. Кто бы это ни было. Будь это Корея, будь это Соединенные Штаты. Потому что мир становится на грань новой войны, новой ядерной угрозы. Нужно сохранить тот баланс, который имеется.

А.А. Ну, американцы традиционно занимают свою позицию. Кстати, пристального внимания, анализа заслуживает и ответ президента на вопрос, касающийся мнимого дисбаланса между расходами на оборону и социальной программой. Несмотря на шутливую форму ответа, Владимир Путин принципиально обозначил свою позицию: армия и ОПК – залог нашей безопасности.

Владимир Путин.

Я вот иногда рассказываю вам всякие шутки на этот счет. Могу рассказать очередную. Она тоже «с бородой», но все-таки более современная. Это вот, знаете, бывший офицер, значит, сын приходит к нему. Он сына спрашивает: сынок, вот здесь вот у меня кортик был, ты не видел кортик? Он говорит: пап, не ругайся, я его поменял у мальчишки из соседнего двора на часы. Он говорит: ну, покажи. Посмотрел: часы хорошие, молодец. А знаешь, вот завтра придут к нам бандиты или грабители, меня убьют, маму убьют, сестру твою старшую изнасилуют. А ты выйдешь и скажешь: добрый вечер, московское время 12 часов 30 минут. Мы же с вами не хотим такого развития событий? Так что мы будем уделять нужное внимание развитию армии и флота. Не втягиваясь в гонку вооружений и не разрушая бюджет.

А.А. Вообще, в нашей политической элите есть люди, которые по-прежнему настаивают на том, чтобы папин кортик поменять на часы, ну, или там, не знаю, на джинсы, на жвачку. Они чем руководствуются?

А.К. Ну, поймите правильно. Не все в элитных кругах бизнеса и политики придерживаются тех взглядов, которые диктует сегодняшнее время. Некоторые живут прошлым, некоторые не понимают наступающего будущего. Бог им судья. Но это ответ президента, человека, отвечающего за каждого гражданина Российской Федерации, гаранта соблюдения Конституции и, самое главное, безопасности нашей страны. Все-таки Богу Богово, а кесарю кесарево. Есть президент, есть правительство, есть силовой блок правительства, есть оборонно-промышленный комплекс. Который, как по выражению Александра Третьего, является лучшими друзьями…

А.А. Лучшими союзниками России.

А.К. Да, единственными союзниками. Поэтому будем ориентироваться на это. А давать оценки людям, которые недопонимают или умышленно это делают, что-то вразрез с интересом нашей нации, нашей страны, -- ну, это, наверное, дело неблагодарное.

А.А. Тем более, очень приятно и отрадно понимать, что все-таки глава государства, Верховный Главнокомандующий это прекрасно понимает. Движемся далее. Непростые отношения между Россией и США были в центре внимания мировой прессы на протяжении всего года. Все гадали, поладят ли Путин и Трамп, или нет. Кроме этого, конечно же, экспертов волновал вопрос, сможет ли президент Соединенных Штатов в полной мере выполнить свое предвыборное обещание по нормализации отношений с Москвой. Глава российского государства в очередной раз направил сигнал в Белый дом. На этот раз он недвусмысленно намекнул на то, что некоторые силы внутри США умышленно мешают Трампу наладить диалог с Россией.

Владимир Путин.

Не мне оценивать работу президента Трампа. Это должен сделать его избиратель, американский народ. И мы объективно видим некоторые достаточно серьезные достижения, даже за тот небольшой период времени, который он работает. Посмотрите на рынки, как они выросли. Это говорит о доверии инвесторов к американской экономике. И это говорит о том, что они доверяют тому, что делает президент Трамп в этой сфере. Вы знаете, при всем уважении к оппозиции к президенту Трампу внутри Соединенных Штатов, это объективные факторы. Есть вещи, которые, я думаю, что он и хотел бы сделать, но не смог пока. Имеется в виду реформа здравоохранения, некоторые другие направления. Он говорил, кстати говоря, во внешней политике об улучшении отношений с Россией. Ну, это же очевидно, что, даже если он бы хотел, пока он не в состоянии это сделать, из-за известных ограничений.

А.А. Вообще, крупные американские СМИ, в большинстве своем, находятся в противоположном Трампу лагере и выступают с жестких антироссийских позиций. Так, журналистка из США поинтересовалась у Владимира Путина, не собирается ли он помочь Вашингтону надавить на Северную Корею, забыв, при этом, что сам Вашингтон поставил Россию в один ряд угроз с КНДР и Ираном.

Владимир Путин.

Интересные вы ребята. Вы не обратили внимание, что ваши конгрессмены, сенаторы, они так хорошо выглядят красиво, костюмы у них, рубашки, они вроде умные люди. Они нас поставили в один ряд с Северной Кореей и Ираном. И в то же время подталкивают президента, чтобы он уговорил нас вместе с вами решать проблемы Северной Кореи и иранской ядерной программы. Вы, вообще, так, нормальные люди, нет?

А.А. Алексей Владимирович, а что нужно сделать для того, чтобы политическая реальность соответствовала нашей сегодняшней иллюстрации, и мы были, ну, если не союзниками США, то хотя бы партнерами?

А.К. В нашей постсоветской эпохе, уже в истории современной России были периоды, когда мы выстраивали взаимоотношения с Соединенными Штатами. Пусть не совсем равноправные, пусть не совсем динамичные, но достаточно цивилизованные. И предыдущий режим администрации, нагнетая истерию вокруг нашей страны, это всё поломал. Была надежда, что с приходом Трампа этот курс, относительно обещаний в предвыборную гонку, будет меняться. Но мы видим только деэскалацию наших усилий. 

А.А. Не сам Трамп, а люди вокруг него. Он стоит, разведши руками.

А.К. Люди его окружения, конечно. Мы же видим, что и на внутреннем поле у Трампа не все благополучно.

А.А. Мягко говоря.

А.К. Мы же не можем детали выносить в таком негативном контексте, как бы это ни хотелось. Но всем понятно, что Трамп, получив скандалы со своими начальниками разведок, Центрального Разведывательного Управления, других структур, с конгрессменами, как слон в посудной лавке начал ломать ближневосточную повестку, начал ломать корейскую повестку. Тот договорный процесс и переговорный процесс, который шел у России, Китая, у ООНовских институтов в отношении Кореи, в свое время достаточно позитивно давал плоды, и Корея без всевозможных провокаций со стороны США выполняла определенные обязательства.

А.А. Разве интересно жить без провокаций?

А.К. Вспомните даже высказывание Сергея Викторовича Лаврова днями ранее, когда он подытожил встречи и сказал о своих впечатлениях. Когда была договоренность с Соединенными Штатами о начале переговорного процесса с Кореей по замораживанию испытаний ракетоносителей – через два дня начались американские учения в регионе. Для чего? И здесь слова расходятся с делами. Мы еще раз подчеркиваем недоговороспособность сегодняшнего окружения Трампа в отношении ядерных программ. То, с чего мы начинали. С людьми из американской администрации нужно держать ухо востро. А самое главное – порох сухим.

А.А. Это точно. Не обошлось и без Украины на пресс-конференции. Там есть нормальные люди, есть не очень. Например, журналист Роман Цымбалюк в очередной раз задал вопрос про Донбасс и указал на то, что украинцы, оказывается, слишком европейцы, чтобы считать себя соседями Башкирии.

Владимир Путин.

Во-первых, что касается того, где находится Украина и Башкирия. Судя по тому, что вы без акцента говорили на русском языке, я считаю, в этом смысле, в ментальном смысле, Башкирия не так уж и далека от Украины, как вам кажется по географическому принципу. Значит, что касается трагедии, которая там происходит, а это, безусловно, трагедия, здесь я не могу с вами не согласиться. Надо всегда смотреть на первоисточник этой трагедии. Первоисточник – это государственный переворот, вооруженный неконституционный захват власти. И, как известно, часть народа Украины с этим не согласилась, начала с этим бороться. А с теми с несогласными, несмотря на стремление якобы Украины в лоно европейской цивилизации, начали бороться не демократическими средствами, а с помощью применения сначала специальных служб, а потом и полномасштабного применения вооруженных сил.

А.А. Что нам делать с Украиной? Из года в год господин Цымбалюк из агентства УНИАН задает одни и те же вопросы, обвиняя нас во всех смертных грехах.

А.К. Во-первых, если отодвинуть в сторону политический процесс, который происходит вокруг Украины, каждому гражданину России нужно понимать, что это, прежде всего, наш братский народ. И те идеологические диверсии, которые совершались в конце 80-х -начале 90-х, «нулевых», привели к изменению внутреннего самосознания у украинцев, как части великорусской нации в рамках Малороссии. Раскола, собственно, внутри самой Украины на униатские круги, православные круги. И, исходя из этого, самоидентификацию с кем они, с Европой или с Россией? Сегодня это очень четко видно. Что те, кто с русским миром – они с русским миром, те, кто шли в ногу с европейским временем – они уже давным-давно определились, и ничего удивительного в этом нет. Но для нас, русских, для нас, россиян, русских всех национальностей, нужно понимать, что это наши братья, попавшие в беду. Которые все-таки остались заложниками фашистского переворота. Из этого нужно исходить. Нужно понимать, что во времена Советского Союза, например, на Украине из десяти военно-политических училищ Советского Союза было четыре. Из них во Львове – военно-политическое училище, готовящее журналистов. Примите к сведению, какая огромная информационная база и огромный пласт специалистов информационной войны остался на Украине.

А.А. Высочайшего класса специалистов.

А.К. Высочайшего класса. То, что мы видим в рамках информационной борьбы за освоение Соединенными Штатами пространства Украины, направленной на отрыв Украины от России,  братского народа от братского народа, детей одной матери расколоть на две части, мы должны воспринимать как личную боль. И делать все, чтобы на обывательском, на общественном уровне мы сохранили доброе отношение к простым людям. Политики выстраивают свою работу в интересах глобального масштаба своего государства. Но есть настоящие политики, которые работают на интересы государства и народа. А есть проходимцы от политики, те, которых мы вот сегодня видим. Не прошло и трех лет, начались реинтеграционные процессы внутри украинского общества. И та хунта, которая пришла к власти, сегодня политическими провокаторами, в виде Саакашвили, не то что подрываются, а дискредитируются напрочь. Боюсь, что мы будем свидетелями, когда сегодняшняя хунта будет поменяна на другую хунту. За Саакашвили стоят одни и те же кукловоды, что были во время его президентства в Грузии, во время нахождения на Украине. И мы должны, не ввязываясь в политические игры по правилам вот этих проходимцев, делать все для того, чтобы восстанавливать отношения с Украиной. Обратите внимание, мы ни разу не включили рычаг санкций против Украины. Чего бы нам ни стоило. Как бы в отношении нас ни проводили провокации в Крыму, перекрывая воду через каналы, взрывая линии электропередач, пытаясь проводить диверсионные акции, убивая наших военнослужащих, проводя попытки диверсионных актов и террористических операций.

А.А. Это происходит потому, что мы отделяем народ от руководства страны.

А.К. Однозначно. Мы не связываем фашистскую клику с братским народом. Я надеюсь, придет то время, когда русский народ пожмет руку украинскому народу, забудет все обиды, восстановит былую мощь в едином пространстве. На каких это будет условиях, формах, связях – уже покажет время. С 1654-го года, со времен Хмельницкого, мы идем вместе, и будем идти.

А.А. Да и до этого мы были одним целым.

А.К. И никаким там американцам, ни немцам, ни полякам не удастся нас расколоть.

А.А. Не могу с вами не обсудить Ближний Восток. Учитывая, что вы зампред Комитета по обороне и безопасности Совета Федерации. Ничто там не меняется. На протяжении веков Ближний Восток остается «горячей точкой», так или иначе. Не успела потухнуть более или менее Сирия, как тут же уже говорят о других конфликтах. На ваш взгляд, где может полыхнуть в ближайшее время?

А.К. Мы с вами должны на сегодняшний день понимать, что основным объектом, который попадает в две сходящиеся линии удара, стал Иран. На одном фланге этой страны, в Ираке, начинается нагнетание, плюс, соответственно, израильский конфликт. То есть, вокруг сирийского пространства маятник все равно раскачивается. Но цель все равно Иран. Потому что тот же Израиль неоднократно повторяет свои претензии к этой стране. И вы видите, как играют опять на карте «Хезболлы»,  «Хамас», для того, чтобы этот конфликт не затухал. С учетом того, что из Сирии во время завершающей фазы операции по уничтожению ИГИЛ (организация, запрещенная в РФ) огромная масса боевиков вместе с семьями была переброшены в Афганистан, и, как сказал президент, особенно север Афганистана. И мы с вами в нескольких встречах обсуждали эту тему. Смежные территории с Таджикистаном, Узбекистаном, Туркменией, на сегодняшний день…

А.А. Это зона наших интересов.

А.К. В сторону наших интересов, в сторону интересов Китая, который является нашим партнером по ШОС и БРИКС. Вот это вторая составляющая вокруг иранского пространства. Пытаются взорвать все наше южное подбрюшье.

А.А. То есть, они не оставляют этих задач. Они пытались сделать это через Сирию, и тогда бы конфликт уже перебросился на Турцию. Теперь они будут делать это через Иран, атакуя Иран.

А.К. Конечно, теперь это будет через Иран и Афганистан. Это два огромнейших региона, которые имеют колоссальные запасы газа, нефти, редкоземельных металлов, золота, серебра, платины, драгоценных камней.

А.А. Всего того, что они так любят.

А.К. Поймите правильно, война сетецентрическая ведется американцами, если посмотреть, вообще, их доктрину сетецентрических войн, против всех. Абсолютно против всех. И против друзей, и против нейтралов, союзников, и против врагов.

А.А. Иногда даже против самих себя.

А.К. Иногда против самих себя. Ну, вот в случае с Трампом это понятно. С другой стороны, для чего это делается. Для того, чтобы, изменяя масштабы сознания через информационное пространство, включая информационные технологии, используя изменения в политических структурах регионов, добиваться своего влияния вне зависимости, в состоянии войны или в угрожаемый период, с кем они находятся. Но, тем не менее, влиять на всё, чтобы извлекать выгоды для самих себя в интересах доминирования над всем миром. И в этом масштабе этот регион, огромнейший по своей площади, является сегодня той точкой, где вспыхивает уже, наверное, четвертая мировая война, если смотреть по масштабу и по количеству привлеченных сторон. Потому что, допустим, Афганистан – 54 участвующие страны коалиции, Сирия – 67 участвующих стран коалиции. Уже одно это приводит к тому, что сегодня изменение способов применения всевозможных вооруженных формирований, силовых структур, специальных служб, информационная составляющая в интересах этих структур, приводит к попыткам изменения государственности. Но все идет в рамках интересов Соединенных Штатов. Этот маятник раскачивается постоянно. Там, где Россия сегодня справилась, пытаются ставить подножки. И трудно обозвать дилетантом Трампа. Первая его поездка в качестве президента в Саудовскую Аравию, затем посещение Израиля и заявление о том, что он поставит точку в арабо-израильском конфликте, у многих вызвало улыбку. Потому что, более 60-ти лет длится  противостояние между арабами и израильтянами, спорные вопросы, вопросы интифады, которая пока еще не затихла, уже объявили третью интифаду. Сложно представить, что президент огромной страны сказал это случайно. Сегодня, когда это вспыхнуло, сделало недоговороспособным целый регион, по новой полилась кровь - это целенаправленное заявление, которое дало звонок определенным кругам.

А.А. Вы имеете в виду заявление о признании Иерусалима столицей Израиля.

А.К. Естественно. Но ведь исторически все давным-давно было сложно. Иерусалим с дохристианских времен был тем городом, где мирно соседствовали люди разных национальностей и затем люди разных конфессий. С 48-го года года начались эти кровавые столкновения, Иерусалим поделен на две части, Западный и Восточный.  До сих пор ни у кого в мире, особенно на основании резолюции ООН, не вызывало никаких попыток дестабилизировать этот мир. И вот, одним росчерком на простом листе человек поставил под угрозу жизни многих сотен тысяч людей. Это, на мой взгляд, уже преступление против человечности.

А.А. Будем надеяться, что все-таки руководство нашей страны и наши партнеры смогут вместе удержать ситуацию от спадания совсем уже в какой-то хаос.

А.К. Мы всегда выступали партнерами на площадке переговорного процесса в этом регионе. И всегда готовы оказывать помощь в разрешении кровопролитных процессов. Но нужно, чтобы и наши партнеры, американцы, мы не отворачиваемся от них, мы всегда готовы к открытому диалогу, но на равноправных условиях, -- должны тоже понимать свою ответственность.

А.А. Благодарю вас. Алексей Владимирович Кондратьев, зампред Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности, был сегодня в студии телеканала «Царьград». Это программа «Русский ответ». Меня зовут Андрей Афанасьев. Ежедневно следите за обновлениями на нашем сайте. Здесь самое важное и интересное. До встречи.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Уничтожить здоровье: Жадность, кумовство и коррупция в Орловской области
Загрузка...