Как не стать донором органов при жизни?

Новый  законопроект "О донорстве органов человека и их трансплантации" вызвал в обществе массу обсуждений. На кого он, прежде всего, направлен: на мертвых или на живых? Нужен ли вообще России новый подход  к трансплантологии? И готовы ли мы при жизни  распоряжаться  своими органами?  Об этом и будем говорить в очередном выпуске программы «Хроники Царьграда».

Гости в студии:

Антон Бурков - заведующий кафедрой европейского права и сравнительного правоведения Гуманитарного университета.

Александр Эдигер - врач, патологоанатом.

Алексей Пинчук - руководитель отделения  трансплантации почки и поджелудочной железы НИИ скорой помощи им. Н. В. Склифосовского.

Лев Ляуш - старший преподаватель кафедры биоэтики РНИМУ им. Н. И. Пирогова.

Новый  законопроект "О донорстве органов человека и их трансплантации" вызвал в обществе массу обсуждений. На кого он прежде всего направлен: на мертвых или на живых? Нужен ли вообще России новый подход  к трансплантологии? И готовы ли мы при жизни распоряжаться своими органами? Об этом будем говорить в очередном выпуске программы «Хроники Царьграда».

АЛЕКСЕЙ ПИНЧУК, РУКОВОДИТЕЛЬ ОТДЕЛЕНИЯ  ТРАНСПЛАНТАЦИИ ПОЧКИ И ПОДЖЕЛУДОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ НИИ СКОРОЙ ПОМОЩИ ИМЕНИ  Н.В.СКЛИФОСОВСКОГО

С появлением нового закона в принципе ничего не изменится, но появится возможность у любого взрослого и дееспособного человека выразить свое отношение к посмертному использованию его органов. То есть четкое «да» или четкое «нет», которое не будет зависеть ни от мнения врачей-трансплантологов, ни от мнения родственников, которое может быть противоположным. 

С введением этого закона и регистра, я думаю, будет участвовать не более 3-5% населения. Негативно настроенные,  которые считают, что везде - черные трансплантологи, и их – с насморком,  разберут на органы – эти люди, согласятся. Основная масса, 90% - неопределившиеся, отдадут себя на волю случая.

У нас, к сожалению, неучастие в трансплантационном процессе в координации органодонорства – осознанное неучастие врачей, реаниматологов, администрации больницы не приравнено к неоказанию медицинской помощи. Подобную практику ввели в повседневный оборот наши соседи-белорусы и у них фактически исчезли очереди на трансплантацию. В каждом случае, когда нет отказа со стороны родственников. У них презумпция согласия – да, конечно. О нем сообщают и тогда уже начинает работать команда органодонорства. Буквально за пять лет они совершили громадный скачок.

В общем, количество центров трансплантологии и специалистов постепенно в России увеличивается, но еще недостаточно.

Реальная потребность больше, нежели то, что мы делаем даже с учётом некоторых успехов в этом направлении.

Нужна серьезная национальная программа  господдержки, масса разъясняющих научно-популярных передач, которые позволят людям понять, что черная трансплантология - это миф. На самом деле, понятие черная трансплантология зародилось от возможности прижизненного изъятия органов за деньги от доноров. За деньги. В России этого нет и быть не может.

АНТОН БУРКОВ , ЗАВЕДУЮЩИЙ КАФЕДРОЙ ЕВРОПЕЙСКОГО ПРАВА И СРАВНИТЕЛЬНОГО ПРАВОВЕДЕНИЯ  ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА

Сегодня закон о трансплантации органов и тканей составляет всего три странички, регулирует отношение к пациенту донору, всех родственников, врачей, трансплантологов, прокуратуры – и там можно еще много пальцев загнуть, но на все про все – три страницы. И даже взять статью 8 т.н. презумпции о согласии – на самом деле это вмененное согласие, нас никто не спрашивает.

С 1992 года регистра органов нет – это значит, что у нас никто с 1992 года не спрашивает согласия. Врачи  не обязаны подходить и спрашивать согласия. Ведь в этой статье 8 закреплена ловушка для пациентов и их родственников, потому что закон говорит о том, что изъятие органов запрещено, если родственники подошли к врачам и выразили несогласие на изъятие.

Представьте себе ситуацию, как это будет выглядеть на практике – какой человек в здравом уме подойдет к врачам и скажет «я не хочу, чтобы у моего родственника изымали органы»: никто даже не догадывается, что кто-то планирует изъять органы!

Сейчас должна быть открытость, если родственники тех детей и людей, которым пересадили органы, согласны – пожалуйста, познакомьте, дайте человеку надежду.

АЛЕКСАНДР ЭДИГЕР, ВРАЧ, ПАТОЛОГОАНАТОМ  

На мой взгляд, любое законотворчество должно быть направлено в первую очередь на живых и целью его является продление жизни, излечение больного человека.

Трансплантология в нашей стране находится в катастрофическом состоянии, так же как и наличие органов для трансплантации, и я готов отвечать за свои слова.

Нас врачей в основном обвиняют в отсутствии этического поведения или в неумении разговаривать. Это одно из колоссальных обвинений. Либо они что-то сказали не так, либо не сказали. В общем, врач - не мастер разговорного жанра, это первое.

Второе – во всех серьезных странах, где трансплантология находится на серьезном уровне, есть понятие координаторов. В лечебно-профилактическом учреждении есть координатор этого процесса, у координатора, кроме всего прочего, еще и серьёзная психологическая подготовка. Он умеет разговаривать. Он умеет достаточно быстро в течение нескольких минут описать этим во всех смыслах несчастным родственникам эту ситуацию. Согласен, никакой реаниматор не должен сдавать экзамен на знание этой ситуации ему есть чем заниматься, в том числе и с уже погибшим. Есть еще одна маленькая деталь, о которой мы с коллегами почему-то не говорим – не надо тащить из Магадана почку или печень в Москву хотя бы потому что количество часов, которое она проведет в контейнере, сделает ее нежизнеспособной: у  нас всего лишь считанные часы. У печени – это максимум 24 часа, у сердца - шесть часов, у печени - девять-десять часов печень.

То есть принятие решения должно быть молниеносным.

Совершенно согласен, что надо вводить в закон информационную составляющую.

По поводу реестров и регистров. Мы тут не так давно попытались на региональном уровне, на уровне федерального округа сделать центральную базу по ряду патологий. Это колоссальная проблема, потому что этот реестр – он должен захватывать 100% населения. А может быть 70%, тех, кто более-менее внятно является потенциальным донором. Представляете себе его обслуживание, его менеджмент? Это первое. Второе – этот реестр, конечно, должен идеально дробиться на региональные уровни с тем чтобы человек в Йошкар-Оле, допустим, получил донорство в радиусе 50 км. Это вопросы не технические, это вопросы принципиальные – только тогда у нас изменится ситуация – тогда лист ожидания станет чем-то более-менее внятным, а не тем, что сейчас.

ЛЕВ ЛЯУШ, СТАРШИЙ ПРЕПОДАВАТЕЛЬ КАФЕДРЫ БИОЭТИКИ РНИМУ ИМЕНИ Н.И.ПИРОГОВА

Этика применима везде. Я считаю, она обеспечивает снятию напряженности в отношениях врача, участвующего в пересадке, и пациентов. Врач должен быть уверен, что он совершает морально правильные действия, что он не преступает разные законы, это обеспечивает его психологическую защиту как человека. В обществе должны быть сформированы уверенность и определенные гарантии что соблюдены интересы еще живущих людей.

Трансплантология  является и жертвенностью, и бизнесом – жертвенностью в том случае, если она - свободное добровольное желание спасти жизнь другого, отдавая свой орган при жизни либо после смерти и может быть бизнесом в том случае если не осуществляется добровольное согласие человека.

Данная модель, предлагаемая  сегодня в новом законе – она не защищает неосведомлённую часть населения, то есть те, кто не хотел бы быть донором, их право фактически может пострадать, то есть если они не знают о действующем законе.

Сегодня существует три форма отказа граждан: письменное, устное, нотариальное. Но есть маленький нюанс – если только человек знает о действующем законе, его воля будет соблюдена. Он думает, что его спросят, но его не спросят. Данная модель может быть попыткой вообще нежеланием спрашивать.

Надо подчеркнуть, что донорство по существу есть дело любви, проявление – это действительно акт самопожертвования, донорство. Donor - это как дар переводится, свободное желание помочь ради спасения жизни другого. И принципиальная основа донорства - нравственно-этическая.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Особо опасная богадельня: что не так с Институтом философии РАН
Загрузка...