сегодня: 16/01
Святой дня
Пророк Малахия

Иван Охлобыстин: "Я молился о победе украинской сборной"

Российский актер, режиссёр, многодетный отец и убеждённый консерватор Иван Охлобыстин продолжает искать ответы на извечные вопросы. В своей программе "Новая русская философия" он отвечает на вопросы телезрителей, присланные из разных концов Русского мира. Авторы проекта предлагают нам всем вместе искать и обретать новые жизнеутверждающие смыслы нашего бытия. С юмором, иронией над самими собой, но это всегда диалог о самом важном: об империи, о семье, о политике и об историческом прошлом, о любви и о чисто русском богоискательстве.

(Читает записку от телезрителя): Александр из Полтавы: Что вы посоветуете русским, живущим на Украине?

Иван Охлобыстин: Прежде всего, я советую выжить. Выжить — это значит сохранить язык, культуру, наладить больше общения со своими соотечественниками. Потому что все пройдёт, а мы останемся. Мы должны остаться. Не нужно принимать никаких радикальных решений, ввязываться в какие-то истории.

Вопрос зрительницы из студии "Царьград.ТВ": Если бы у вас была возможность переместиться во времени, с кем из известных личностей вы бы хотели пообщаться? Какие вопросы вы хотели бы им задать?

Иван Охлобыстин: Во благо родины я пообщался бы с Теслой. Я бы у него забрал чертежи и быстро на телефон отфотографировал. Потом — с "космистами", с Николаем Фёдоровым. Для меня всегда было загадкой: во-первых, это байстрюк, незаконнорожденный сын князя Николая Гагарина. Баснословно богатый человек, всю жизнь проспавший на сундуке в библиотеке. Ну, большую часть времени. Кинувший огромные деньги на развитие библиотечного дела в стране и повлиявший на уровень образования в России. Меценат, парадоксальный мыслитель. Его основная идея — теория общего дела: восстановить прах отцов. По сути, это генетическое восстановление, генетическая репродукция. Я думаю, а почему же церковь никак не осуждает? Вроде должна, но нет, всё нормально. Я смотрю, он был верным прихожанином. Но его идея, как это ни парадоксально, нигде не пересеклась с канонами церкви. То есть не нашлись что ответить даже с учётом его святой жизни, что он посвятил себя образованию, просветительской деятельности. Бескорыстно. Один раз он пошёл на поводу у спонсора и умер. Ему подарили шубу. А у него старенькое пальтишко было, и он всё время — и зимой, и летом — от дома до библиотеки несколько километров мог в нём ходить. И абсолютно нормально себя человек при этом чувствовал. А тут ему подарили шубу, он пропотел, простудился и умер. С Николаем Фёдоровым, с Чижевским интересно было бы пообщаться, с Циолковским. С "космистами" очень хотел бы, а с историческими персонами — нет. Меня как-то спросили, хотел бы я что-то изменить в прошлом. В моём прошлом было много отрицательного, я обычный человек. Но изменить я бы ничего не хотел, потому что произошёл бы "эффект бабочки". Соответственно, мы бы не находились сейчас здесь, я бы не имел свою семью, я бы не встретил Оксанку, у меня не родились бы дети. И старшие девочки не дерзили бы мне вечерами на кухне. (Смеётся)

(Читает записку от телезрителя) Катерина Сапрыкина. Екатеринбург: Как вы относитесь к царебожию? К идее вернуть монархию в Россию? Кого бы хотели видеть на троне, что делать с престолонаследием?

Иван Охлобыстин: К царебожию отношусь отрицательно, потому что есть Бог и семья, всё остальное — тлен или надстроечки, такие как власть и всё остальное. Царь-батюшка — это прототип любого отца в семействе. Родина — мать, кстати. У женщин компенсировано: не отец-чернозём, а родина-мать. То есть всё равно царь-батюшка при всём своём величии и единовластии служит родине-матери, потому что для себя он жить не умеет, да и не хочет. И был бы абсурден для русского человека иной тип мышления. Идея восстановить монархию?.. Я не думаю, что её нужно восстанавливать. Её нужно просто легализовать. У нас всегда была, есть и будет монархия. Мы такие люди. Хорошо это или плохо, не знаю. На троне я бы хотел видеть настоящего монарха: преданного, аскетичного, умного, умеющего любить. Он же отец, он должен сочетать в себе свойственные хорошему отцу качества и добродетели. Что делать с престолонаследием? При всём моём уважении к почитанию святой царской семьи следует себе признаться, что вряд ли будет династийное продолжение этой ветви. Наверное, будут избраны другие механизмы поиска того человека, который мог бы возглавить новый государственный строй. Дай Бог, он появится. Когда мы найдём этот адекватный механизм избрания того человека, за которого пойдут в бой солдаты, за царя и отечество? Они не за конкретного царя идут, а за Бога, который представлен в царе как посредник, помазанник Божий. За Бога идут в бой. Я думаю, когда-то да появится.

(читает вопрос от телезрителя) Серж, Киев: В каком городе Крыма вы хотели бы поселиться?

Иван Охлобыстин: Меня жизнь больше всего связывает с Ялтой. На Ай-Петри я несколько раз поднимался, я хорошо знаю эти места. Там недалеко находится совершенно дивное место — Красный Мак. Я пережил много романтических мгновений именно в этих местах. Если бы я что-то выбирал, я бы выбрал, конечно, Ялту.

Этот вопрос задал Сергей из Киева. В Киеве я был в 2012 году, меня попросили поддержать ребята с той стороны, тогда ещё не было никакого конфликта, ещё не кричали "москаляку на гиляку". И мы тогда не напрягались, как электричество. И не было никакого конфликта. Видно, они нас недолюбливали и до этого, но мы-то этого не знали. И они говорят, у нас футбольный чемпионат должен быть, приезжайте. И мы договорились с Потапом, а почему бы не помочь? Братский народ же, помочь надо. С нами ещё ездили байкеры "Крейзи Хохлз". А это собратья "Ночных волков". У всех нас байкерское детство. Здоровые, крепкие ребята, со всеми байкерскими примочками, говорить не любят. Всю жизнь боролись за право не говорить. Именно этому и посвящена вся субкультура. Я говорю, ребята, а что вы сделали сами для победы вашей футбольной сборной? А они нервничали: вот-вот должен был случиться матч между шведами — сильной командой — и Украиной, она слабая. Они говорят: "Ну мы же не пойдём за них в футбол играть". Я говорю, что можно в церковь зайти, записку подать, помолиться, перекреститься на храм. Утвердить позиции: с нами Путин и Христос! Они пошли в Лавру. Прихожу, а там женщина. А я не могу сформулировать: по-русски или по-украински? Она сначала на украинском спрашивает: "В чём затруднение?» Я говорю: как сформулировать, что я хочу помолиться о победе украинской сборной в матче со шведами? Она: "Пишите, как напишется, там не бухгалтерия, Господь разберётся". Главное же, что посыл душевный. Я написал, выхожу. Какой-то джентльмен хипстерского вида мне кричит: "Иван! Иван!". Главный звонарь Лавры. Стоит исторический колокол, и он говорит: "Хочешь ударить?". Я говорю: "Себе — неудобно, а давайте за удачу сборной?" И мы — буумм!! Потом сидим на Крещатике, не пошли на стадион. Вся площадь заполнена. Ну, очень интеллигентно. Постарались киевляне, на тот момент была гармония. Нам выделили самое почётное место — красный угол. Я нарядный сижу. Большой экран, начинается матч. Нервы. Все украинцы очень переживают. И эти байкеры переживают. Сидит со мной, в нём 150 кг — трясётся, в коже, в клёпках металлических. Я говорю: "Чего ты? Спойте гимн! Вы знаете свой гимн?" И я понял, что не знают. Я вот эту хмурь из Интернета извлёк, что "ще не вмерла"… Тогда-то ещё у меня не было никаких ассоциаций. У меня только желание братьев поддержать неразумных, что надо напролом, как кабан, к успеху нестись, и тогда тебя Господь услышит. Бог выполнит все наши желания. Главное, толком сформулировать, что нам надо. А мы "бу-бу-бу", и Господь тоже теряется. Короче, весь наш сектор поднялся. И по мобильному телефону спели. И тут же вдувают украинцы шведам! У украинцев от восторга разрываются сердца. Ко мне опять байкеры: "Давай ещё споём?". Я отвечаю, что гимном злоупотреблять нельзя и был прав. Потом они продолжили, и кончилось это плохо.

(Читает записку с вопросом от телезрителя): Инна. Кишинёв. Не хотели бы вы сделать госпожу Поклонскую прототипом фильма в стиле "Даун Хаус"?

Иван Охлобыстин: Во-первых, девочек обижать нельзя. Хамить им тоже нежелательно. За это можно и по морде получить. И вообще, опять же, родина-мать, а не отец-чернозём. Мы служим девочкам, они рожают нам детей. В них совершается это таинство — великое чудо деторождения. Случается невозможное. Что касается всей этой истории, то мне кажется, что госпожа Поклонская — пострадавшая. Не стал бы я её осуждать. Вот и Ксению Собчак я тоже всегда защищаю. Она девочка. Я не разделяю её взгляды, но обижать её я не дал бы. Если нарушаешь в малом, нарушаешь и в большом. 

Новости партнеров

Новости





Наверх
Закрыть
В прямом эфире: Силуанов гарантирует стабильный рубль (Гость – Геннадий Шмаль)