Иван Афонин

Журналист

«Пусть едет в свой Рейх»: Почему от Шлегеля отвернулся даже ближний круг

Один из самых громких политических скандалов этой недели связан с именем Роберта Шлегеля. Вернее – если буквально – с его фамилией. Роберт по происхождению этнический немец. Этот факт и сыграл ключевую роль в конфликте. Но обо всём по порядку.

Шлегель вошёл в политику благодаря движению «Наши», где он во второй половине 2000-х занимал должности пресс-секретаря и федерального комиссара. В 2007-м Роберт был избран в Госдуму и стал членом комитета по информационной политике. В 2011-м переизбрался ещё на один срок, продолжив в парламенте деятельность по регулированию интернета и СМИ. Пиком карьеры стал 2016 год, когда он вошёл в состав генерального совета «Единой России» и возглавил комиссию партии по усилению международного блока. И – резкий спад: не стал переизбираться в следующий созыв. Вернее, не смог, как говорят близкие к нему люди. По слухам, просто не получил должной поддержки.

Устав от политики, Шлегель воспользовался своим происхождением и получил немецкое гражданство. В интервью «Коммерсанту» он прокомментировал это так: «Решение уйти из политики было принято мною довольно давно. Оно вызвано многими факторами, в том числе – изменившимися взглядами и нежеланием продолжать "внутренний конфликт" на фоне общей эмоциональной усталости от этой формы деятельности». И началось...

За эту неделю в праведной ненависти к Шлегелю сошлись как охранители, так и оппозиционеры. Первые называли его предателем, а вторые «эталонным ублюдком и мразью». Предателем он оказался из-за того, что «разочаровался в политике», а вторые характеристики получил за «нашизм» и голосование за «закон Димы Яковлева».

Каким он был? Это могли бы рассказать его ближайшие соратники по «Нашим» и работе в Госдуме, друзья, коллеги и соратники. Могли бы, но не стали:

  • Привет! Можешь дать комментарий по Шлегелю? Можно анонимно.
  • Нет, не буду. А то буду как он.
  • В смысле «как он»?
  • НЕХОРОШИМ!!!

Такая тональность присуща не одному и не двум его ближайшим соратникам по политике. С которыми было провернуто немало проектов и пройдена значительная часть жизненного пути.

Хорошо зная его ближний круг года с 2014-го, можно было услышать много и разного. Например, что он всё «профукал» и «живёт на одну депутатскую зарплату». Какой она была 5 лет назад? Тысяч 300-400? Не так уже и важно. Действительно, неудачник.

Вот фрагменты переписки с одним из его знакомых:

Всё довольно просто. Всю свою политическую карьеру Роберт был конформистом. Он не воровал, радикальных инициатив тоже не озвучивал. В Думе не отсвечивал, с людьми не ссорился. И его нынешний поступок – это поступок здорового конформиста. Он никому и ничем не обязан, и ему никто и ничем не обязан. Почему бы и не свалить в Рейх? Или убить себя? Или сойти с ума? В его случае это всё равноценные категории.

  • Роберт разочаровывал настолько давно и долго, что от этого поступка даже чувства разочарования нет.
  • Чем же? Ты сам пишешь, что он ничего никому не должен…
  • Вот тем, что никому ничего никогда не должен был. Что это за политик, который никому ничего не должен?
  • То есть он что-то должен был тебе…

После этого последовал бан в Телеграмме от очередного друга Роберта.

Роберт не нашел своего места в политике, в чём честно и признался. И аппарат ему этого не простил. Вернее, те, кто хочет пока оставаться в нём. Этим людям чуть за 30. Однажды они откликнулись, как и Роберт, на призыв пойти в политику – и пошли. Повезло единицам. Большая часть прозябает в неизвестном статусе и не у дел. Те же, кто застолбил своё место, очевидно, так им дорожат, что готовы самым радикальным образом рвать и с бывшими начальниками, и с друзьями. Всё это ради того, чтобы как можно дольше протянуть в обойме.

И ведь это – далеко не самые «сливки». Речь не идёт о миллиардных контрактах, министерских должностях и местах в госкомпаниях. Речь в лучшем случае об их обслуге, а чаще всего – об обслуге обслуги.

Те, кто знает Шлегеля, говорят, что он никогда не забывал о своей немецкой идентичности: назвал дочь Евой, знал немецкий и хранил память о репрессированных в Поволжье предках. А на своей должности активно занимался вопросами сотрудничества России и Германии.

И уже неловко задавать вопрос, как будут вести себя эти люди, когда Путин уйдёт…

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.


Оставить комментарий

Новости партнёров
Загрузка...
Загрузка...