И вальсы Шуберта: Как вернуть в школы русский шарм
Фото: www.globallookpress.com
Общество

И вальсы Шуберта: Как вернуть в школы русский шарм

Когда-то русские школьники по форме были похожи на будущих офицеров и прекрасных дам, современные же ученики, кажется, вышли прогуляться с друзьями

Предложение от заместителя главы думского Комитета по образованию и науке Бориса Чернышова о введении в школах России единой формы прозвучало как никогда актуально. Особенно на фоне последних громких скандалов, связанных со школьниками, а также непрекращающимися попытками реформаторов окончательно добить отечественную традиционную систему образования.

Понятное дело, что свое предложение Чернышов высказал, исходя исключительно из соображений социального толка:

Если школьники одеты одинаково, нет вопроса, связанного с тем, у кого что лучше, — заявил депутат "РИА Новости". — Цена формы для учеников младших и средних классов не должна превышать трех тысяч рублей, для старшеклассников — четырех тысяч. Но чтобы делали из хорошего материала, который можно было бы проносить как минимум полгода-год. Обязательно нужно актом Российской Федерации установить производителя — российские фабрики.

Однако есть у идеи Чернышова, вне зависимости, понимает это он сам или нет, и иная подоплека, не связанная только лишь с прагматизмом, заботой о кошельках родителей юных жителей России и социальным равенством.

Чернышов

Б. Чернышов. Фото: Александр Щербак/ТАСС

Плоды реформ

Как уже говорилось выше, в наши дни идет война с традиционной русской системой образования, сформировавшейся еще в годы империи, с определенными видоизменениями перекочевавшей в советскую эпоху, и с большими потерями дожившей до наших дней. Инноваторы, засевшие в министерстве образования и Рособрнадзоре, поставившие цель штамповать из русских детей «идеальных потребителей» и «эффективных менеджеров», уже превратили сдачу школьных экзаменов в аналог викторины под названием ЕГЭ. Их стараниями в наших школах по дисциплинам, формирующим национальное и державное сознание человека, таким как русский язык, литература и история, нет единых для всей страны учебников.

Недавно же они заикнулись о необходимости ввести в школах России отвратительно показавшую себя в других странах постсоветского пространства двенадцатибальную систему оценки знаний учащихся. И, «развиваясь» в подобном ключе, мы очень скоро докатимся до уроков секспросвета и прочих подобных «достижений» западной системы образования.

Наверное, в результате подобных экспериментов русские дети стали больше знать, количество гениев, талантов, одаренных людей во много раз перекрыло показатели прошлых лет? Да вроде нет, нынче не наблюдается даже прорывов в сфере IT и информационных технологий, что, вопреки жестокой реальности той эпохи, демонстрировали наши соплеменники на пороге девяностых-нулевых.

Зато недели не проходит, чтобы школьники не оказались в эпицентре громкого скандала, прямиком затрагивающего нравственные устои нашей цивилизации.

Пятнадцатилетний сатанист сжег храм XVIII века — шедевр деревянного зодчества русского севера, — две дочери главы сельсовета, хихикая, отрубили голову котенку, одна, собственно, рубила, другая снимала на видео; за прошлый год произошли два нападения подростков с ножами и топорами на учителей и учеников школ, где они обучались сами...

И эти случаи множатся, растут как снежный ком, формируя образ современного школьника, который и ходит на учебу непонятно как и в чем, поскольку в современной российской образовательной системе и на сей счет никаких строгих предписаний нет, вопрос отдан на усмотрение самих школ, которые решают каждая на свой лад.

Кондопога

Пятнадцатилетний сатанист сжег храм XVIII века — шедевр деревянного зодчества в Кондопоге. Фото: www.globallookpress.com

А каким образ школьника был раньше? Где-то со второй половины семидесятых, а также в восьмидесятые годы прошлого века благодаря советскому кинематографу культивировался такой вихрастый, слегка разбитной, но интеллектуальный персонаж, который остроумно спорил с учителями, читал стихи, пел под гитару и приглашал девочек в кафе-мороженое. Она тоже была под стать ему — красивая, остроумная, за словом в карман не полезет, в меру скромна, но не забита, в меру активна и весела, волосы в косы, юбка уже чуть выше колен... Они не ниспровергали устоев, скорее, пытались сказать свое слово, хотя до конца, похоже, не понимали какое.

Ну а если еще раньше? А там еще интереснее: ремень с бляхой, фуражка, гимнастерка. Твердые убеждения, прямой взгляд. А с девочками — если только вальс. Потому как они с заплетенными косами, словно существа из поднебесных миров, в фартучках, с манжетками, воротничками. И если тех школьниц, а до них гимназисток и видели пьяными, то только «чуть» и исключительно от мороза. Конечно, дети во все времена оставались детьми, которым хотелось и подраться, и побегать, и поябедничать, однако что ни говори, а форма все-таки задавала тон и в том или ином виде формировала содержание.

Первыми были екатерининские барышни

Считается, что школьная форма в России появилась в 1834 году при Николае Первом, когда была утверждена общая система гражданских мундиров. Однако это не совсем так, поскольку пионерами, а точнее, «пионерками» в этом вопросе стали воспитанницы учрежденного еще Екатериной Второй в 1764 году Института благородных девиц. Форма девочек состояла из платья с коротким рукавом и вырезом, передника, пелеринки и нарукавников на тесемках. Но самая интересная особенность форменного платья состояла в том, что оно было разных цветов, в зависимости от возраста воспитанниц.

Впоследствии опыт Смольного во многом позаимствовали и другие женские гимназии, в которых форменные платья ввели только с 1886 года. Так, в государственных гимназиях (не путать с частными пансионами) девочек одевали в коричневые платья с высоким воротником и фартуки: черный, повседневный, и белый, праздничный. Дополнением к парадной одежде шли соломенные шляпки. Волосы барышням надлежало заплетать в косы с белыми и черными бантами под цвет передников.

Вернемся теперь к мужскому, точнее, мальчишечьему форменному костюму. И здесь попытки ввести мундиры для учащихся предпринимались еще до правления Николая Первого — при его отце Александре Павловиче. Так, с с самого открытия в 1810 году легендарного Царскосельского лицея его воспитанники были облачены в форму единого образца: темно-синий кафтан с красным стоячим воротником, красными же обшлагами рукавов и золотыми пуговицами. Мундиры младших ребят имели шитые серебром петлицы, старших — золотом. Впоследствии аналогичные с небольшими вариациями форменные мундиры были введены и для всех воспитанников остальных средних учебных заведений столичного Санкт-Петербурга.

школа

Фото: www.globallookpress.com

Ну а после вышеупомянутого 1834 года, согласно февральскому «Положению о гражданских мундирах», все учащиеся государственных гимназий и вузов должны были «иметь мундир темно-зеленого сукна с темно-синим суконным же воротником с золотыми или серебряными петлицами из галуна по округам... и носить им фуражки суконные темно-зеленые с околышком по цвету воротника».

Впрочем, учащимся столичных гимназий была оставлена их прежняя сине-красная форма. А уже в мае того же года было решено ввести аналогичные мундиры во всех гимназиях, отказавшись от темно-зеленых. Теперь гимназисты различных учебных заведений отличались друг от друга только выпушками фуражек.

При Александре Втором гимназическая форма менялась несколько раз, причем и по цвету — от зеленого до синего. А уже при Александре Третьем сформировался общий форменный вид гимназиста, который не претерпел радикальных изменений вплоть до краха империи и был частично заимствован в послевоенном СССР. Это, в первую очередь, перепоясанная ремнем с бляхой рубаха (блуза, гимнастерка, косоворотка), черные ботинки и фуражка гвардейского пехотного образца. Причем среди гимназистов считалось особым шиком «доводить» головной убор под собственный вкус: мять высокую тулию до состояния блина, натирать кожаный козырек до блеска, подгибать кокарду...

Фуражки в их изначальном виде были отличительным признаком малышей и презираемых мальчишечьим обществом зубрил и паинек. Естественно, головной убор армейского типа требовал и аккуратности, поэтому никакие пышные кудри или вьющиеся локоны у мальчиков-гимназистов не допускались. Общий цвет формы оставался серо-синим.

гимназист

Фото: www.globallookpress.com

Параллельно с гимназиями в Российской империи существовали и реальные училища, где упор делался больше не на гуманитарные, а на точные науки, и выпускники которых по умолчанию считались юношами более глупыми (что, конечно, не соответствовало действительности) и в своей массе менее родовитыми (что чаще всего действительности соответствовало), чем выпускники гимназий. Форма реалистов, собственно, напоминала гимназическую: те же перепоясанные ремнем с бляхой рубахи, те же фуражки, но, как правило, черного цвета. Что повсеместно провоцировало локальные кулачные бои между «черными» и «серо-синими», впрочем пацанам дай только повод...

форма

Фото: www.globallookpress.com

От забытого старого до школьного сепаратизма

После падения русской империи в 1917 году новые власти упразднили и гимназическую форму (равно как и сами гимназии) как «буржуазный предрассудок». И за парту дети в России советской стали ходить так же, как и на улицу — в том, что было у них, а точнее, у их родителей.

Возвращение школьной формы произошло только в 1949 году, когда стало окончательно понятно, что на космополитических принципах пламенных большевиков державу не построить и не укрепить, наряду с введением обязательного семилетнего образования. И что мы видим?! Да это, по сути, была та же дореволюционная гимназическая форма: серая у мальчиков и кофейная у девочек, с фуражками, перепоясанными ремнями с бляхами рубахами и черными ботинками у мальчиков и фартучками (черными и праздничными — белыми), бантами, воротничками, манжетами и, естественно, косами — у девочек. Только юбки у девочек стали заметно короче, чем у их предшественниц, теперь уже не в пол, а чуть ниже колена. И соломенных шляпок не стало. Да и на шеях учеников и учениц появились красные пионерские галстуки.

И даже образование впервые с 1918 года стало вновь раздельным, а воспитанники мужских гимназий с замиранием сердец шли на балы в гости к воспитанницам гимназий женских, которые ждали их с не меньшим волнением. А после вальсировали в актовом зале, после чего школьницы разбегались по домам чуть пьяными от эмоций и мороза. И не более того.

форма

Фото: www.globallookpress.com

Джинсы без джинсов

Весь этот своего рода Ренессанс русского имперского духа под коммунистическими лозунгами продолжался вплоть до смерти Сталина. После чего, в 1954 году, обучение девочек и мальчиков вновь стало совместным. А чуть позже — в 1962 году — изменилась и мальчишеская форма: гимназический мундирчик был заменен на мешковатый серый костюм (для летнего времени позволялись даже бриджи), к которому прилагался такого же цвета берет, носить который, правда, особо не любили. Но, что самое интересное, благообразная девичья форма осталась прежней. И была таковой (во всяком случае в начальных классах) вплоть до развала СССР.

В 1975 году советские мальчишки-школьники получили очередную форму, соответствующую, как бы сказали сейчас, «мировым модным тенденциям». Синие костюмы мальчиков с яркими шевронами на рукавах по фасону напоминали костюмчики джинсовые, что для активно пробивавшейся даже сквозь железный занавес эпохи рок-н-рола, хиппи и киновестернов было очень актуально. Хотя, конечно, шились не из джинсовой ткани.

Самое занятное, что в Украинской ССР, в то время как по всему Союзу вводилась «джинсовая» мода, ввели свои коричневые, далеко не самые симпатичные школьные костюмы. Но, как и во все времена, и в те годы хватало детей, которые хотели выделяться, поэтому ребятам из Москвы нередко привозили коричневую украинскую форму, а маленькими киевлянам из РСФСР — синюю. Поскольку страна была одна, и тот, и другой варианты были официально утверждены, и, соответственно, можно было позволить себе подобную комбинацию.

форма

 Фото: Олег Сизов/Фотохроника ТАСС 

Девочки тоже не желали отставать от прозападных мод, и по всему Союзу начался отказ от кос и бантов, вместо которых заплетали хвостики (с ними всевозможные заколки), а то и вовсе распускали на плечи то, чем Бог наградил. Но, конечно же, длина юбок, которые укорачивали в ателье или собственными силами, с тех пор стала головной болью приставленных блюсти общественную мораль педагогов, нередко перед началом учебного дня встречавших своих воспитанниц с линейками. Что стало актуально и для старшеклассников мужского пола, ибо в моду тогда стали входить «неуставные» брюки-клеш и длинные волосы у парней.

В 1980-е годы старшеклассникам (после восьмого класса) мужского пола ввели однобортные темно-синие костюмы-двойки, не имевшие ни военно-державного лоска, ни модного флера, выглядевшие довольно буднично и уныло. А в последние годы СССР с восьмого класса парням стало позволяться и вовсе носить обычные однобортные классические костюмы без изысков. Зато у девочек-старшеклассниц в РСФСР появились симпатичные синие костюмы-тройки, нередко с плиссированными юбками в комплекте.

Любопытно, что в других республиках СССР одновременно с этим придумали собственные школьные формы для старшеклассниц, что, по сути, было свидетельством нарастания в стране центробежных тенденций. Но пока этой угрозы всерьез никто не воспринимал и тревоги не бил, напротив, ушлые модницы из разных республик начали обмениваться комплектами друг с другом.

Одновременно с этим школьные педагоги практически перестали бороться с «модельными прическами», пошли послабления и в вопросах обуви: девочкам стали разрешать открытые босоножки, мальчикам — кроссовки и кеды. А на Крайнем Севере школьницам и вовсе позволили носить брюки...

форма

Фото: www.globallookpress.com

Пора вспомнить

Что любопытно, накануне распада СССР школьная форма внезапно стала дефицитом и пропала из магазинов. Дело в том, что обычной повседневной одежды в то время было уже практически не достать, поэтому взрослые стали выкупать школьную форму и перешивать на свой лад.

Понятно, что отказ от школьной формы в стране произошел на фоне банкротства красной идеологии. И как родители с энтузиазмом ходили на митинги всевозможных Народных фронтов, их дети цепляли вместо пионерских значков значки с символом анархии и слоганом «Не учите меня жить» и расписывали пионерские галстуки на манер рокерских бандан с черепами с костями и названиями любимых рок-групп.

Однако, как это часто бывает у нас, борясь с наследием большевизма, мы поступили с точностью по заветам большевиков: «До основанья, а затем...» И, как говорят, «вместе с водой выплеснули ребенка». В последовавшие за отказом от единой формы и единой страны годы дети девяностых ходили в школы, чтобы похвастаться перед сверстниками либо новой джинсовкой, либо новым спортивным костюмом — все зависело от уровня развития того или иного региона. А затем, не имея ума на то, чтобы обратиться к собственной традиции, школьные руководители повводили в школах «шотландки», чтобы как в Гарри Поттере.

И так тихой сапой пришли к ЕГЭ. Но вот что интересно, в последние годы в российских школах появилась традиция, пришедшая, как говорится, снизу: старшеклассницы стали надевать мамину школьную форму — ту самую, кофейного цвета, с фартучками, воротничками и манжетами — на выпускной.

Так говорит в нас наше корневое национальное подсознание. Может, стоит прислушаться к нему и вернуть державную русскую форму, за которой, глядишь, и содержание подтянется?

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Нужна ли нашему образованию пятибалльная система оценки знаний? Ядовитая школьная форма Неблагодарная изнанка благородной профессии: Почему в России не хватает учителей
Загрузка...
Загрузка...

Пресс-конференция Владимира Путина. Острые вопросы и итоги саммита Россия-США
В прямом эфире: