сегодня: 22/04
Святой дня
Мученик Гавриил Фомин

Уинстон Черчилль: Неудачник и двоечник, ставший величайшим британцем в истории

Уинстон Черчилль: Неудачник и двоечник, ставший величайшим британцем в истории

Нет человека, сыгравшего большую роль в британской истории, чем Уинстон Черчилль, который 5 апреля 1955 года из-за преклонного возраста и болезней подал в отставку с поста премьера Британии, которую спас, занимая этот пост, в годы Второй мировой войны

Вряд ли бы кто-нибудь помнил сегодня об Уинстоне Черчилле (1874-1965 гг.), если бы он был старшим сыном своего отца, лорда Рэндольфа Генри Спенсера Черчилля, 7-го герцога Мальборо. Попал бы в этом случае беспокойный молодой человек в Палату лордов и был потерян для британской и мировой истории. Но Уинстон был у своего занимавшего крупные государственные посты отца и американской матери третьим сыном, которому пришлось пробиваться в жизни, используя, конечно, и семейные связи, и свой элитарный статус, собственными усилиями. Впрочем, от плохо учившегося, упрямого, непослушного и часто подвергавшегося поркам учителей молодого человека, имевшего все шансы превратиться разве что в смелого рубаку-кавалериста, никто поначалу не ожидал блестящей политической, журналистской и писательской карьеры.

А ведь Нобелевская премия по литературе за 1953 год досталась бывшему и действующему премьеру не только по блату. В свободное от работы время, которое у Черчилля появлялось в основном только тогда, когда он находился в оппозиции, он рисовал и был художником средней руки. Сегодня его полотна продаются дороже, чем картины создателя третьего рейха Адольфа Гитлера, с которым они никогда лично не встречались, хотя несколько раз были близки к этому. Кстати, партнёр Черчилля по антигитлеровской коалиции Иосиф Сталин был неплохим поэтом, высоко ценившимся на своей малой родине в этом качестве ещё в старой России.

Журналист и авантюрист

Черчилль, получивший весьма скудное для людей его круга образование, стал известен в обществе и ворвался в большую политику через публицистику и писательство, личное участие в качестве младшего офицера и одновременно корреспондента ведущих английских газет в будораживших общественность военных кампаниях. Он проявлял в них безумную храбрость и щедро делился впечатлениями со своими читателями. Его не брали американские пули на Кубе, где он освещал как журналист военные действия, будучи приписанным к испанской армии в ходе войны с США. Его не смогли убить воинственные мусульманские повстанцы на границе с Афганистаном и в Судане, немецкие пули и снаряды в окопах Первой мировой войны. Его не взорвали в последний момент заодно с британским командованием греческие коммунисты в отеле "Великобритания" в Афинах в декабре 1944 года, хотя, как рассказывал автору этих строк один из участников этой отменённой в самый последний момент операции греческий национальный герой Манолис Глезос, для этого всё было готово, и британцы ни о чём не подозревали.

Уинстон Черчилль, чтобы о нём узнали, прошёл все "горячие точки" и мог много раз погибнуть. Фото: www.globallookpress.com

Черчилля, в отличие от очень не любившего ездить на фронты Сталина, спасшего его, похоже, от смерти в Афинах, постоянно тянуло на рискованные авантюры. Как в плане разработки провальных военных операций вроде Антверпенской, Галлиполийской, Дьепской и других, так и в личном плане. Он мог оказаться в числе немногих уцелевших после лихой кавалерийской атаки на фанатиков-махдистов. Сбежать из бурского плена и потом дружить с одним из своих тюремщиков — бурским полевым командиром, — затем с британским военачальником и южноафриканским премьером Яном Смэтсом. Он смог избежать гарантированной гибели от огня собственных зениток и истребителей, когда пилотируемая им самим гигантская летающая лодка потеряла при подлёте к Англии с другого берега Атлантики ориентацию и вошла в воздушное пространство королевства со стороны оккупированной немцами Франции. О том, кто в ней находится, мало того, сидит за штурвалом, на земле, разумеется, никто не знал, как и то, что это вообще английское, а не немецкое воздушное судно, которое непонятно с каким грузом приближается к Лондону.

Его не зря называли бульдогом

Будучи неуживчивым, острым на язык, он часто конфликтовал с виднейшими представителями британского истеблишмента и несколько раз, по идее, должен был навсегда покинуть политику. Потому что ещё постоянно терпел и в ней неудачи. Но он всегда возвращался. Когда становилось очень тяжело и воли других политиков не хватало, британская элита знала, кто никогда не откажется от власти, даже тогда, когда казалось, что Британия вот-вот капитулирует перед Гитлером.

Лишь один Черчилль, имевший звание полковника, но считавший себя моряком, мог бросить в лицо британцам в самую трудную минуту:

Мне нечего предложить, кроме крови, тяжёлого труда, слёз и пота".

И укрепить пошатнувшуюся мораль нации после катастрофы в Дюнкерке словами:

Мы будем сражаться на пляжах".

И при этом пробурчать про себя:

И мы будем бороться с ними (немцами — прим. «Царьграда») донышками разбитых пивных бутылок, потому что это всё, что у нас есть!" 

О Черчилле можно рассказывать бесконечно, много и долго. Хотелось бы кратко остановиться только на двух вещах: его вкладе в историю и отношении к России.

Что сделал Черчилль для мировой истории

Главный вклад Черчилля, игравшего заметную роль в национальной политике уже с начала ХХ века, в британскую и мировую историю заключается в том, что он не сдал Британию Гитлеру, которого "раскусил" значительно раньше других. Он быстро понял, что идея выращивать бесноватого фюрера для борьбы с коммунизмом очень рискованная и может плохо закончиться для её авторов, прежде всего для Британии, правящий класс которой намеревался использовать гитлеровскую Германию против СССР. Поэтому когда Гитлер заключил пакт со Сталиным и начал войну в Европе, именно Черчиллю и предложили стать премьером. В том, что Британия устояла, во многом его заслуга. Идеологические разногласия не помешали Черчиллю сотрудничать со Сталиным в борьбе с Гитлером, хотя он не изменил своего отрицательного мнения о коммунизме.

Второй главной заслугой и одновременно драмой Черчилля является то, что в борьбе с Гитлером ему пришлось пожертвовать в обмен на всестороннюю помощь со стороны США... Британской империей. К концу войны Британия превратилась в младшего партнёра Америки, которой стала передавать свои колониальные территории и функции мирового жандарма. Обедневшая из-за войны и потерявшая в течение нескольких лет после неё свою империю, Британия была в любом случае неспособна играть свою прежнюю роль. Заслуга Черчилля и его политики, которая продолжалась и после его ухода с поста премьера в конце Второй мировой войны, состоит в том, что Британия лишилась своей империи достаточно безболезненно. Она была фактически демонтирована в героическую эпоху борьбы с нацизмом и отодвинута этим на второй план. Британцы и не заметили, как оказались без империи, над которой не заходило солнце. Британия потеряла колониальные территории и была избавлена от возросших издержек по их управлению, но сохранила исходившие оттуда финансовые потоки, возложив при этом на американцев всю тяжесть поддержания в мире западного господства в новых условиях.

Ну и, наконец, Черчилль после анонсированной им же в своей Фултонской речи холодной войны на практике способствовал тому, чтобы она всё-таки не переросла в горячую, хотя однажды и предлагал американцам использовать против СССР ядерное оружие. Правда, в другой раз он же удержал США от его применения в Азии.  

Отношение к России

Что касается России, то Черчилль занимал в отношении неё достаточно здравые, с британской точки зрения, позиции. Он был ярым противником большевистской революции, безуспешно призывая британский правящий класс, который её во многом и организовал, "задушить большевизм в колыбели". Если бы таких деятелей, как он, было больше тогда в британском руководстве, в котором преобладали сторонники "торговли с людоедами", курс российской и мировой истории мог бы быть иным.

Черчилль без колебаний поддержал СССР в войне с Гитлером, хотя и считал, что "нацистский режим неотличим от худших черт коммунизма" и что "за последние 25 лет никто не был более последовательным противником коммунизма", чем он сам.

Премьер-министр Британии Уинстон Черчилль: "За последние 25 лет никто не был более последовательным противником коммунизма, чем я". Фото: www.globallookpress.com

Не беря ни одного слова обратно, он сказал в своей речи 22 июня 1941 года: "Я вижу русских солдат, стоящих на пороге своей родной земли, охраняющих поля, которые их отцы обрабатывали с незапамятных времён. Я вижу их охраняющими свои дома; их матери и жены молятся — о да, потому что в такое время все молятся о сохранении своих любимых, о возвращении кормильца, покровителя и защитника. Я вижу десятки тысяч русских деревень, где средства к существованию с таким трудом вырываются у земли, но где существуют исконные человеческие радости, где смеются девушки и играют дети. Я вижу, как на всё это надвигается гнусная нацистская военная машина с её щеголеватыми, бряцающими шпорами прусскими офицерами,... только что усмирившими и связавшими по рукам и ногам десяток стран. Я вижу также серую вымуштрованную послушную массу свирепой гуннской солдатни, надвигающейся подобно тучам ползущей саранчи. Я вижу в небе германские бомбардировщики и истребители с ещё не зажившими рубцами от ран, нанесённых им англичанами, радующиеся тому, что они нашли, как им кажется, более лёгкую и верную добычу... И затем мой разум возвращается на годы назад, в дни, когда русские войска были нашим союзником против того же самого смертельного врага, когда они сражалась с огромным мужеством и твёрдостью и помогли одержать победу, плодами которой им, увы, помешали воспользоваться".

Британский премьер тогда заявил, что у правительства Её Величества "лишь одна-единственная неизменная цель":

Мы полны решимости уничтожить Гитлера и все следы нацистского режима. Ничто не сможет отвратить нас от этого, ничто. Мы никогда не станем договариваться, мы никогда не вступим в переговоры с Гитлером или с кем-либо из его шайки. Мы будем сражаться с ним на суше, мы будем сражаться с ним на море, мы будем сражаться с ним в воздухе, пока с Божьей помощью не избавим землю от самой тени его и не освободим народы от его ига. Любой человек или государство, которые борются против нацизма, получат нашу помощь. Любой человек или государство, которые идут с Гитлером, — наши враги... Отсюда следует, что мы окажем России и русскому народу всю помощь, какую только сможем. Мы обратимся ко всем нашим друзьям и союзникам во всех частях света с призывом придерживаться такого же курса и проводить его так же стойко и неуклонно до конца, как это будем делать мы".

Черчилль не скрыл, что это будет помощью и его собственной стране: "Нападение на Россию — не более чем прелюдия к попытке завоевания Британских островов. Без сомнения, он (Гитлер — прим. «Царьграда») надеется завершить всё это до наступления зимы, чтобы сокрушить Великобританию до того, как флот и военно-воздушные силы Соединённых Штатов смогут вмешаться... Поэтому опасность, угрожающая России, — это опасность, грозящая нам и Соединённым Штатам, точно так же как дело каждого русского, сражающегося за свой очаг и дом, — это дело свободных людей и свободных народов во всех уголках земного шара".

Правда, с конца 1943 года, когда Черчилль убедился, что Красная Армия побеждает и может разбить немцев и без Второго фронта, и что она тогда принесёт коммунизм в Европу, его энтузиазм в отношении Москвы и его коллеги по "большой тройке" — Сталина — поубавился. В конце войны он уже предлагал использовать сдавшихся союзникам в плен немецких солдат против СССР в рамках операции "Немыслимое". Он уговаривал президента США Франклина Рузвельта быть жёстче с Москвой.

Увы, такова политика — вечных врагов и друзей в ней не бывает. Любопытный штрих к портрету британского премьера. Когда во время Тегеранской конференции Сталин с Рузвельтом разыграли Черчилля, предложив расстрелять ради будущего прочного мира соответственно 100 тысяч и "всего" 49 тысяч немецких офицеров, тот в ярости опустошил бокал с бренди, заявив, что его страна никогда не станет казнить честных борцов, воевавших за свою родину. После этого в расстроенных чувствах Черчилль бросился вон из помещения, но был перехвачен и возвращён на место ухмыляющимся Сталиным. Советского лидера, зная о нем всё, британский премьер по-своему уважал, всегда автоматически вставая, когда диктатор входил в комнату, где тот находился.

На Тегеранской конференции Сталин с Рузвельтом разыграли Черчилля и нередко объединялись против него. Фото: www.globallookpress.com

Черчилль на склоне лет

Проиграв выборы в мае 1945 года, несмотря на рекордную популярность в годы войны, Черчилль возглавил оппозицию, но занимался в основном литературным трудом, за который и получил вскоре Нобелевскую премию. В октябре 1951 года в возрасте 76 лет и уже в совсем плохой физической форме он вновь стал премьером, а ещё через год Британия оказалась третьей в мире ядерной державой после США и СССР. В этот же год в этой стране появился новый монарх — ныне здравствующая королева Елизавета II. А ещё через год Черчилль стал наконец сэром, когда новый монарх пожаловала легендарному политику членство в рыцарском ордене Подвязки.

И всё же 5 апреля 1955 года совсем больному Черчиллю пришлось по состоянию здоровья подать в отставку. Отсутствие у руля опытнейшего мастера сразу дало о себе знать. Сменивший Черчилля на посту премьера Энтони Иден "сгорел" на следующий год в Суэцком кризисе, в котором СССР вместе с США выступили против Британии, Франции и Израиля.

Черчилль скончался 24 января 1965 года, заранее спланировав грандиозные похороны самого себя. Ему было бы стыдно за Британию, если бы он увидел, что с ней в конце концов стало.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Новости, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости

Новости партнеров





Наверх