Тяжело ли жить "непобеждённым". Разговор по душам с боксёром Муратом Гассиевым

  • Тяжело ли жить непобеждённым. Разговор по душам с боксёром Муратом Гассиевым

Мы встретились с Муратом Гассиевым в Челябинске, где он с 17 лет тренировался в школе бокса, а теперь числится на заочном в университете физкультуры. Время от времени Мурат приезжает закрыть долги по экзаменам, встретиться со студентами, родственниками и журналистами вроде нас

Мы договорились сразу: ни слова о политике. Это особенно актуально перед важнейшим событием в мире бокса — финалом Всемирной боксёрской суперсерии, где российский боксёр Гассиев встретится с украинцем Александром Усиком. Бой будет судьбоносным для обоих спортсменов.

Мы узнали о том, как идёт подготовка, не сдают ли нервы, а в целом разговор был не столько о спорте, сколько о жизни.

Анна Вавилова: Мурат, как вообще жить со статусом "непобеждённый"? С одной стороны, это звучит величественно, а с другой — это же ужасная ответственность не только перед собой, а перед фанатами и перед страной?

Мурат Гассиев: Конечно, ответственность чувствуется, но я никогда не обращаю на это внимания. Просто выхожу на ринг, делаю свою работу, ну и, конечно, не хочется всех этих людей расстраивать. Хочется радовать их победами, дарить положительные эмоции, я делаю это, как могу.

А.В.: Вы говорите, что стараетесь об этом не думать, но шлейф фанатов всё равно за вами тянется. Не тяжело жить под таким пристальным вниманием?

М.Г.: Конечно, тяжело, особенно, когда уставший, но это часть моей работы, часть моей жизни, нужно с трезвой головой принимать внимание. Пока я с этим справляюсь, слава Богу. Тяжело, но от этого не уйти.  

А.В.: Как это произошло, вы помните этот момент? 

М.Г.: Да ничего такого не было. Я просто выиграл, начали по телевизору показывать, люди стали узнавать — дома, на родине, в России, во Владикавказе, где я родился. Люди стали больше подходить, просили сфотографироваться. Это, конечно, было приятно, но я как-то всё равно со стеснением к этому отношусь, и сейчас это для меня очень непривычно.

А.В.: Какой была ваша первая победа? Расскажите о ней не столько как о свершившемся факте, сколько о ваших эмоциях.

М.Г.: Самая значимая победа для меня была, когда я боксировал в городе Челябинске. Был такой фестиваль боевых искусств, если можно так сказать, "Битва за Россию". Тогда я выиграл свой первый молодёжный титул чемпиона мира по версии WBC. Я мечтал об этом очень долго, мне дали этот шанс, и я им воспользовался — нокаутировал в третьем раунде грузинского боксёра. Это была самая значимая для меня победа на тот момент. Потом был ещё один титул. Но основной мировой титул был в бою с Денисом Лебедевым. В 2016 году в Москве дрались. Тогда всё непросто складывалось. Эмоций было море.

А.В.: Вы бы сейчас повторили тот бой? Может быть, исправить какие-то ошибки хотели?

М.Г.: Конечно, повторил, где-то были ошибки, над которыми можно бы было поработать. Но что ни делается, всё к лучшему. Я перенял для себя некий опыт после этого боя. Дальше — больше.

А.В.: Проснулись-то вы знаменитым после какого боя?

М.Г.: Я и сейчас не просыпаюсь знаменитым. Я знаменит только тогда, когда мне поднимают руку и когда на меня надели два пояса. Вот это, может быть, момент славы, момент знаменитости. Я отправился в гостиницу, разобрал свою сумку, лёг спать, проснулся — и как будто ничего и не было.

А.В.: Расскажите о своих боксёрских кумирах. Они есть или, может быть, были в детстве?

М.Г.: Когда я был маленьким, ещё даже боксом не занимался, по телевизору показывали бои Майка Тайсона. И мы с братом смотрели передачу "Ночь нокаутов на НТВ". Я всегда смотрел, а потом начал заниматься боксом. Я хотел быть на него похожим, какие-то моменты отрабатывал для себя. Потом рос, мозгов прибавлялось, и я понял, что нужно быть самим собой, развиваться как личность, не нужно быть похожим на кого-то. Можно взять для себя какие-то моменты, которые будут полезны, но подражать никому не нужно, нужно быть самим собой.

А.В.: Почему вы бокс выбрали, а не какое-нибудь другое единоборство?

М.Г.: У меня мама причастна к спорту, она в университете в волейбол играла, тяжёлой атлетикой занималась, брат — вольной борьбой. У нас во Владикавказе очень хорошие борцовские традиции, много олимпийских чемпионов, чемпионов мира. Я тоже пробовал побороться, на дзюдо ходил, в футбол играл, но душа не лежала. Как-то случайно зашёл в зал бокса... и сердце ёкнуло.

А.В.: И ёкнуло сердце у вашей мамы, наверное?

М.Г.: Поначалу. Она меня всегда поддерживала в любых моих начинаниях, и когда я на борьбу ходил, на дзюдо, всегда была только "за". Ну, а бокс — уже чуть другой вид спорта, там, я думаю, каждая мать бы так реагировала: твоего ребёнка бьют, и это нагрузка... на маму. Но она это нормально восприняла и по сей день меня всегда поддерживает. Мой самый главный болельщик.

А.В.: Волнуется ужасно?

М.Г.: Волнуется. Но этого не показывает. Иногда, конечно, эмоции берут верх, но в основном старается держать себя в руках.

21 октября 2017 года, Нью-Джерси, США. Мурат Гассиев после победы над Кшиштофом Влодарчиком. Фото: www.globallookpress.com

А.В.: Вы в детстве сами начали заниматься? Вас мама не заставляла, как мамы это обычно делают? Пинают детей, пока те не начнут... Вы сами, осознанно ходили заниматься?

М.Г.: Когда я был маленьким, мама в основном на работе находилась. Для неё самое главное было, чтобы я не бегал по улицам, а был причастен к спорту или к тому, что любая мать хочет для своего ребёнка: чтобы он рисовал, пел, на танцы ходил. Я был всегда в спорте. Брат меня с самого детства в ежовых рукавицах держал, постоянно заставлял тренироваться.

А.В.: Дисциплина у вас есть какая-то особая? Говорят, что у профессиональных спортсменов жизнь вообще не сахар: надо и диету соблюдать, и вставать вовремя, и вообще не жизнь, а какая-то пытка сплошная...

М.Г.: Да, это обратная сторона медали. Все думают, что боксёру легко: дали пояс, второй пояс, третий, вышел на ринг, помахал кулаками... За последние три года я большую часть времени — 9-10 месяцев из 12 месяцев в году — нахожусь в тренировочном лагере. Тренируюсь, подолгу не вижу семью, своих друзей, и это такие жертвы, на которые должен идти профессиональный спортсмен для достижения высоких результатов.

А.В.: Вы живёте большую часть года в Калифорнии?

М.Г.: Да, в городе Биг-Бэр высоко в горах — 2300 метров над уровнем моря. Озеро, красивые закаты. Когда утром бегаешь — зайчики, белочки по дороге... Для меня это лучшее место для тренировок!

А.В.: Ну домой-то хочется, нет разве?

М.Г.: Бывает, конечно, но это минутная слабость. Нужно стиснуть зубы и двигаться вперёд. Если я хочу помочь своей семье и близким, мне нужно трудиться и проводить время там, за океаном.  

А.В.: Но вы всё-таки можете назвать себя патриотом России?

М.Г.: Конечно, я патриот своей страны и не вижу своей жизни в другой, встречу старость в России — на другую страну не променяю.

А.В.: А когда для боксёра наступает старость?

М.Г.: Это зависит уже от его здоровья и показателей. У кого-то очень короткая карьера, у кого-то в супертяжёлом весе она только к 35 годам на пик выходит, не угадаешь. Пока у тебя есть возможность и здоровье, нужно максимально делать всё, чтобы быть чемпионом.

А.В: Как вы себе представляете жизнь после вашей карьеры?

М.Г.: Я даже не хочу думать, что будет после завершения карьеры. Сейчас бокс занимает всё мое время, это самое главное.

А.В.: Очень трогательная подробность: вы в одном из своих интервью сказали, что находиться на ринге, вести бой проще, чем общаться с противоположным полом. Что-то изменилось с тех пор?

М.Г.: Ничего не изменилось. Я отвечаю на какие-то вопросы, которые мне люди задают, не для того, чтобы посмешить или удивить. Это мои внутренние ощущения, то, что мне сердце подсказывает. Кого-то это тронуло, кого-то посмешило, но так и есть — тяжело мне со слабым полом общаться. Не знаю, почему.

А.В.: Расскажите тем, кто хочет построить такую же карьеру, как у вас. Молодые парни ведь считают, что для того, чтобы стать чемпионом мира по боксу, нужно быть железным человеком, никаких вредных привычек, ты должен быть исключительно дисциплинированным. 

М.Г.: Идеально никогда не получится. Если так будет, ты просто с ума сойдёшь. Если будешь, например, каждый день в 22:30 ложиться спать, то это может ударить по психике. Или не покушать сладкое, как ребята, которые занимаются весогонкой. Нужно, конечно, делать себе поблажки, отдыхать, чтобы голова твоя была готова к этому.

А.В.: Удаётся отдохнуть? Как вы отдыхаете?

М.Г.: Для меня лучший отдых — это провести время с семьёй, с друзьями во Владикавказе. Поехать в горы, погулять и подышать свежим воздухом, гулять с племянниками.

А.В.: А сколько у вас племянников?

М.Г.: Двое: Тамерлан и Милана. Милане пять лет, Тамерлану три года.

А.В.: Скучаете по ним?

М.Г.: Очень.

А.В.: Бывает, что настолько соскучились, что всё бросили, сорвались и домой поехали?

М.Г.: Никогда такого не было. Хочется, конечно, домой. Там, где я тренируюсь, мягко говоря, нелегко, очень много приходится переносить, но, опять же, без этого не будет результата.

А.В.: В чужой стране всегда сложно ассимилироваться, особенно в достаточно взрослом возрасте. Вам удалось найти там близких людей?

М.Г.: Один из самых близких людей для меня в Америке — мой тренер Абель Санчес. С первого дня, как я приехал в Америку, у нас с ним сложились хорошие отношения. Также я общаюсь с Геннадием Головкиным, лучшим боксёром независимо от категории. И из Челябинска ребята, из Миасса: Денис Шафиков, Константин Пономарёв и ещё некоторые, с кем мы очень хорошо общаемся.

А.В.: Геннадий Головкин как-то помогает вам в тренировках? Может быть, советы даёт ценные?

М.Г.: Конечно, помогает, я всегда перенимаю его советы, потому что он в боксе многого добился, много что видел. Выслушать совет такого боксёра — большая честь. Я благодарен своей команде за то, что они мне предоставили возможность тренироваться в Биг-Бэре у Абеля Санчеса, рядом с Геннадием Головкиным. Большое спасибо им за это.

А.В.: Совсем скоро настанет время финала Всемирной боксёрской суперсерии, где вы встретитесь с украинским боксёром Александром Усиком. Можно ли сказать, что этот бой станет самым главным в вашей жизни?

М.Г.: Да, я буду встречаться с украинским боксёром в следующем бою, он — олимпийский чемпион, в профессионалах не проиграл ни одного боя, чемпион мира по двум версиям. На данном этапе моей карьеры это самый опасный и самый серьёзный соперник. Нужно отнестись, как я всегда это делаю, с полной серьёзностью, с полной ответственностью к этому бою, к подготовке, сделать всё возможное и невозможное для победы.

А.В.: Эксперты говорят, что его основной конёк — это скорость. Что он очень проворно движется по рингу. Это может быть проблемой для вас?

М.Г.: Никогда не слушаю мнения экспертов. У меня есть своя команда — те люди, с которыми я уже много лет работаю. Это работа с компанией "Урал Бокс Промоушен" во главе с Евгением Ванштейном, мой директор Алексей Васильев, мой тренер Сланов Виталий Константинович, сейчас мой американский тренер Абель Санчес. Для меня важно их мнение. И самое главное — подготовиться на 12 раундов морально и физически, то есть, повторюсь, сделать всё для победы.

А.В.: Вы уже начали готовиться к этому бою или, может быть, и не прекращали подготовку?

М.Г.: Я начал готовиться к этому бою, как только надел боксёрские перчатки и перешёл в профессионалы. Моя мечта была с самого начала стать абсолютным чемпионом мира. И вот остался маленький шажок до этой цели. Сейчас нужно собрать все силы в кулак и сделать это.

А.В.: Планируете перейти в супертяжёлый вес после суперсерии?

М.Г.: Да, это моя мечта, но на сегодняшний день я нахожусь в тяжёлом весе, нужно выиграть следующий бой, объединить пояса, а дальше мы уже обговорим с командой наши следующие планы и будем думать, как дальше жить.

А.В: Александр Усик, с которым вам предстоит встретиться уже в мае этого года, — глубоко верующий православный человек. А вы как относитесь к религии?

М.Г.: К религии отношусь положительно. У каждой нации, каждого народа своё вероисповедание. Отношусь хорошо.

А.В.: Ходите в храм?

М.Г.: Не скажу, что часто, но хожу, ношу крестик, молюсь всегда перед боями, перед сном, перед дорогой...

А.В.: У вас в семье было заведено ходить в храм, или вы сами к этому осознанно пришли?

М.Г.: Сам. Я чувствую, что мне это помогает и мне это нужно. И когда мне нужно, я молюсь и обращаюсь к Богу за помощью.

А.В.: Как вы считаете, нет диссонанса между боксом и православием? Ведь бокс всё-таки провоцирует агрессию, а православие о другом?

М.Г.: Перед каждым своим боем я молюсь Богу, чтобы он дал мне силы, чтобы в первую очередь я вернулся здоровым к своей семье. Я уверен в том, что связь между религией и этим спортом есть.

А.В.: Спасибо!

М.Г.: Вам спасибо!

Битва браузеров: Как Microsoft её проиграл, а Google выиграл Сколько еще триллионов "угрохает" ЦБ на "оздоровление" банков
Ссылки по теме:

Президент WBC заявил, что бой Головкина и "Канело" состоится

Зомбоящики, демоны и хейтеры: Российский боксёр назвал виноватых перед Украиной

Медведи и лепреконы. Почему молчит Конор Макгрегор?

Оставить комментарий

Загрузка...