Типология неверия. Часть 2

  • Типология неверия. Часть 2

Авторская рубрика заведующего кафедрой богословия Московской духовной академии протоиерея Павла Великанова «Мысли о вере»

Телеканал «Царьград» продолжает публикацию на страницах своего сайта цикла богословских статей протоиерея Павла Великанова, объединённых авторской рубрикой «Мысли о вере». Сегодня автор продолжает размышлять о феномене неверия. На этот раз – на примере отрекшегося от Господа и Его Церкви бывшего протоиерея и профессора Ленинградской духовной академии Александра Осипова.

* * *

Религия построена на антиномиях и признании ограниченности человеческого познания. Поэтому для тех, кто считает разум единственным критерием истинности, при изучении религии возникает масса кажущихся противоречий, которые не позволяют признавать религию истиной. На пути к религиозной истине такие люди встречают теоретические препятствия научно-философского характера, и, не умея их преодолеть в силу ограниченности своих познаний и узости своего кругозора, они встают на путь неверия. Такое «научное» неверие отрицает за верою всякую достоверность.

Необходимо отметить, что границы человеческого познания простираются не только на предметы невидимого мира, но и на элементарные понятия бытия, стоит лишь копнуть глубже. Что такое жизнь, смерть, любовь, ум и т. п. – по существу не может сказать никто: при этом у каждого есть совершенно очевидное представление об этих базовых понятиях человеческой жизни.

Яркий пример такого псевдонаучного неверия – апостат Александр Осипов, бывший профессор Ленинградской духовной академии, публично отрекшийся от веры и основной причиной своего отречения назвавший именно недостоверность Священного Писания. В своеобразном манифесте «Отказ от религии» (письмо в газету «Правда») Александр Осипов говорит:

Да, я, профессор кафедр священного писания Ветхого завета и древнееврейского языка ленинградских православных духовных академии и семинарии, бывший их инспектор, магистр богословия и протоиерей, порвал с церковью и религией. Я публично исповедал свой, занятиями, наукой достигнутый, последовательный атеизм, к которому пришел после долгой, большой внутренней борьбы и пересмотра своего мировоззрения.

Я ушел из мира, который теперь понимаю как мир иллюзий, отхода от реальности, а часто и сознательного обмана во имя обогащения, отошел, имея за плечами 48 лет жизни, из которых почти 25 простоял на средних командных постах православной церкви. Как же я пришел к этому? Кратко: через честное историко-критическое изучение Библии, через тщательное изучение истории религий, через наблюдение за развитием естественных наук, через изучение философии диалектического материализма и, наконец, через самую нашу советскую действительность, властно зовущую на свои единственно правильные пути[1].

Советский атеистический пропагандист Александр Осипов. Фото: pravoslavie.ru

Примечательно, что Осипов апеллирует именно к научному знанию и своё неверие представляет как неверие именно научное:

Все это вместе взятое выработало во мне твердое убеждение, что ни бога, ни какого бы то ни было духовного «потустороннего» мира не существует, а любая религия является иллюзорным, надуманным отражением в человеческом сознании не познанных еще тайн природы, законов общественных отношений, психологических и физиологических особенностей самих людей. Поддерживая в людях упование на милость несуществующего бога, его святых и ангелов, религия тем самым обманывает человека, уводя его от живого дела в мир фантазии, подменяя практически полезную деятельность бессмысленными «подвигами» душеспасения вроде постов, молений, совершения обрядов, жертвований на церковь и т. п.[2]

Но в то же самое время сам же Осипов показывает и настоящие, а не декларируемые причины своего отступления:

«Я не мог не чувствовать глубокого противоречия между философией и практикой церкви. На самом деле: если бог всеблаг, вездесущ, свят, добр, отдал сына своего для спасения мира, то зачем же надо сотнями раз творить так называемую «молитву иисусову»? Зачем надо сотни раз повторять «господи, помилуй!», вычитывать, словно магические заклинания, «каноны» и «правила»? Часы и часы требовала церковь на молитвы. Их читали по привычке, не вникая в слова, на них старались нарочно «настроить», «воспламенить душу». И все это считалось спасительным и нужным. Но кому?! Богу? Бессмыслица! Людям? Но жизнь убеждала на каждом шагу, что после часового молитвенного бормотания в храме или дома люди, выходя за порог, снова бранятся, клевещут, словно бы оставив за этим порогом всю шелуху красивых слов. И тот, кто добр сам по себе, остается добрым и без «молитвенных подвигов», а дурной остается дурным.

А само богослужение? Кому нужны эти заученные повороты, поклоны, жесты, воздымания рук, дешевые эффекты? Богу? Но тогда он просто любитель дешевого балагана, в котором устраивались представления акробатов и фокусников. Или людям? Да, говорят, людям! Это психологически настраивает, смягчает, создает настроение. Для чего? Разве влияет эта мишура на души? Да сколько раз я еще в те годы слышал от людей, что вся театральность богослужений их только отвлекает от молитв, и они предпочитают ходить в храмы в будние дни, когда все проще и беднее...»[3]

При этом Осипов постоянно напоминает, что «углубленное, подлинно научное сравнительное изучение религии дало моему формировавшемуся многие годы атеизму то последнее звено, которого мне недоставало. Все у меня встало на свои места. Мир религии представился единым процессом развития превратных представлений и суеверий, отражением земных отношений в пустых небесах, где нет места никаким высшим духовным силам»[4].

Примечательно, как известный духовник игумен Никон (Воробьёв) прокомментировал в одном из писем своим духовным чадам это отпадение Осипова от веры:

«Дорогой...! Ты, конечно, прочитал статью в «Правде» за 5/XII А. Осипова. Твое отношение, да и всякого не глупого человека понятно. Мне бы очень хотелось знать подробнее и лучше, как отнеслись учащиеся. Понятно ли им, что этот несчастный показал себя в своей статье таким нравственным ничтожеством (главное, не замечая этого), что статья производит на читателя действие обратное тому, чего хотел автор. Он и сам не оправдался и религии не повредил, а показал, что Господь обнаруживает в свое время скрытых иуд и выкидывает их из Церкви.

Игумен Никон (Воробьёв). Фото: pravoslavie.ru

Обратил ли ты внимание, что в разделе о молитве перед словом «богослужение» стоят три точки. Я не сомневаюсь, что здесь было какое-то пакостное слово. Даже редакция не сочла возможным напечатать его. Дух, водивший его пером, всю свою злобу излил главным образом на богослужение и на молитву Иисусову. Обрати на это внимание! Падший человек во время молитвы, искренней и правильной, входит в общение с Творцом мира, получает от Него великие милости и силу отгонять могучего духа, мнящего быть равным Богу. Как можно стерпеть это унижение! Вот и он изливает свою злобу и ненависть на молитву и богослужение. Пусть поймут все значение и силу молитвы и милость Божию к нам, падшим!

Несчастный Александр своими словами о молитве показал, что он никогда ни разу не помолился, а следовательно, никогда и не верил в Бога. Он и отрекается не от Бога, не от христианства, а отрекается от того представления о религии и Боге, которое он имел. Самое отречение его не есть результат искренних сомнений, искания. Нет. Слишком ничтожны указанные им самим причины отречения. Видно, что он человек практичный, человек мира сего. Пока положение его было более или менее прочно, пока можно было получать изрядный оклад – он маскировался под верующего, целовал руки архиереев, презираемых им, и «готовил юношей к пастырской деятельности». Когда же положение его стало колебаться, то он решил обеспечить себе твердое положение на другом фронте.

Пока могут еще использовать его отречение и за это принять к себе, он поспешил это сделать, пока не поздно. Когда Иисус Христос, после насыщения пяти тысяч, стал говорить о хлебе жизни, многие отошли от него, потому что не могли принять Его слов. Они поступили честно. Их плотское мудрование не могло возвыситься до Духа Истины. Но Иуда не покинул Иисуса Христа, потому что носил ящик с деньгами и пользовался ими для себя. Он надеялся и на большее. Наравне с другими он ожидал воцарения Мессии со всеми выгодами для себя. Когда же узнал, что Иисус Христос не собирается на земле устроить Свое царство, узнал, что его ожидает смерть, то использовал для себя и это: он перешел в лагерь врагов Его, предал Христа и получил тридцать сребренников. Ведь все равно Ему умирать! Недаром отрекающихся в настоящее время от Христа сравнивают с Иудой. Делается это не для оскорбления отпадших (они достойны великой жалости), а потому что в обоих случаях есть общее душевное устроение: без веры, а по выгоде шли за Христом, по выгоде и продали. Однако предатели никогда и нигде не пользовались доверием, а тем более уважением. «Мавр сделал свое дело, мавр может и уйти»... Не было у Александра искренности до отречения, нет ее и в отречении. Он – психологический «юрод», построивший здание на песке. От небольшого искушения оно пало, и «было падение его велие»[5].

Случай с бывшим протоиереем и профессором Ленинградской академии Осиповым – хорошее подтверждение тому, что Божественная Премудрость не может войти в лукавую душу и обитать в теле, виновном в грехах. О том, насколько опасно неочищенному от грехов и страстей приступать к исследованию богословских вопросов, говорит святитель Григорий Богослов: «Любомудрствовать о Боге можно не всем, потому что способны к сему люди, испытавшие себя, которые провели жизнь в созерцании, а прежде всего – очистили, по крайней мере очищают, и душу, и тело. Для нечистого же, может быть, небезопасно и прикоснуться к чистому, как для слабого зрения – к солнечному лучу»[6].

Неудивительно, что отречению Осипова предшествовало сначала прекращение священнослужения (по причине болезни ног), затем – вступление в запрещённый канонами вторичный брак. Как пишет один из его бывших учеников, «клирик, перестающий служить литургию, постепенно нравственно деградирует. То, что Осипов после своего второго брака никогда более не совершал Таинства, подготовило его уход. Остальное (в том числе и позитивистский взгляд на многие историко-церковные и канонические проблемы) этим лишь усугубилось»[7].

Книга историка Сергея Фирсова о трагедии бывшего протоиерея Александра Осипова. Фото: pravoslavie.ru

Не менее показателен и следующий факт: в газетной статье, декларирующей его отказ от веры, Осипов вспоминал, как он колебался, стоит ли ему принимать сан священника: его смущала, во-первых, необходимость носить рясу, во-вторых, нелюбовь к богослужению: «Вторым «но» для меня явились… богослужение и молитвенное словоблудие православия»[8]

Согласно исследованиям современного церковного историка Михаила Шкаровского, ещё за 9 лет до публичного отречения Осипов уже состоял в должности «секретного осведомителя ленинградского уполномоченного Совета по делам Русской православной церкви», а само отречение произошло по приказу сотрудников КГБ в рамках кампании по публичным отречениям священнослужителей[9].

Антицерковная пропаганда хрущёвских времён. Фото: pravoslavie.ru

Известно также, что перед смертью «Осипов тяжело заболел и написал покаянное письмо Святейшему Патриарху Алексию I с просьбой принять его в общение с Церковью. Святейший ответил, что Александр Осипов может быть допущен к Причастию Святых Христовых Таин после письменного опровержения своего отречения через газеты. Опровержения не последовало»[10]

----------------------------------------------------------------------------------------------

[1] Осипов А. А. Отказ от религии – единственно правильный путь. ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ ГАЗЕТЫ «ПРАВДА» / / http://www.atheism.ru/old/OsiAth1.html. Сохранена орфография автора.

[2] Отказ от религии – единственно правильный путь. ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ ГАЗЕТЫ «ПРАВДА» / / http://www.atheism.ru/old/OsiAth1.html

[3] Там же.

[4] Там же.

[5] Никон (Воробьёв), игумен. Нам оставлено покаяние. Режим доступа: https://azbyka.ru/otechnik/Nikon_Vorobev/nam-ostavleno-pokajanie/2. Сохранена орфография и пунктуация автора.

[6] Св. Григорий Богослов. Слово 27 // Вера и жизнь христианская по учению святых отцов и учителей Церкви. Сост. Н. Сагарда. М., 1996. с.1.

[7] С. Фирсов. Атеист и друг Ваш Александр Осипов. Режим доступа: http://www.ng.ru/style/1999-11-03/16_osipov.html

[8] Осипов А. Отказ от веры – единственно правильный путь: Письмо в редакцию // Правда. 1959. 6 декабря. С. 4.

[9] Шкаровский М. В. Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущёве. — М., 1999. — С. 370. См. также: С. Фирсов. Атеист и друг Ваш Александр Осипов. Режим доступа: http://www.ng.ru/style/1999-11-03/16_osipov.html

[10] Никон (Воробьёв), игумен. Нам оставлено покаяние. Режим доступа: https://azbyka.ru/otechnik/Nikon_Vorobev/nam-ostavleno-pokajanie/2

Оставьте email и получайте интересные статьи на почту

Загрузка...

Ссылки по теме:

Главное событие для души нашей

Вера и наука: Почему защита первой диссертации по теологии столкнулась с проблемами

Оставить комментарий

Почему отток иностранных инвестиций – это хорошо США дали Порошенко ещё один шанс
Новости партнёров
Загрузка...
Загрузка...