сегодня: 20/09
Святой дня
Преподобный Макарий Оптинский

Теология: незваная гостья или родоначальница наук?

Теология: незваная гостья или родоначальница наук?

Каково место и будущее теологии в системе российской науки? Существует ли конфликт между религиозным и научным мировоззрениями?

Об этом и многом другом +Царьград+ побеседовал с ректором Поволжского православного института имени Святителя Алексия, митрополита Московского, доктором философских наук, протоиереем Димитрием Лескиным.

- Отец Димитрий, сегодня в России празднуется День науки. И буквально недавно "паспорт" ВАК после долгих перипетий, наконец, получила теология. Каково ее место в системе российской науки? Служанка, незваная гостья или, напротив, родоначальница всех наук?

- Действительно, в День российской науки актуально сказать несколько слов и о такой совершенно законно в последние годы сформировавшейся у нас в России научной области, как теология или богословие. Естественно, до сих пор у многих возникает вопрос, а может ли теология восприниматься именно как наука? Наверное, в том смысле, как наукой воспринимаются биология, химия, физика и естествознание в целом, не может. Но в этом же смысле не могут восприниматься науками и философия, и филология, и культурология, да, собственно, все гуманитарные дисциплины.

Здесь разделение идет по линии, о которой известный немецкий философ Генрих Риккерт писал как о разделении наук о природе и наук о культуре. Соответственно, у каждой из них есть своя проблематика и свое содержание. Теология же, богословие, в этом отношении сильно отличается. Ее нельзя путать ни с религиоведением, ни с культурологией, ни с историей конфессий. Потому что теология - это наука в особенном смысле.

- В чем же эта особенность?

- С одной стороны, богословие (и вообще религиозный дискурс) стало источником любых других последующих познаний о мире, о человеке, о природе. Собственно, именно религиозное воззрение на мир было первичным. И отнюдь не из-за того, о чем говорил в свое время Фридрих Энгельс: мол, именно страх перед неизведанным в природе послужил появлению религиозного мировоззрения. На самом деле религиозное мировоззрение изначально глубоко укоренено в человеческом сознании.

С другой же стороны, мы знаем, что религиозное учение о мире, о жизни, о человеке предполагает, что само сознание ученого, сознание теолога религиозно. И вот в этом - серьезное отличие теолога, например, от религиоведа и от любого другого светского ученого, который может верить и может не верить. А вот теолог не может не верить. "Кто не молится, тот не богослов", - это известная формулировка аввы Евагрия Понтийского IV века. Думается, она хорошо известна любому специалисту в области гуманитарных наук.

- А каким вам видится будущее теологии как науки и теологического образования в России?

- Конечно, умалять значение богословия нельзя. Глубоко убежден, что если мы хотим стать по-настоящему высшей школой, войти в мировой образовательный процесс (а сейчас в этом направлении делается очень много), то мы просто неизбежно должны придать теологии хотя бы тот статус, который есть в классических европейских вузах. А мы знаем, что в любом европейском университете не просто осуществляется базовая теологическая подготовка. В классификаторе специальностей, который предоставляют западные вузы (будь то Кембридж, Оксфорд, Хальдерберг, Тюбинген), теологическое образование занимает весьма почетное место. Поэтому в настоящее время в России диалог между наукой светской и наукой религиозной продолжается. И более того, он активизирован.

- И тот факт, что осенью минувшего года теология в нашей стране официально получила паспорт как научная специальность, - тому пример?

- Совершенно верно, с вхождением теологии в классификатор научных специальностей появляется не только возможность получать высшее теологическое образование. Теперь мы надеемся уже в скором будущем и писать научные работы, и защищать научные степени собственно по теологии, а не по другим гуманитарным специальностям, как прежде. Но этот процесс только набирает обороты.

- Тем не менее и сегодня многие считают, что религиозное и светское мировоззрения являются взаимоисключающими, ну или как минимум неизбежен их конфликт?

- История этого вопроса колоссальна. И в Античности, и в Средние века, и особенно в Новое время диалог между религией и наукой развивался непросто. И очень часто он шел по пути возвращения блудного сына, или наоборот, отторжения блудным сыном своих родительских истоков. И в роли блудного сына выступала именно новая европейская наука, которая заявила о своем праве не считаться ни с какими другими формами знаний, в том числе религиозными. Особенно ярко - в XVII-XVIII веках.

Эпоха Просвещения, собственно, и проходила под знаменем этого "всепобеждающего торжества науки", которая считала сама себя "царем и богом". Слава Богу, что это время уже во многом пережито, и тот классический этап развития науки (историки науки об этом прекрасно знают) давно пройден. Случились и пост-, и неклассический, и даже постнеклассический этапы, где все совершенно по-другому меряется. И утверждения, что истина постижима исключительно посредством математизированного естествознания, далеко в прошлом.

- То есть сегодня можно говорить о том, что религия и наука, наконец, пришли не просто к возможности сосуществования, но и к диалогу?

- Да, именно сейчас в ученом сообществе диалог между религией и наукой проходит не только активно, но и очень, очень плодотворно. И чтобы не умножать сущности, здесь можно вспомнить замечательные слова, которые повторяли многие философы, в том числе и не очень религиозные. Так, например, Фрэнсис Бэкон говорил о том, что "малый глоток" науки может отвести человека от Бога, но большой ее "глоток" вновь приводит человека к религиозному миросозерцанию. И еще мне очень нравится мысль Федора Михайловича Достоевского, которая встречается во многих его произведениях - и в "Бесах", и в "Дневнике писателя", что религиозные люди ни в коем случае не должны бояться науки.

Плоха полунаука. Вопиющее невежество, которое, однако, облачает себя в ризу всезнания. Плохо, когда наука начинает претендовать на то, что ей не свойственно, выполнять мировоззренческую функцию или даже функцию судьи и вершителя. Вот именно тогда религия и наука могут войти в противостояние. Но здесь любой адекватный ученый скажет: наука значительно переходит те границы, ради которых она создана и в рамках которых она может приносить неизмеримую пользу всему человечеству. 

ДОСЬЕ

Возвращение теологии в российскую научную семью (из западной, несмотря на процессы секуляризации, она никогда не исключалась) началось в 1990-е годы. Так, еще в декабре 1993 года приказом заместителя министра образования был утвержден государственный стандарт по направлению бакалавриата "Теология". Однако официальное принятие государственного стандарта по теологии затянулось (против этого выступили религиоведы, в большинстве - вчерашние советские специалисты по "научному атеизму").

Ситуация сдвинулась с мертвой точки в 1999 году, когда в Минобразования было направлено письмо, подписанное Патриархом Московским и всея Руси Алексием, президентом РАН Юрием Осиповым, президентом Российской академии образования Николаем Никандровым и ректором МГУ Виктором Садовничим с просьбой принять государственный стандарт по специальности "Теология".

В итоге в августе 1999 года между Министерством образования и Московской Патриархией был подписан договор о сотрудничестве. Затем, в феврале 2000-го, на заседании Межведомственного совета специальность "Теология" была внесена в Перечень направлений и специальностей высшего профессионального образования. А уже в апреле того же года приказом Министерства образования и науки Российской Федерации специальность "Теология" была включена в Перечень направлений подготовки и специальностей высшего профессионального образования (в разделе "Гуманитарные и социально-экономические науки").

Но только десятилетие спустя, в январе 2011 года, министр образования и науки России Андрей Фурсенко издал приказ "Об утверждении и введении в действие федерального государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования по направлению подготовки 033400 Теология (квалификация (степень) "магистр")". Это открыло путь теологии к вхождению в государственный перечень научных специальностей. И наконец, 25 сентября 2015 года президиум Высшей аттестационной комиссии (ВАК) при Министерстве образования и науки утвердил в России паспорт научной специальности "Теология", придав ей официальный статус.

В настоящее время на территории России действуют следующие учебные заведения православной направленности:

- Общецерковная аспирантура и докторантура имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия;

- московские и санкт-петербургские духовные академии и семинарии;

- Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет;

- Российский православный университет;

- Поволжский православный институт имени святителя Алексия, митрополита Московского (Тольятти);

- Новосибирский Свято-Макарьевский православный богословский институт;

- Царицынский православный университет имени преподобного Сергия Радонежского (Волгоград);

- около 35 духовных семинарий;

- свыше 20 духовных училищ.

Помимо этого при российских светских вузах действуют около 40 кафедр теологии.

 

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх