С вами хотят поговорить украинцы: Тайны миротворческих спецопераций России
Фото: Alexandr Graschenkov / Globallookpress
Политика

"С вами хотят поговорить украинцы": Тайны миротворческих спецопераций России

29 мая отмечается Международный день миротворцев ООН. В этот день в 1948 году началась первая операция по поддержанию мира на Ближнем Востоке. С тех пор более миллиона миротворцев ООН из разных стран приняли участие в 72 операциях.

Один из них – капитан I ранга в отставке, участник миротворческих миссий ООН в Западной Сахаре, Конго, Ближнем Востоке, Косово, Абхазии и Южной Осетии Владимир Пермяков. Он рассказал об особенностях своей работы и о том, что если в советские годы миротворцы являлись частью равных противоборствующих блоков во главе с США и СССР, то после развала Советского Союза их статус поменялся – Запад фактически взял под собственный контроль международные организации и установил там своё понимание. Так прошли 90-е годы, пока Россия формировалась как сильное самостоятельное государство. Сегодня наши силы снова способны контролировать соблюдение мира в регионе присутствия и самостоятельно решать сложные конфликты.

В.П.: Ооновская организация создавалась по инициативе Иосифа Виссарионовича Сталина, Франклина Рузвельта и Уинстона Черчилля. Могу привести слова Иосифа Виссарионовича, который сказал, что через три-четыре-пять поколений придут политики, которые не будут помнить тех ужасов, страхов и гадостей этой войны. Поэтому в обязательном порядке нужно создать эту организацию, которая бы, несмотря на сменившиеся поколения, могла противостоять подготовке войны. Теперь мы видим, что сменились поколения, и его слова оказались пророческими. Они не помнят войны, не знают её, в Европе пришли к власти потомки буржуазно-либеральных правительств, потомки тех, которые смещены после Великой Отечественной войны.

После 90-х годов снова возникли военные конфликты, и классическое миротворчество применялось, уже не функционировали договорённости с Советским Союзом и американцы подчиняли себе все международные организации, заняв в них руководящие должности, и навязывали свои варианты миротворчества. Произошли изменения во всех странах социалистической ориентации.

С возрождением России стало меняться и миротворчество. Параллельно с американским возникло наше миротворчество. Это и участие в Приднестровье, и в Южной Осетии, Абхазии, это среднеазиатские республики – там присутствовали войска стран СНГ, а по сути это были миротворческие силы России.

– В каких операциях сегодня участвуют миротворцы России?

В.П.: В целом считается несколько десятков конфликтов, в которых миротворческие войска ООН присутствуют, но Россия участвует не во всех миссиях, а лишь в ключевых операциях в виде наблюдателей. Военный контингент у нас в Приднестровье, в Карабахе – это новая форма доминирования в миротворческом управлении. Там Россия самостоятельно проанализировала, разработала и выполнила миротворческую роль, которая давно уже назревала.

– За каким из недавних конфликтов вам приходилось наблюдать лично?

В.П.: В 2008 году я был направлен в Грузию для взаимодействия с международными организациями – ООН, ОБСЕ и другими структурами от воинского контингента. Я не очень был обрадован началом информационно-психологического отпора со стороны России, попросил дать мне инициативу и разработал концепцию по принуждению Грузии к миру. Нам нужно было сильное предложение международному общественному мнению в виде миротворческой составляющей. И тогда я понял, что если мы  назовём наши действия принуждением Грузии к миру, они найдут отклик в мировой общественности, найдут понимание и внутри страны, в том числе среди либеральных кругов наших, так оно и получилось.

– Бывали ли какие-то конфликтные ситуации между представителями миротворческих сил из разных стран?

В.П.: В той же Грузии был интересный случай с представителями украинских миротворцев в 2008 году. Вечером вдруг мне звонок – а я был офицером взаимодействия с иностранными службами и организациями. Мне звонок со стороны ООН: "С вами хотели бы поговорить представители украинского контингента в составе миротворческих сил ООН". Я говорю: "Пожалуйста, никаких проблем". – "Мы хотели бы с вами встретиться. Давайте на вашей территории".

Я говорю: "Уже поздно". – "Ну давайте встретимся в кафе, мы оплатим". Я думаю, ну удивительно – ребята так же, как и я, получали выплаты со стороны ООН и своего государства, но не такие, что позволяли налево-направо ходить по дорогим ресторанам. Но я согласился, а зачем приходили ребята, я понял в четыре часа ночи, когда грузинская сторона начала обстреливать. Я понял, что здесь украинские ребята, скорее всего, приходили по наводке, по предложению или британцев, или американцев. Им нужна была информация 7 августа 2008 года, что знают русские, насторожены ли мы.

– С какими угрозами сталкиваются наши миротворцы?

В.П.: Угрозы нашим миротворцам в каждой стране свои. Например, в Конго была представлена значительная наша группа военных наблюдателей, и кто-то из сторон конфликта решил обезглавить вооружённые группировки и уничтожить военные склады. Рядом с военными складами находились наши миротворцы. Естественно, осколки снарядов, взрывавшихся предметов летели в округе на большие расстояния. В том числе и на веранды домов, где проживали наши миротворцы. Там же, когда вспыхнула попытка военного переворота, наши миротворцы были заблокированы в одном из зданий на восьмом этаже, и для того чтобы покупать себе еду, они на верёвках передавали деньги местным жителям, проживавшим этажом ниже. Местные жители ребятам покупали продовольствие, и несколько дней они с балкона наблюдали шедшие боевые действия. Нашим штабом миротворческого контингента им было рекомендовано не выходить на улицу, поэтому они наблюдали всё с балкона. Они видели и горящие танки на улицах Киншасы, видели и трупы, валявшиеся в кюветах.

Угрозы бывают и во время патрулирования, когда местные банды останавливают воинские патрули и, как правило, забирают машины, оборудование, документы и еду. Бывало, например, когда наш наблюдатель приехал в Иерусалим, разместился в Русской православной миссии в Иерусалиме, и вдруг ему звонок: "Почему Советский Союз нам не поставляет оружие?" А к утру его машина порублена топором, колёса пробиты, крыша помята. Вот такие были угрозы.

Например, в Анголе шли боевые действия в пригороде Луанды, недалеко от аэропорта, в котором находились миротворцы из России. Пули свистели, снаряды недалеко разрывались – это тоже потенциальная угроза жизни.

В целом уровень подготовки наших военнослужащих позволяет локализовать возникающие угрозы, предусмотреть, предупредить их и быть готовыми ко всему. Все они понимают, что являются военнослужащими и приехали не на отдых, а в страну, где идут боевые действия.

– Как относится к нашим миротворцам в стране их пребывания местное население?

В.П.: Так сложилось, что наши ребята всегда, это я ответственно заявляю, потому что сам участвовал, сам видел эту реакцию, – они всегда проявляли дружелюбие, уважительное, доброжелательное отношение к местному населению и в разговоре, и в работе. Например, будучи в Конго, я руководил там миротворческим учебным центром по первичной подготовке воинских контингентов, в первую очередь, по взаимоотношению с местным населением. Так вот, все воинские контингенты, первоначально прибывавшие в этот регион, проходили подготовку в том центре, которым руководил я. Там были миротворцы из Латинской Америки, Азии, Африки.

Яркий пример – в 2008 году, когда наши войска были в Грузии, я специально попросил солдата изобразить в одном из грузинских сёл поломку автомобиля, мы вышли в небольшом селе – сначала вездесущие мальчишки подбежали, потом ближе стали подходить. Когда ребята распаковали сухпаёк и стали угощать мальчишек, появились старейшины. Потом старейшины прислали местного автомеханика, отремонтировать автомобиль. И что они нам сказали вслед? "Верните нам Советский Союз"!

– Расскажите интересный случай из вашей карьеры.

В.П.: Был случай в 1991 году, когда, возвращаясь из дальнего похода, наш корабль зашёл в порт Констанца, Румыния, и там встречался с кораблём-штабом 6-го флота США. А мы на этом же корабле с ними встречались на Мальте, когда шли переговоры Буша с Горбачёвым. Они приходили к нам на корабль, мы ходили на их корабль для проведения обмена сувенирами.

Я был знаком с командиром, со старшим помощником, и вдруг встречаемся в Румынии накануне 18 августа, ГКЧП, и их странное поведение меня удивило. Я доложил командиру похода о том, что очень подозрительное поведение, он переговорил с американским адмиралом. А на следующее утро американские матросы во время утренней зарядки облепили борт нашего крейсера. А на следующий день мы поняли, что они уже были в курсе того, что готовилось 19 августа в нашей стране.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Афера "Открытия": В краже триллионов никто не виноват? Русские миротворцы сделали своё дело: Пашинян снова поблагодарил Путина США хотят отобрать у России статус главного миротворца в Закавказье
Загрузка...