Россия Ильи Глазунова: Распятая и Вечная
Илья Глазунов. Фото: www.globallookpress.com
Россия Общество Культура

Россия Ильи Глазунова: Распятая и Вечная

Ровно год назад, 9 июля 2017 года, отошел ко Господу великий русский художник, патриот и монархист Илья Сергеевич Глазунов

«Россия. Красиво». Наверное, именно в этих, последних, словах Ильи Глазунова – основа жизни и творчества приснопамятного мастера. Творчества, которое невозможно охарактеризовать односложно.

Художник? Безусловно. И подтверждением тому – миллионы ценителей его картин.

Учитель? Несомненно. Тысячи любящих учеников Ильи Сергеевича с благодарностью вспоминают его не только в дни памяти, но каждодневно.

Творец смыслов? Возможно, это – самое главное. И хотя подлинных единомышленников Глазунова, проникшихся не только его картинами, но и книгами и публичными выступлениями, несколько меньше, именно на нас ложится непростая задача – донести до русских людей то, о чем мастер говорил кистью и пером, печатной машинкой и живым словом. То, о чем Илья Сергеевич в очередной, возможно сотый или даже тысячный раз, сказал в одном из своих последних интервью Телеканалу «Царьград»:

Русский – это тот, кто любит Россию, но и тот, кто входит в ее становой хребет. Создатели Империи Российской были великороссы, славяне. Им, мне думается, сегодня нужно поддерживать ту молодежь, которая стремится продолжить дело своих предков, понимает яростную схватку борьбы добра и зла, которая есть сегодня. Где поле битвы, по словам Достоевского, есть сердце человека...».

Смысловой хребет России

Глазунов

Художник Илья Глазунов во время презентации второго тома своей книги «Россия распятая» в Московской Государственной картинной галерее И.Глазунова. Фото: Сергей Мамонтов/ТАСС

«Россия распятая». Именно так называется монументальный публицистический труд Ильи Глазунова, книга, в которой мастер изложил не только собственные жизненные вехи, но и свое видение всей русской истории, а также будущего нашей страны. Книга, в которой он, не страшась обвинений в конспирологии, мракобесии, антисемитизме или даже «русском фашизме», детально вскрыл многовековую борьбу внешних сил с Россией как Третьим Римом, «последним окопом» православной цивилизации. Книга, которой дал понять, что Россия – для тех, кто ее искренне любит, а не для тех, кто пытается провести над ней очередной эксперимент, в очередной раз распять:

Определенная часть нашей интеллигенции не может простить мне то, что я люблю всем существом своим и помышлением нашу Россию в ее духовном значении русской национальной соборности. Что же любят они? Не историческую Россию, а некую демократическо-масонскую абстракцию «прав человека»? Но нельзя любить химеру вымышленности. Стыдно жить в России и не любить ее! Вот и договорились уже до изуверского лозунга: «Бей русских – спасай Россию». Сегодня это становится нашей трагической действительностью».

Илья Глазунов. Ангел Империи (интервью с Иваном Глазуновым)

В этих словах – вся горечь 1990-х, времени, когда Глазунов, всемирно признанный художник, отказался быть послушным придворным живописцем, за свое молчание получающим ордена и бюджетное финансирование. Илья Сергеевич не молчал, более того, именно тогда его голос стали воспринимать как надежду. Миллионы русских патриотов, ошельмованных лишь за то, что не боялись назвать себя собственным именем: русскими.

Но вместе с тем мастер не пошел на популистскую уловку – попытку скрестить русский патриотизм и большевистскую идеологию. Он всегда, еще с советских времен, когда за эти взгляды уже не расстреливали, но вполне могли лишить не только карьеры, а и свободы, оставался последовательным православным монархистом. Это было видно в его картинах, которые столь раздражали партийных функционеров, в 1990-е легко перекрасившихся из «марксистов» в «либералов», но сохранивших основу своей идеологии – русофобию. Брезгливую в публичных проявлениях, но трусливую, до дрожи – во внутренних.

Глазунов

И. Глазунов. Фото: www.globallookpress.com

Как бесов от ладана этих людей всегда в буквальном смысле корежило от одного слова «русский». Не говоря уже о том, как реагировали они на картины Глазунова. Как пытались запретить выставки Ильи Сергеевича, или хотя бы заставить его внести поправки в уже написанные полотна (так, известна история, когда один из партийцев ничтоже сумняшеся предложил мастеру заменить образ Христа в картине «Мистерия XX века» изображением Ленина).

Вы восторгаетесь? Я — за!
Но смущены, однако, вы:
Что ни портрет — одни глаза,
И всюду — одинаковы!

Прощание с Ильёй Глазуновым

Как ни странно, в этой издевке Александра Иванова (советского комика-пародиста из «Вокруг смеха») немало правды. Илья Глазунов никогда не был соцреалистом, но в том, как он передавал действительность, был особый, духовный реализм. А что еще столь тонко может передать духовную сторону бытия, как человеческие глаза? Тот самый русский взгляд, о котором в свое время очень тонко сказал Василий Розанов: «Посмотришь на русского человека острым глазком... Посмотрит он на тебя острым глазком... И все понятно. И не надо никаких слов. Вот чего нельзя с иностранцем».

Сто веков русского бытия

Глазунов

И. Глазунов "Вечная Россия". Фото: www.globallookpress.com

Друзья и коллеги Ильи Глазунова об уходе великого мастера

Лет тридцать назад во всех киосках «Союзпечати» продавался плакат размером А3 – репродукция картины Глазунова «Вечная Россия», которую мастер сначала хотел назвать «Сто веков» (и неслучайно, поскольку, по мнению Ильи Сергеевича, мы знакомы лишь с верхушкой айсберга русской истории, да и то весьма поверхностно). Для многих из нас (а автор этих слов в те годы был школьником) эта репродукция стала лучшим учебником истории Отечества, чем школьный курс «Истории СССР».

Вот – русские святые, как на иконах, и на первом плане – царевич-страстотерпец Алексей (без нимба, канонизации еще не было), а за ним – сто веков русского бытия. Воины и ученые, творцы русской словесности и злые гении: от Льва Толстого до Льва Троцкого… Вечная Россия раскрывается во всей полноте – от дохристианских времен до богоборческого XX века. Столетия, которое Илья Сергеевич испытал сполна: от довоенного детства, пришедшегося на годы, принесшие Русской Церкви тысячи новомучеников, и блокадного отрочества, когда будущий художник остался круглым сиротой.

Памяти мастера: 40 дней без Ильи Глазунова

И все же мастер не озлобился даже на трагическую советскую действительность, он вполне мог писать (и писал) строителей БАМа и колхозников. Но при этом всегда был певцом Православной Империи. Именно об этом Телеканалу «Царьград» замечательно сказала вице-президент Российского фонда культуры Елена Чавчавадзе:

Он был верноподданным России, Российской империи. То есть России, которая практически, как град Китеж, опустилась в те страшные годы безвременья, когда казалось, что советская власть – это навсегда. И он этот град Китеж у себя в квартире, у себя в мастерской создавал...».

И сегодня этот потаенный, невидимый Русский град, подобно описанному Федором Тютчевым Русскому Ковчегу, становится явью, всплывает. За считанные недели до ухода Ильи Сергеевича в Вечность, в его Галерее на Волхонке открылся Музей сословий России. Проект, который был очень важен для самого Глазунова, посвятившего этой теме десятилетия своей земной жизни. Через цветущую сложность русского народного быта в этом музее Вечная Россия раскрывается не просто как уникальная цивилизация (это и так очевидно), но как самобытный континент.

Илья Глазунов: Русский – это тот, кто любит Россию.

Памяти русских творцов

В то время, когда этот материал уже готовился к публикации, пришла скорбная весть: на 85-м году ушел из жизни глава Союза писателей России, доктор исторических наук Валерий Николаевич Ганичев, ровесник и многолетний соратник и единомышленник Ильи Сергеевича Глазунова. В свое время именно Ганичев в возглавляемой им «Роман-газете» впервые опубликовал «Россию распятую». Сопроводив ее своим предисловием:

Он утверждал дело России, ее искусства, ее истории, которые он постигал с детства, утверждал всегда. Собственно, об этом и книга. Любящий человек всегда видит в любимом больше хорошего, чем равнодушный. Любовь и есть познание. Поэтому так беспредельна красота, высота, одухотворенность, которые видит Илья Сергеевич в России, ее людях, ее природе. Родина для него светлая, единственная, великая, и хочет поделиться истоками постижения их, своими открытиями, раскрыть путь движения сердца сына Отечества».

Сегодня эти же слова можно обратить и к новопреставленному Валерию Николаевичу. И обратиться к Небесному Творцу со словами заупокойной молитвы об этих великих русских людях, русских творцах:

Во блаженном успении вечный покой подаждь, Господи, усопшим рабам Твоим Илии и Валерию и сотвори им вечную память!».

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

"Мне нужно свежее мясо": Азербайджанцы в Удмуртии издеваются над русскими девушками. Часть 1 Воспоминания об Илье Глазунове: Он был очень русским 88-летию Глазунова посвящается: В Москве открыт «Музей сословий России»
Загрузка...
Загрузка...