сегодня: 19/12
Святой дня
Святитель Николай Чудотворец

Роботы против врачей: кому стоит опасаться за будущее

Роботы против врачей: кому стоит опасаться за будущее

О том, какие сферы медицины будут автоматизированы, и стоит ли врачам опасаться за свое будущее - в материале Царьграда

Сейчас мы претерпеваем довольно болезненный экономический кризис, в том числе и в здравоохранении. Но все-таки технологии не стоят на месте, и многие сферы нашей жизни подвергаются автоматизации. В этом есть и плюсы, и минусы, но остается волнительный вопрос: заменят ли роботы врачей?

Об этом мы побеседовали с доктором медицинских наук, профессором, главным специалистом по лучевой диагностике в Москве, директором ГБУЗ "Научно-практического центра медицинской радиологии ДЗМ", президентом EuSoMII и московского отделения Pоссийского общества рентгенологов и радиологов (РOPP) Сергеем Морозовым. Он пояснил, какие сферы здравоохранения наиболее подвержены медицине, а в каких врачи могут вздохнуть с облегчением.

Максимальный потенциал автоматизации медицины - около 36 процентов

- Хотелось бы поговорить про роботов в медицине. В условиях, когда роботы появляются в самых разных сферах нашей жизни, возникает вопрос и насчет медицины. Насколько этот процесс глобален, уместно ли сегодня говорить о роботизации медицины?

- Глобально все это называется "автоматизация процессов". Она охватывает множество областей в жизни людей.

Так получилось, что образование и здравоохранение - это две области, которые, по международным отчетам, в наименьшей степени автоматизированы. В эти сферы медленнее всего проникают технологии, всевозможные замены алгоритмами, компьютерами, роботами.

Считается, что максимальный потенциал автоматизации медицины - это где-то 36%. Средний по отрасли. В каких-то - больше. Например, в моей отрасли заменить рентген-лаборантов более вероятно, чем заменить врачей.

Но это не стопроцентное покрытие. Бизнес-аналитики делают вывод, что все равно останется необходимость прямого человеческого контакта. То есть к врачу приходят в значительной степени за успокоением, за разъяснением, за объяснением. Не только за конкретными действиями.

Соответственно, проникновение алгоритмов автоматического анализа будет, но в разных областях медицины с разной степенью глубины погружения. Например, в стоматологии автоматизация минимальная. А вот в проведении исследований - лабораторных, радиологических, рентгеновских - степень автоматизации будет очень высокой.

Она будет проникать и в хирургию, и в процессы, которые связаны со стандартными функциями. Это, например, подготовка лекарственных препаратов, распределение препаратов.

Конечно, есть определенное сопротивление. Есть фактор, который связан с тем, что врачи не беспокоятся за проникновение компьютерных технологий. Но замены врача не произойдет.

В любом случае, компьютер или робот - это будет помощник, который позволяет врачу легче справляться со своей главной функцией - лечением пациента.

Могут автоматизироваться самые рутинные функции, а эксперты - останутся. Потому что функцию эксперта автоматизировать невозможно. Останутся и управленцы, которые координируют все процессы и создают ценность той или иной организации.

роботФото: www.globallookpress.com

Наибольший потенциал касается сбора информации

Банки, финансовые транзакции автоматизированы в очень высокой степени. Вы можете с банковской карточкой приехать в любую страну мира и провести транзакции. Но с вашей историей болезни вы не можете приехать в любую страну и передать эти данные.

В медицине очень низкая степень интеграции различных клиник, информационных систем, где хранятся данные пациента. Соответственно, внутри медицинской специальности автоматизация - это все то, что затрагивает стандартные процессы.

Когда идет работа с лекарственными препаратами, когда выполняются стандартные виды исследований, сканирование, томография, в том числе рентгеновские исследования. Это то, что связано с такими рутинными функциями, как снятие ЭКГ, различных параметров человека. Все, что касается сбора информации. Здесь - самый высокий потенциал автоматизации.

Количество датчиков увеличивается, они встраиваются во все возможные компоненты. Уже известен "интернет вещей" (концепция, в рамках которой создается широкая сеть устройств, подключенных к интернету, в том числе смартфоны, планшеты и вообще любые "вещи" - прим. ред.). Сейчас измерить пульс можно не только при помощи часов, но и наушников.

Вопрос хирургии

Наименьшая степень автоматизации - в том, что связано с общением и объяснениями. Все равно к врачу приходят за тем, чтобы услышать правильные наставления, подсказки, успокоиться, выбрать правильное лечение. Минимальная автоматизация будет в тех сферах, которые связаны с мануальными навыками.

А вот множество хирургических функций будут автоматизироваться, потому что будет расширяться применение компьютеров или вспомогательных компьютерных технологий - чтобы сделать более точными и предсказуемыми действия хирурга. Ранее очень многие хирургические операции были самостоятельным искусством, но сейчас и они раскладываются на набор действий, которые становятся предсказуемыми. Вспомните, несколько лет назад стали активно применять робота-хирурга Da Vinci.

Сначала говорили, что это только для радикальной простатэктомии. Но потом мы видим, как роботизированная хирургия стала приходить в совершенно другие области. И в эндокринную хирургию, и в гинекологическую.

Почему так популярная процедура роботизированной хирургии Da Vinci в США? Не только потому, что она лучше сохраняет качество жизни. Но потому, что намного удобней с помощью робота оперировать людей с ожирением, с очень большой массой тела. Где трудно лапароскопом перемещаться через эту жировую клетчатку.

медицинаФото: www.globallookpress.com

- Терапевты будут нужны?

- Как раз врачи общей практики, которые осуществляют прием пациента, однозначно будут нужны. Другое дело, что сократится дистанция между специалистом и пациентом. Вот это самое главное.

Потому что зачастую пациенту - везде, во всем мире, - чтобы попасть к правильному врачу, приходится пройти через несколько этапов. Сначала прийти к врачу общей практики, потом пойти к одному на исследование и, наконец, добраться до нужного.

Компьютерные технологии позволяют собрать больше данных. Например, человек обращается с жалобами. А мы уже знаем, как он спал, насколько у него стабильный или нестабильный сон, сколько он спит. Мы знаем, какой у него пульс, днем, ночью. Соответственно, имея эти данные, нам проще предсказать, какой врач нужен этому пациенту. Можно установить сигнальные лампочки, которые говорят, что у этого пациента может быть критическая ситуация, что его надо принять раньше. Делают очень много сейчас мобильных приложений, которые позволяют пациенту ввести основные свои жалобы - и тут же получить подсказку: вам надо обратиться к такому-то специалисту, вам надо обратиться в экстренную помощь, вам надо записаться на исследования. Это называется 3H. Система стандартизованного сбора анамнеза - очень перспективное направление, и таких моделей в мире много.

Телемедицина сейчас - много шума из ничего

- Уточните, пожалуйста, про Россию. Вы говорили про глобальные тенденции. А у нас?

- В России все перспективные направления абсолютно те же. Но в России есть особенности.

Во-первых, у нас множество решений разрабатывается на коленке и не от правильной медицинской помощи, а по принципу "вот мы сейчас придумаем какое-нибудь техническое решение, которое вы дальше, врачи, придумаете, как применить". Так это работает очень плохо.

Второе - то, что в России сейчас уже началась волна этого бума, связанного с телемедициной. Сейчас это просто будет первое время такой мыльный пузырь. Который надуется и в какой-то момент лопнет. Это нормально. Потому что появится масса компаний, которые будут предлагать псевдотелемедицинские решения, псевдоискусственный интеллект. Их будут покупать, они будут плохо работать, будут предъявлять судебные иски.

Просто потому, что нет достаточного регулирования стандартов качества. И сейчас это просто прекрасная рыночная ниша, для того, чтобы войти даже с плохим, но красивым решением, с хорошим маркетингом. Кто-то заработает, но боюсь, что это будет в значительной степени во вред пациенту.

Плюс, я понимаю, что велик соблазн разместить где-то в далеких регионах инфоматы, к которым можно подойти, приложить часть тела, которая болит, сказать: сейчас вас будет удаленно консультировать доктор. И это будет якобы являться медицинской услугой.

Поэтому я прекрасно понимаю беспокойство Минздрава о качестве телемедицинской услуги. Это правильно. Есть беспокойство по поводу идентификации пациента, тоже вполне понятно.

Но постепенно ситуация стабилизируется. Первое время я рекомендую быть очень осторожными с телемедицинскими решениями, потому что будет много шума из ничего.

Читайте по теме:

Ученые рассказали, когда исчезнут хирурги и писатели

В Дубае на работу заступил первый робокоп

Футурология или идеальное ИТ-будущее 

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх