Протоколы углеродных мудрецов

  • Протоколы углеродных мудрецов

Тема климатических изменений при обсуждении международных вопросов стала сегодня такой же привычной, как международная торговля или гонка вооружений

Изменение климата на планете — постоянная тема многих международных форумов. Киотский протокол, Парижское соглашение по климату и менее значимые соглашения, однако, климату не помогли никак, а вот некоторым конкретным людям, организациям и государствам — очень сильно. Россия, к сожалению, в число бенефициаров углеродной истерики не вошла. 

Вот, например, на прошедшем в начале нынешнего года в Давосе очередном Всемирном экономическом форуме одним из главных вопросов было обсуждение мер предотвращения возможной климатической катастрофы. Не раз эта тема поднималась и на ежегодных саммитах G-20. Этой темой уже почти с момента своего создания в 1968 году занимается такая международная организация, как Римский клуб. Уже не приходится говорить о бесчисленных мероприятиях по климатической теме в рамках ООН и ее специализированных учреждений: ЮНЕП (Программа ООН по окружающей среде), ЮНКТАД (Программа ООН по торговле и развитию), ВМО (Всемирная метеорологическая организация) и т. д.

Апогеем всего явилась Конференция по климату в Париже, посвященная климатическим изменениям. Она проходила с 30 ноября по 12 декабря 2015 года, и в ней принимали участие почти две сотни государств и юрисдикций. Это один из наиболее грандиозных международных форумов в истории человечества.

Почему тема климата сегодня стала столь актуальной?

Тема климатических изменений при обсуждении международных вопросов стала сегодня такой же привычной, как, скажем, международная торговля или гонка вооружений. Еще полвека назад о климате думали только метеорологи, геофизики и специалисты по сельскому хозяйству. Климат государственных деятелей, политиков, дипломатов в их профессиональной деятельности совершенно не интересовал. Что же произошло за эти полстолетия?

В конце 1960-х — начале 1970-х гг. в списке проблем, которые стали обсуждаться на мировых экономических, политических и научных форумах, появилась охрана окружающей среды, экологическая проблема. К этой теме неожиданно проснулся интерес в США, где в эти годы был принят ряд серьезных законов по охране атмосферы, водной среды и по борьбе с твердыми промышленными и бытовыми отходами. Своеобразным катализатором интереса к экологической проблематике в США, Западной Европе и других странах Запада стал созданный полвека назад Римский клуб — международная организация интеллектуалов, которая была призвана оценивать будущее человечества, определять возможные угрозы и вызовы и предлагать способы решения возникающих проблем. Римский клуб стал готовить доклады, содержащие просчитанные на мощных компьютерах прогнозы, что придавало убедительность оценкам, выводам и рекомендациям Клуба. Прогнозы эти прочили человечеству катастрофу.

Фото: www.globallookpress.com

При одних сценариях катастрофа должна была наступить в результате истощения природных ресурсов, при других — в результате загрязнения и изменения химического состава биосферы. Проще говоря, предсказывался экологический кризис. В лучшем случае он должен был привести к резкому ухудшению условий жизни людей (в том числе к росту заболеваемости и сокращению срока жизни), в худшем — к полной гибели человечества.

Римский клуб своими шокирующими докладами породил самую настоящую панику. В 1972 году ООН провела представительную международную конференцию по окружающей среде в Стокгольме. На конференции было принято решение об учреждении специализированного учреждения ООН — ЮНЕП (Программа ООН по окружающей среде). Выяснилось, что в рамках актуальной экологической проблематики существовало несколько угроз, связанных с повышением концентрации различных вредных веществ в биосфере.

«Парниковый эффект» и «тепловая смерть Земли»

Уже к концу 1970-х годов на первое место вышла угроза, связанная с так называемым «парниковым эффектом» в атмосфере Земли. Идея «парникового эффекта» была уже давно знакома климатологам, геофизикам, метеорологам. Она впервые была изложена еще в 1827 году французским физиком и математиком Жозефом Фурье в статье «Записка о температурах земного шара и других планет». Но в очень абстрактном виде.

Мысли Фурье были развиты и углублены в конце XIX века шведским физиком и химиком Сванте Аррениусом, который случавшиеся в истории Земли изменения температуры атмосферы связал с изменениями концентрации в ней углекислого газа (CO2). Наконец, в 1970-е годы прошлого века одновременно несколько авторов в разных странах неожиданно высказали примерно одну и ту же мысль: повышение температуры Земли в условиях промышленной цивилизации почти неизбежно. Причина — рост концентрации в атмосфере углекислого газа в результате гигантских и постоянно растущих масштабов сжигания угля, нефти, природного газа, других видов топлива промышленностью, транспортом, в быту. Дополнительный вклад в потепление могут вносить и некоторые другие газообразные вещества, например, метан, попадающий в атмосферу в ходе добычи углеводородов. Они получили название парниковых газов (ПГ).

Уже к концу 1970-х годов на первое место вышла угроза, связанная с так называемым «парниковым эффектом» в атмосфере Земли. Планете грозит потепление под влиянием техногенной деятельности. Фото: www.globallookpress.com

В общем, планете грозит потепление под влиянием техногенной деятельности. А потепление в свою очередь может привести к не очень просчитываемым последствиям для сельского хозяйства и условий жизни человека. Впрочем, некоторые последствия просчитываются: таяние ледников, повышение уровня мирового океана, затопление прибрежных территорий, в которых проживает значительная часть населения Земли. Под воду могут уйти многие города. В общем, над человечеством нависла угроза нового всемирного потопа.

Я лишь самыми общими штрихами описал апокалиптические картины, которые в последние десятилетия прошлого века стали рисовать некоторые специалисты по климату и окружающей среде. Эту тему с большой охотой стали подхватывать многие политики и государственные деятели. Даже с трибун международных организаций стали звучать слова «климатическая катастрофа», «климатический апокалипсис», «тепловая смерть Земли» и т. п. Выражаясь словами классика марксизма, идея «парникового эффекта» в кратчайшие сроки «овладела массами».

Глобальная мобилизация против «тепловой смерти». Киотский протокол

В итоге в 1992 году на международной конференции ООН по окружающей среде в Рио-де-Жанейро («Саммите Земли») была принята Рамочная конвенция ООН об изменении климата (РКИК). В ней декларировались общие принципы действия стран по этой проблеме. Документ был подписан более чем 180 странами мира, включая Россию и все другие страны бывшего СССР. Конвенция вступила в силу 21 марта 1994 года. Не сбавляя темпов, ООН продолжила борьбу с «тепловой смертью Земли», и в 1997 году на встрече в Киото (Япония) был согласован и подписан документ, который представлял собой конкретный план действий по реализации общих принципов РКИК. Этот знаменитый документ получил название Киотского протокола.

Протокол предписывал развитым странам и странам с переходной экономикой сократить или стабилизировать выбросы парниковых газов.

Первый период осуществления протокола начался 1 января 2008 года и продлился пять лет — до 31 декабря 2012 года. В течение последних двадцати лет Киотский протокол часто приводили в качестве примера того, как в глобальных масштабах можно решать проблемы охраны окружающей среды с помощью рыночных механизмов. Речь идет о механизме торговли квотами на выбросы парниковых газов (страны, у которых выбросы ПГ превышают квоту, могут покупать права на выбросы у тех стран, которые свою квоту не используют полностью). Основные обязательства взяли на себя индустриальные страны: Евросоюз должен сократить выбросы на 8%; США — на 7%; Япония и Канада — на 6%; страны Восточной Европы и Прибалтики — в среднем на 8%; Россия и Украина — сохранить среднегодовые выбросы в 2008-2012 годах на уровне 1990 года.

Киотский протокол: Россия, Китай, Индия, США и другие

27 сентября 2015 года на саммите Глобального развития в рамках Генеральной Ассамблеи ООН глава МИД РФ Сергей Лавров заявил о перевыполнении Россией своих обязательств по Киотскому протоколу и привел данные об уменьшении выбросов от энергетического сектора в России за последние 20 лет на 37%. Примечательно, что так называемые развивающиеся страны, включая Китай и Индию, обязательств по Киотскому протоколу на себя так и не взяли.

По состоянию на 25 ноября 2009 года Киотский протокол (КП) был ратифицирован 192 странами мира (на эти страны совокупно приходится 63,7% общемировых выбросов). Примечательно, что США (16% выбросов, здесь и далее оценка 2016 года) КП так и не ратифицировали, мотивировав это тем, что требования договора нанесут экономике США ущерб в размере 400 миллиардов долларов и оставят без работы 4,9 миллиона американцев. За пределами КП оказался также Китай (27,3% выбросов), Индия (6,8%), Канада (1,6%), а для большей части развивающихся стран, которые Протокол подписали, никаких обязательств не предусмотрено. Получается, что около половины всех выбросов СО2 никак не регулировались Протоколом.

Создается впечатление, что вся каша была заварена ради того, чтобы запустить рынок квот на выбросы ПК. Кто-то, судя по всему, рассчитывал заработать на этом рынке. Некоторые бизнесмены в России также сделали ставку на Киото, ведь промышленное производство России по сравнению с базовым 1990 годом очень сильно просело, и выполнение обязательств по Протоколу не вызывало особых проблем. В российской экономике образовались некоторые «углеродные излишки», которые и было решено продать на мировом рынке. Но создать рынок углеродных квот толком так и не удалось, надежды российских бизнесменов заработать на нем не оправдались.

Продолжение Киотского протокола — Парижское соглашение по климату

Несмотря на эфемерность успехов в борьбе с климатической катастрофой с помощью Киотского протокола, ООН не ослабила своих усилий на этом фронте. В конце 2015 года в Париже собралась представительная Конференция по климатическим изменениям. Подписанное на конференции соглашение стало продолжением КП, устанавливало новые рубежи по сокращению выброса парниковых газов, определяло страновые квоты. Цели, озвученные на конференции, были крайне амбициозными и поистине глобальными. Участники форума договорились, что комплекс мер должен обеспечивать сдерживание процесса потепления. До 2100 года температура на планете не должна повыситься более чем на два градуса Цельсия. А для этого нужно:

1) расширить круг стран, которые практически будут снижать выбросы парниковых газов (по сравнению с КП);

2) подходить к определению квот для каждой страны дифференцированно, с учетом ее экономических, природно-географических и даже культурных особенностей;

3) обязать все страны представлять необходимую информацию для установления квот, а также публиковать отчеты о выполнении обязательств.

Фото: www.globallookpress.com

Участники пришли к выводу о необходимости создания Глобального Зеленого Фонда. На начальной стадии реализации Парижского соглашения (дата старта — 2020 год) в указанный Фонд должно поступить не менее 100 млрд долларов. Средства должны пойти на финансирование мероприятий в тех странах, где выбросы ПГ наибольшие, т. е. в экономически развитых. Фонд должен формироваться за счет глобального «зеленого» налога.

Киотский протокол и Парижское соглашение как глобальная афера

И вот теперь я перехожу к главному. Многие люди, хоть немного разбирающиеся в климатологии и проблемах окружающей среды, восприняли и Киотский протокол, и Парижское соглашение весьма критично. Некоторые даже не стеснялись в выражениях при оценке этих документов. Так, Российская академия наук в ответ на просьбу российских властей выразить свое мнение в отношении Киотского протокола в 2004 году дала достаточно исчерпывающую справку за подписью президента РАН Юрия Осипова. Вот ключевые положения ответа ученых:

1) Киотский протокол не имеет научного обоснования;

2) Киотский протокол неэффективен для достижения окончательной цели Рамочной конвенции ООН;

3) Ратификация Протокола в условиях наличия устойчивой связи между эмиссией CO2 и экономическим ростом, базирующемся на углеродном топливе, означает существенное юридическое ограничение темпов роста российского ВВП.

А что касается Парижского соглашения, то могу привести высказывание известного климатолога Джеймса Хансена в статье, опубликованной в «Гардиан». Он прямо назвал указанное соглашение «мошенническим».

Несмотря на гигантские масштабы развития промышленности и сжигания нефти, природного газа и других видов топлива, создаваемые при этом выбросы углекислого газа ничтожны на фоне некоторых природных источников парниковых газов. Например, тех, которые возникают при извержениях вулканов. Фото: www.globallookpress.com

Вся климатическая истерия последних десятилетий, затеянная политиками, подпитываемая невежественными и продажными журналистами, равно как и недобросовестными и не менее продажными представителями корпорации ученых (некоторые из них имеют даже титулы Нобелевских лауреатов), построена на сплошных обманах или, как сейчас принято говорить, «фейках». Достаточно сказать, что несмотря на гигантские масштабы развития промышленности и сжигания нефти, природного газа и других видов топлива, создаваемые при этом выбросы углекислого газа ничтожны на фоне некоторых природных источников парниковых газов. Например, тех, которые возникают при извержениях вулканов. Кроме того, механизмы биосферы поддерживают баланс углекислого газа в атмосфере за счет поглощающей способности Мирового океана и лесов.

Я не буду пересказывать азы климатологии и перечислять аргументы критиков затеянной глобальной углеродно-климатической аферы, получившей благообразные названия «Киотский протокол» и «Парижское соглашение по климату».

Честные ученые во многих странах мира уже многие годы пытаются докричаться до общественности и объяснить, что «парниковый эффект» — даже не гипотеза, а откровенное надувательство.

Фредерик Зейтц (Seitz), бывший президент Академии наук США, многие годы боролся с указанной лжетеорией. Против этого обмана подписали коллективную петицию 17 тысяч американских ученых. Об этой климатической афере и противодействии ей со стороны международного научного сообщества можно прочитать в материале «Глобальное потепление и озоновые дыры — наукообразные мифы».

Можно вспомнить также интервью, данное членом-корреспондентом РАН Андреем Капицей, сыном известного Петра Капицы. Он согласен с Зейтцем и десятками тысяч ученых по всему миру в том, что Киотский протокол 1997 года — афера. Андрей Капица справедливо отмечает, что не климатическая катастрофа, а именно этот протокол и «стоящие за ним тенденции — подлинная угроза человечеству и тяжелый удар по его будущему».

Кто заказал «углеродную» аферу?

Возникает вопрос: кем и для чего затеяна вся эта шумиха по поводу «парникового эффекта» и угрозы «тепловой смерти» человечества?

Все это делается в интересах мировой финансовой олигархии. Я ее называю «хозяевами денег» (главные акционеры Федеральной резервной системы и ассоциированные с ними олигархи). Для них деньги являются лишь эффективным универсальным средством, с помощью которого они добиваются главной цели — стать «хозяевами мира». «Тепловая афера» также является средством достижения этой цели. «Хозяева денег» не скупились и не скупятся на проплату своих «помощников» — политиков, чиновников ООН, журналистов, недобросовестных ученых — ради того, чтобы они раздували климатическую истерию. Одним из важных институтов, генерирующих эту истерию, является Римский клуб, который был учрежден пятьдесят лет назад Дэвидом Рокфеллером, одним из наиболее влиятельных «хозяев денег» последних десятилетий прошлого века.

Я уже писал неоднократно о Римском клубе. Напомню, что среди стратегических задач этой наднациональной организации, действующей в интересах «хозяев денег», значатся такие, как деиндустриализация мировой экономики, размывание национальных суверенитетов государств, создание Единого мирового правительства. Климатическая афера идеально подходит для решения указанных задач. Радикальное сокращение выбросов двуокиси углерода и других парниковых газов, предусматриваемое Киотским протоколом и Парижским соглашением, неизбежно требует сворачивания промышленного производства. Управление процессами деиндустриализации во имя «борьбы с тепловой смертью Земли» неизбежно требует неких наднациональных структур, которые бы определяли квоты отдельных стран, контролировали исполнение международных соглашений. Задуманный Глобальный Зеленый Фонд с наднациональными (мировыми) налогами — один из элементов будущего Единого мирового правительства.

Дональд Трамп: отказ участвовать в «углеродной» афере

В реализации климатической аферы в течение последних десятилетий все шло по плану. Но вот неожиданно в осуществлении этого плана произошел серьезный сбой. Нынешний президент США Дональд Трамп объявил о том, что остановит деиндустриализацию Америки, начнет восстановление ее былой промышленной мощи.

Еще в ходе предвыборной кампании Трамп называл глобальное потепление мистификацией. Очевидно, что Парижское соглашение по климату никак не вписывается в эти планы Трампа, и здравые эксперты досконально разъяснили ему суть климатической аферы.

И вот в телевизионном обращении 1 июня 2017 года Трамп заявил:

Для того чтобы выполнить мой священный долг, чтобы защитить Соединенные Штаты и американских граждан, я должен отказаться от участия в Парижском климатическом соглашении,

добавив, что Парижские соглашения очень несправедливы по отношению к США на самом высоком уровне. Он отметил, что реализация этих соглашений будет стоить США три триллиона долларов и 6,5 миллионов потерянных рабочих мест. Что касается Глобального Зеленого Фонда, то Трамп идею его создания раскритиковал, посчитав, что он станет механизмом перераспределения денег от богатых стран к бедным. Отчасти столь смелые заявления по поводу климатического соглашения могут быть объяснены тем, что в начале прошлого года из жизни ушел отец-основатель Римского клуба Дэвид Рокфеллер, который был одним из главных теневых идеологов глобализации под флагом борьбы с климатическим кризисом.

Европа и Россия?

Что касается Европы, то она продолжает послушно следовать предписаниям Римского клуба и решениям Парижской конференции по климату. В октябре текущего года Европарламент проголосовал за сокращение в рамках Европейского союза выбросов углекислого газа СО2 на 40%. Несколько дней спустя министры Европейского союза слегка скорректировали договоренности об обязательном 35-процентном сокращении выбросов углекислого газа к 2030 году. Так Европа фактически сделала себе «климатическое харакири».

В октябре текущего года Европарламент проголосовал за сокращение в рамках Европейского союза выбросов углекислого газа СО2 на 40%. Фото: www.globallookpress.com

Реакция ряда отраслей и компаний была болезненной. В частности, в Германии принятое Брюсселем решение восприняли как нокаутирующий удар по автомобильной промышленности. Ведь климатические обязательства Брюсселя касаются выбросов углекислого газа не только предприятиями, но и их продукцией — в первую очередь бензиновыми и дизельными автомобилями.

А что думает Россия о Парижском соглашении? Документ, как известно, Россия подписала. Официальный представитель Кремля Дмитрий Песков незадолго до объявления Трампа о выходе подтвердил поддержку Россией Парижского соглашения. Уже после выхода США из соглашения, отвечая на вопрос СМИ об отношении России к поступку Трампа, Путин уклончиво заявил: «Don’t worry, be happy».

Промышленность в России продолжает деградировать, власти рассчитывают, что легко удастся выполнять обязательства по снижению выбросов парниковых газов. А может быть, кто-то в России все еще рассчитывает подзаработать на продаже углеродных квот другим странам?

То, что Россия продолжает демонстрировать свою приверженность Парижскому соглашению, — явный признак того, что никакой реиндустриализации страны ее власти не планируют.

Загрузка...

Ссылки по теме:

США ищут в России климатическое оружие

Климат: Жаркими становятся не только дебаты

Роман Вильфанд: Для успеха борьбы с парниковыми газами нужен единый для всех свод правил

Оставить комментарий

Святитель Иоанн Златоуст. Православный календарь на 26 ноября Спасти «рядового» Порошенко: Зачем нужна санкционированная Западом украинская провокация
Новости партнёров