Попрошайничали, воровали, жили в психбольнице: Пять историй о чудесном спасении детей-маугли
Фото: Zamir Usmanov / Globallookpress
Общество

Попрошайничали, воровали, жили в психбольнице: Пять историй о чудесном спасении детей-маугли

Очередная невероятная история произошла в преддверии Нового года в Красноярске. Спустя 16 лет нашлись родственники девочки, прожившей все эти годы в безвестности

Спустя целых шестнадцать лет – накануне наступающего Нового года – нашлись родственники девушки с потерей памяти, которая жила всё это время в психлечебнице. Как оказалось, они уже не чаяли её вновь увидеть, хотя все эти годы надеялись на  счастливый поворот судьбы. И он произошёл, этот невероятный зигзаг удачи.

Царьград решил вспомнить и другие чудесные истории спасения детей-маугли. 

Как Юля с её психическим расстройством оказалась за 600 км от дома, пока не ясно

Девочку с потерей памяти обнаружили в Красноярске в начале сентября 2003 года: она стояла у витрины магазина и молча, без каких-либо эмоций, разглядывала её. На девочку обратили внимание сотрудники магазина: слишком странно она вела себя.

Подростка (на вид тогда ей было лет 14–15), одетого, впрочем, вполне сносно – по-молодёжному, в джинсы и кофту, стали расспрашивать продавцы: мол, кто ты, откуда. Но она не отвечала, только диковато поглядывала на взрослых. Когда уточнили про родственников, девочка совсем, что называется, закрылась и начала плакать. Вызвали милицию, и её увезли.

Фото: Zamir Usmanov / Globallookpress

Далее все прошедшие полтора с лишним десятка лет молодая женщина прожила в психоневрологическом интернате. Сначала вроде бы появился какой-то прогресс: она назвала свое имя – Юля, потом вспомнила, что у неё много братьев и сестер, и даже назвала их по именам, через некоторое время вспомнила имена и отчества родителей, рассказала, что жила в каком-то большом доме рядом с мостом. Но на этом – всё...

Нельзя было совершенно точно верить всему, что она говорила. Правоохранители попытались установить родственников Юлии (было ли это её реальное имя, никто не знал) в самом Красноярске, сверяли списки без вести пропавших, однако ничего выяснить не удалось.

Информация, разумеется, проверялась, рассылались запросы по другим регионам и городам. Однако так нередко бывает: после психической травмы человек или выдумывает совсем другую жизненную историю – легенду, где избегает своего потрясения, помутившего разум, или вообще запутывает посторонних, сознательно выдавая ложную информацию, чтобы не узнали, кто он. Это такой метод защиты.

А поиски тем не менее продолжались – по соцсетям, по различным поисковым объединениям, в том числе и в других бывших республиках СССР.

И вот на днях поздно вечером на горячую линию Национального центра помощи пропавшим и пострадавшим детям поступил звонок и мужчина взволнованным голосом сообщил, что в нашей ориентировке на найденную 16 лет назад Юлю он узнал свою сестру,

— рассказали в волонтёрском отряде «Поиск пропавших детей – Красноярск».

«Представляете? Всё это время о её судьбе родным было ничего не известно! А она находилась в больнице. В феврале нынешнего года мы вновь начали масштабное распространение ориентировки – и вот наконец результат. Новогоднее чудо!» – уточнили волонтёры. Они уже связались с сестрой Юли, и та подтвердила, что это действительно их пропавшая сестра, причём родом она из другого сибирского города – из Томска, а это почти в 600 км от Красноярска. Как девочка с отклонением в развитии могла в 16 лет оказаться так далеко от дома, ещё предстоит выяснить, но в том, что нашлись именно её родственники, сомнений нет: все данные совпали.

Пропавшую девочку считали погибшей, вместо неё похоронили другую

А вот ещё один случай, произошедший там же, в Красноярске. И очень похожий, кстати, на предыдущий.

В городскую психиатрическую лечебницу в середине сентября 2007 года доставили девушку лет 15–16. Выглядела она страшно: вся грязная, избитая, на ногах не обувь, а непонятно что. И похожа скорее на мальчишку – с короткой стрижкой, худая до неимоверности. А ещё боязливая. В течение долгого времени она не произнесла ни слова, совершенно не обращая внимания ни на какие вопросы. Однажды заприметили: всё-таки реакция на внешний шум и слова присутствует, из чего сделали вывод, что девочка слышит и, главное, понимает речь. Но всё равно отвечать ни в какую не хочет.

Тогда решили действовать иначе. Стали перечислять все женские имена, следя за тем, как она их воспринимает, и когда произнесли «Люда», увидели явные перемены в её поведении.

С тех пор её, уже почти взрослого человека, принялись учить заново – понимать и говорить. Только спустя почти два года она наконец смогла выговорить самое простое: «мама», «дом», «Люда».

И всё же никаких других сведений добыть не получилось: у Люды действительно, как установили специалисты, имелось серьёзное психическое расстройство, которое очень тяжело поддавалось лечению. Максимум, что удалось, – научить совершенно простым вещам. Её развитие было на уровне ребёнка лет 10, но в интеллектуальном плане прорыва добиться почти не удалось. Вероятно, врождённое заболевание усугубилось каким-то сильнейшим стрессом, который произошёл незадолго до того, как её доставили в медучреждение.

 Фото: ALEXEY BYCHKOV / Globallookpress 

В 2016 году решили провести эксперимент: с помощью волонтёров распространили по всем поисковым пабликам несколько её фотографий, люди делали репосты – и информация о «потеряшке» Люде распространилась по всей стране. Спустя всего несколько дней откликнулся родственник Люды, сообщив, что это его племянница, дочь его двоюродной сестры.

Люда жила в Еврейской автономной области, была инвалидом I группы с детства, имела склонность к побегу (несколько раз её уже искали, но находили). Однажды каким-то образом она сбежала из психбольницы в Биробиджане – и с тех пор о ней не было ни слуху ни духу.

Мать девочки воспитывала её одна, личная жизнь у женщины не ладилась, она пристрастилась к спиртному. Когда Люда исчезла, через некоторое время ей позвонили из милиции, вызвав на опознание: обнаружили обгоревший труп молодой женщины, похожей по возрасту и росту. И мать «опознала», сказав, что это действительно её дочь. Затем вернулась домой и покончила с собой.

Люду с тех пор потому и искать перестали: её вообще официально похоронили. И лишь несколько лет назад удалось выяснить по крайней мере её фамилию и имя.

Васю переименовали в Митьку, перекрасили и забрали в табор

У Василия Мусофранова из города Шахты Ростовской области другая история. В 2000-м, когда мальчику было четыре годика, его украли на местном рынке цыгане.

Получилось так: мама ненадолго оставила сынишку одного, отвлекшись на выбор товара, а когда оглянулось, того и след простыл. Искали по всему базару – не нашли. Объявили в розыск через милицию, разослали ориентировку на паренька сначала по всем местным райотделам, потом по областным и в конце концов по федеральным базам. Но тщетно.

Оказалось, что Ваську заманили какими-то детскими игрушками, затем перекрасили, будто в шутку, ему волосы, сделав из белобрысого мальчишки тёмненького, да ещё и дали другое имя, прозвав Митькой Михаем.

Сначала парень поскитался с табором, потом его перевезли в Волгоград, где он работал на новую семью: бродяжничал, просил милостыню, воровал. А когда ему исполнилось 22 года, Митька почуял волю и решил дать дёру – скучно ему показалось и обидно пахать на цыган, которые забирали весь заработок, оставляя ему какие-то крохи.

Чем он мог заняться? Бомжевал, тащил всё, что плохо лежало, и как-то попал в отделение милиции. Вот только участковый оказался настырным, и когда русый парень славянской внешности назвался цыганом Митькой, тот не поверил и решил разобраться. Начал проверять, установил, что у задержанного молодого человека есть особая примета – большая родинка на груди необычной формы. И в процессе установления личности в архивах обнаружилась старая ориентировка на пропавшего аж шестнадцать лет назад ребёнка – Васю Мусофранова. Мать украденного мальчика к тому времени уже спилась от горя и умерла в подворотне, зато нашли родную сестру Василия.

Его одели-обули, стали учить читать-писать (он и разговаривал-то с трудом!), однако через какое-то время он, так и не превратившись из Митьки Михая в Василия Мусофранова, снова сбежал.

Чуть позже пристрастился к рюмке, и однажды, в декабре 2018-го, махнув стопку, решил отомстить цыганам, которые его когда-то украли (они, кстати, избежали колонии – за истечением срока давности преступления), и стащил из их машины аккумулятор. И его поймали, отправили за решётку. 

Фото: Zamir Usmanov / Globallookpress

А украденная психически больной женщиной девочка сбежала от неё к цыганам

Ольгу Менжерес тоже украли. В четыре года – в том же 2000-м, только в Киеве, на железнодорожном вокзале.

Отец, купив билеты на электричку, решил сбегать по нужде, а тащить ребёнка в общественный туалет не стал, велев ей ждать возле вещей. Когда вернулся, девочки уже не было. Рыжеволосую яркую Олю начали искать уже спустя несколько минут – как только отец поднял шум. Но всё без толку.

Девочку искали и киевские правоохранители, и частные детективы, на которых Менжересы потратили все свои сбережения, но Ольга пропала. И казалось, навсегда.

...Однажды соседка Татьяны, матери девочки, увидела по телевизору сюжет благотворительного проекта «Служба розыска детей», в котором рассказывали о рыжеволосой девочке, изъятой у цыганского табора. Девочка жила в одном из интернатов Одессы. Как выяснилось позже, из здания вокзала Олю увела некая полусумасшедшая одесситка, назвавшаяся её бабушкой. Она дала ребёнку другое имя – Диана, заставляла попрошайничать, питаться отбросами с помойки.

Со временем «бабушка», окончательно к тому времени выжившая из ума, принялась периодически избивать девочку, которой уже исполнилось лет десять. И та сбежала... к цыганам. Познакомилась со сверстницей на улице и ушла, по её приглашению, жить в табор. Там Олю-Диану прозвали уже Ниной, и находилась она с цыганами, пока маленьких попрошаек не задержал патруль, обративший внимание на рыженькую Олю. Вскоре её поместили в интернат, а затем показали сюжет по телевизору.

Татьяне Менжерес, впрочем, понадобилось ещё несколько лет, чтобы доказать родство через ДНК-тестирование (отец уже спился и перестал быть адекватным). Но всё же  удалось. А похитительница была признана невменяемой. Её поместили в клинику.

Похищенный ребёнок 16 лет жил в паре кварталов от матери, но она не знала об этом

Эта история началась в Латвии в 1992-м: от продуктового магазина в городе Даугавпилсе была украдена коляска с полуторамесячным младенцем. Мальчика, получившего новое имя, воспитали чужие люди. И не факт, что всё бы вскрылось, но в дело вмешался случай – женщину, которая называлась матерью ребёнка все эти годы, в 2008-м задержала полиция и отправила в следственный изолятор. Одновременно начали собирать документы на мальчика, а их не оказалось. Так и выяснилось, что он приёмный. А принёс его домой её муж, уроженец Дагестана (до этих событий он не дожил), объявив, что это его незаконнорождённый сын.

Так парня и воспитывали все шестнадцать лет – буквально в паре кварталов от места жительства его настоящей матери. Возможно, они даже и встречались: население этого города составляет всего 90 тысяч человек.

Родство матери и сына тоже пришлось подтверждать с помощью ДНК. От уголовной ответственности за похищение женщина, кстати, также была освобождена – за истечением срока давности.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Домашняя крыса избавила от смерти целую семью: Невероятные случаи спасения людей животными Пропавший без вести мужчина 6 лет пролежал в спальнике на берегу озера "Вы сами нарожали таких": Чиновники цинично решили сэкономить на льготах для детей с особенностями
Загрузка...