Осенняя Пасха в Париже: Русская Церковь преодолела ещё одно разделение

  • Осенняя Пасха в Париже: Русская Церковь преодолела ещё одно разделение

Архиепископия православных русских приходов Западной Европы воссоединяется с Московским Патриархатом

Торжественный Крестный ход на знаменитой парижской улице Дарю (Рю Дарю). Лица верующих сияют. Многие священнослужители – в пасхальных облачениях, хотя на улице начало осени. Пожилой архиепископ с православным восьмиконечным крестом, обильно окропляя прихожан освящённой водой, тоже не может скрыть переполняющие его чувства. И даже иссиня-чёрный негр в стихаре (облачении алтарника), с древнерусской хоругвью в руках буквально светится пасхальной радостью.

ДионисАрхиепископ Иоанн. Фото: pravoslavie.ru, Elena Dijour/ Shutterstock.com

Уверен, подобного здесь, в VIII округе Парижа, рядом со знаменитыми Елисейскими полями и Триумфальной аркой, ещё никогда не было. Сам пожилой владыка, 76-летний архиепископ Иоанн (Реннето), если и видел нечто подобное, то только в раннем детстве, в дни нашей общей Великой Победы 1945 года. Но тогда это была общегражданская радость, а здесь... подлинная «Осенняя Пасха», день воскресения русского церковного единства, утраченного в результате революционной смуты и гражданской войны столетней давности.

Мог ли тогда, в 1945-м, маленький мальчик Жан из Бордо предположить, что спустя три четверти века его имя войдёт в историю Русской Церкви в одном ряду с именами приснопамятных Святейшего Патриарха Алексия II и митрополита Лавра (Шкурлы), в 2007 году воссоединивших Русскую Зарубежную Церковь с Московским Патриархатом? Ответ очевиден. Но именно на этот путь будущий владыка ступил в далёкие 1960-е годы, поступив в основанный русскими эмигрантами Свято-Сергиевский православный богословский институт (знаменитый Сан-Серж).

Полвека спустя, в 2016-м, владыка Иоанн возглавит Западноевропейский экзархат русских приходов (Архиепископию православных русских церквей в Западной Европе). На тот момент эта церковная юрисдикция, один из эмигрантских осколков дореволюционной Русской Церкви, уже 85 лет пребывала в составе Константинопольского Патриархата (ещё в 1931 году русский митрополит Евлогий (Георгиевский) вынужденно подчинил свои эмигрантские приходы Фанару). И на скорое воссоединение с Московским Патриархатом здесь уже мало кто надеялся.

Да, те, для кого связь с Россией оставалась живой, сожалели об этом разделении, иных же вполне устраивало подчинение пребывающему в турецком Стамбуле греческому Патриарху. В 2007 году в Архиепископии активно велись разговоры о том, чтобы последовать примеру Русской Зарубежной Церкви, но тогда это ничем не закончилось. Предшественник владыки Иоанна того времени, архиепископ Команский Гавриил (де Вильдер), не был заинтересован в воссоединении.

Более того, именно тогда в западноевропейской Архиепископии выделилось чёткое «антипатриархийное» направление. Его представители, в частности ныне уже покойный Никита Струве и его последователи, выступали и выступают за «свой путь» Архиепископии, то есть путь в отрыве от Русской Православной Церкви, которая для них, либералов как в церковных, так и в политических вопросах, «слишком консервативна».

СтрувеН. Струве.Фото ИТАР-ТАСС/ Владимир Саяпин 

Но, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Вопрос о воссоединении с Русской Православной Церковью в общинах Архиепископии вновь актуализировался в 2018 году, когда Константинопольский патриарх Варфоломей и его Синод беззаконно вторглись на каноническую территорию Русской Православной Церкви на Украине и создали там раскольническую лжецерковь ПЦУ (также известную как СЦУ). Это вызвало законное возмущение многих клириков Архиепископии, включая её главу, архиепископа Иоанна.

Ещё в октябре 2018 года приход православного храма Рождества Христова и Святителя Николая Чудотворца в итальянской Флоренции вышел из подчинения Константинопольскому патриархату и вернулся в лоно Русской Православной Церкви (через Русскую Зарубежную Церковь).

Настоятель храма, протоиерей Георгий Блатинский, в эксклюзивном интервью телеканалу «Царьград» тогда отметил:

К сожалению, принятые патриархом Варфоломеем и его Синодом неканонические решения поставили всех, кто связан с Константинопольским патриархатом, вне Православия. Эта часть откололась от Церкви, как раньше откололся Рим. А потому единственным для нас, русских православных христиан, выходом было войти в каноническую структуру, каковой является Русская Зарубежная Церковь. Наш церковный совет и наше приходское собрание единогласно поддержали это решение. И другого пути для нас нет.

ГавриилПротоиерей Георгий Блатинский. Фото: pravoslavie.ru

В дальнейшем его примеру последовал русский православный храма Христа Спасителя в итальянском городе Сан-Ремо, чей настоятель, священник Дионисий Байков, также дал эксклюзивное интервью нашему каналу. В нём этот молодой и очень деятельный батюшка ясно дал понять, что процесс воссоединения западноевропейской Архиепископии с Московским Патриархатом и без того уже слишком затянут и что восстановление единства Русской Церкви в условиях, когда Константинопольский патриархат вступил в общение с украинскими раскольниками, – задача, не терпящая проволочек.

Так, отец Дионисий в беседе с автором этих строк в январе 2019 года особо подчеркнул:

Мы до сих пор не можем поверить, что патриарх Варфоломей, которого мы всегда знали как скромного и тихого человека, обычно говорившего только про экологию и про мир во всём мире, вдруг превратился в злобного колдуна. Для нас казалось абсолютно нелогичным, абсурдным то, что он делает на Украине (а сейчас разговоры идут и о возможных притязаниях на Белоруссию, Молдавию и даже на приходы румынской диаспоры, крупнейшей в Западной Европе)... Хотелось бы, чтобы в Архиепископии приняли единодушное решение перейти в Московский Патриархат. Либо, если этого не случится, наверное, лучше самораспуститься, чтобы каждый приход мог сам выбирать своё будущее. И если кто-то захочет идти к грекам или, например, к румынам, это его право. Наше же решение было единодушным: мы вернулись в Русскую Церковь.

По сути, отец Дионисий ещё в январе этого года предсказал реальное развитие событий. Архиепископ Иоанн (Реннето) до последнего надеялся, что сможет убедить абсолютное большинство общин Архиепископии воссоединиться с Русской Церковью. К сожалению, этого не произошло. Значительная (хотя и меньшая) часть приходов проголосовала против воссоединения с Московским Патриархатом (даже на правах широчайшей автономии). Квалифицированного большинства (2/3), необходимого для решения за всю Архиепископию, набрать не удалось.

ДионисийОтец Дионисий. Фото: pravoslavie.ru

И здесь уже стало очевидно: речь идёт не о сохранении приходской свободы и правил Всероссийского Поместного Собора 1917-1918 годов, на основании которых жила Архиепископия (Московский Патриархат как раз предлагал её приходам сохранить все традиции и свободы), а о банальной политической русофобии. Для части этого эмигрантского контингента лозунг «лучше с чёртом, чем с Москвой» остался столь же актуальным, как и в годы Второй мировой войны для поддержавших нацистов белоэмигрантов.

В итоге архиепископ Иоанн обратился к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу с просьбой принять его в лоно Русской Православной Церкви в индивидуальном порядке (вместе с теми приходами, которые также индивидуально захотят воссоединиться с Матерью-Церковью). Синодальное решение не заставило себя долго ждать: 14 сентября 2019 года в церковной истории отныне будет стоять в одном ряду с 17 мая 2007 года, когда с Московским Патриархатом воссоединилась Русская Зарубежная Церковь. И неслучайно Патриарх Кирилл уже на следующий день назвал это событие «последним актом, который закрывает драму революции, гражданской войны, драму разделения нашего народа»:

Удовлетворив прошение Преосвященного Иоанна, возглавлявшего Экзархат Константинопольского Патриархата в Западной Европе русской традиции, Священный Синод своим решение воссоединяет все русские православные приходы в Западной Европе с Матерью-Церковью. Возблагодарим Господа за милость, которая явлена. Это не просто церковное деяние – скорее всего, это последний акт, который закрывает драму революции, гражданской войны, драму разделения нашего народа. Поэтому сегодня наша молитва к Господу – молитва благодарения за то, что Он, проведя наш народ в России и в рассеянии через разделения, через смуты, через гонения и потрясения, сегодня открывает перед нами возможность чувствовать себя единым народом, объединённым единой Русской Православной Церковью. Слава Богу за всё!

КириллСвятейший Патриарх Кирилл и архиепископ Иоанн в Париже в 2016 году. Фото: patriarchia.ru

Конечно, в полной мере это событие ещё предстоит оценить и проанализировать. В том числе – осознав значимость пребывания в Московском Патриархате таких разных богословских течений, как консервативное богословие Русской Зарубежной Церкви и во многом либеральное «парижское богословие» бывшей Архиепископии православных русских приходов Западной Европы. Безусловно, будет немало дискуссий, но эти дискуссии уже будут в лоне единой Церкви.

Кто-то спросит: а как же те, кто не согласится на это воссоединение? Скажем прямо: они сделали свой выбор. Теперь их путь не только вне русской богослужебной традиции, но, что самое печальное, вместе с украинскими националистическими сектами и либерально-обновленческим Константинопольским патриархатом. Хотя Русская Православная Церковь, вне всяких сомнений, готова в любой момент с любовью принять любого блудного сына.

И ещё один существенный момент. Преодолев русские церковные расколы, спровоцированные смутой 1917 года, нам необходимо обратиться к глубокому осмыслению трагедии раскола XVII века. К сожалению, мы, русские православные люди века XXI, до сих пор слишком мало знаем о том уникальном духовном континенте, который представляет собой русское старообрядчество. Очень разное, но не утратившее связи с дораскольной Русской Церковью.

Разумеется, разделение со староверами разных согласий куда сложнее и глубже, чем преодолённые церковные разделения XX века. Но именно поэтому необходимо приложить максимальные усилия, чтобы сделать «работу над ошибками» второй половины XVII столетия. Ошибками, частично уже осознанными на Поместном Соборе Русской Православной Церкви 1971 года (когда старые богослужебные чины и обряды были признаны «равночестными» пореформенным), но которые до сих пор влияют в том числе и на нецерковную жизнь русского общества.

Но подробнее об этом на страницах Царьграда – уже в другой раз. Продолжение следует.


Ссылки по теме:

Ангелы церковного единства

Ангел Русского Зарубежья: Памяти митрополита Лавра

Легенда Русского Зарубежья: Памяти архиепископа Алипия (Гамановича)

Оставить комментарий

Зачем в США хотят, чтобы в Грузии забыли об Абхазии и Южной Осетии Во что обходится избавление от сорняков: Повторит ли глифосат судьбу ДДТ
Новости партнёров
Загрузка...