О братьях Ананьевых: Немного света в потоках грязи
Дмитрий Ананьев. Фото: Станислав Красильников/ТАСС
Экономика

О братьях Ананьевых: Немного света в потоках грязи

Высокий суд Лондона 7 августа 2018 года снял арест, недавно наложенный на имущество братьев Ананьевых; главными из арестованных активов считаются акции банка «Возрождение», которым интересуется ВТБ. Истцы – инвесторы, вложившиеся в предприятия Ананьевых, – требуют с братьев 11 млн евро и 15,6 млн долларов.

Соответствующую сумму братьям пришлось внести на лондонский депозит, однако теперь они могут закончить сделку с ВТБ и тем самым покинуть банковский рынок России. Вероятно, навсегда. Их главное детище, Промсвязьбанк, решением Центробанка переведен в государственную собственность, а возглавляет его теперь Петр Фрадков, сын бывшего премьер-министра. Братья больше времени проводят в Лондоне, чем в России, и многие считают, что в ближайшее время они распродадут активы, после чего окончательно покинут родину.

Беглых бизнесменов на Туманном Альбионе пруд пруди. Но именно Ананьевы совершенно не вписываются в типичную картину «приватизировал – украл – обвинил власти – убежал».

Высокий суд Лондона снял арест, наложенный на имущество братьев Ананьевых. Фото: lazyllama / Shutterstock.com

От рабочей квоты до «Техносерва»

В отличие от многих крупных чиновников и большинства нынешних фигурантов списка Forbes, Ананьевы не являются выходцами из советской номенклатуры или тем более этнических группировок (к русским этническим объединениям в России вообще относятся крайне сурово). Старший брат Алексей поступил в престижный Институт иностранных языков им. Мориса Тореза только по квоте для рабочих – что не помешало ему закончить вуз с красным дипломом. Как и нынешний глава «Роснефти» Игорь Сечин, он начинал карьеру в качестве переводчика с португальского языка.

А младший брат Алексея, Дмитрий, в это время, как и полагается, пошел в армию. И едва ли за два года в казарме он хоть раз подумал о том, что всего через пять лет после демобилизации станет весьма состоятельным человеком, а через 17, вслед за братом, будучи уже долларовым мультимиллионером, получит степень Executive MBA в Чикагском университете.

Алексей Ананьев. Фото: Артем Геодакян/ТАСС

Вопрос происхождения начального капитала – не тот, на который любят отвечать успешные бизнесмены. «Я могу отчитаться за любой свой миллион, кроме первого», – под этой фразой, приписываемой Джону Рокфеллеру, могли бы подписаться и практически все нынешние форбсовцы.

История успеха Ананьевых начиналась, по данным Moneyfactory, с торговли подержанными компьютерами. Алексей устроился работать в советско-датское совместное предприятие «Техносерв», которое поставляло подержанные вычислительные машины с Запада в СССР – на фоне советских ЭВМ они выглядели продуктами внеземной цивилизации. Разобравшись в этой нехитрой коммерческой схеме, Алексей зарегистрировал собственную фирму, не слишком оригинально назвав ее «Техносерв А/С». Он привлек к работе в ней и брата, который тогда, в 1992-м, учился в МАИ – изучал двигатели летательных аппаратов. Дело пошло успешно: новая техника была не по карману развернувшейся постсоветской коммерции, а вот бывшая в употреблении исправно работала и стоила при этом вполне разумные деньги.

Ананьевскому «Техносерву» посчастливилось привлечь очень серьезных клиентов. Привезенные братьями мейнфреймы (высокопроизводительные серверы) стояли на «АвтоВАЗе», «Ижмаше», в НПО «Машиностроение», на предприятиях РЖД и во многих других солидных организациях. Здесь, конечно, таится много вопросов – просто так, с улицы, в такие двери не входят. Возможно, сыграли роль какие-то знакомства, может быть, имели место какие-то взаимовыгодные «схемы» – сведений просто нет. В начале девяностых на российских просторах было возможно абсолютно все. Но точно известно, что никаких обвинений в противозаконной деятельности никто из конкурентов против братьев в те годы не выдвигал.

Мировая конъюнктура благоволила Ананьевым. На 1993 год пришелся кризис рынка мейнфреймов, заметную часть их функций стали брать на себя персональные компьютеры. Цены и на подержанное, и на новое железо рухнули – в то же время в России спрос на масштабные системные решения все еще рос. При этом финансовая обстановка в стране оставалась, мягко говоря, нездоровой. Мало привезти и продать компьютеры – надо еще и получить за них деньги. В какой-то момент – вероятно, после нескольких неприятных накладок – братья поняли, что финансовую стабильность никто для них не создаст, заботиться о ней надо самостоятельно.

Промсвязькарьера

Так в 1995 году возник Промсвязьбанк, который, собственно, и стал «визитной карточкой» Ананьевых. Это, кстати, не совсем справедливо, поскольку системный интегратор «Техносерв» (уже без «А/С») существует и по сей день, принадлежит Алексею Ананьеву и все так же работает с клиентами топового уровня – госструктурами, «Аэрофлотом», «Тандером» (магазины «Магнит»), «Вымпелкомом» (оператор «Билайн») и другими.

Сочетание «Промсвязь» долго приносило братьям удачу. Помимо банка важную роль в их бизнесе играли и «Промсвязькапитал», и «Промсвязьнедвижимость», ныне неуклюже прячущаяся за аббревиатурой ПСН. Вообще, братья вкладывались во множество проектов, словно пробуя «на зуб» разные отрасли российской экономики.

Фото: Ovchinnikova Irina / Shutterstock.com

Заметный след оставили Ананьевы в сельскохозяйственном бизнесе – еще в конце 1990-х Алексей вошел в Совет директоров «Тамбовмясопродукта», а сейчас братьев считают собственниками крупного холдинга «Белая птица», обеспечивающего работой тысячи жителей Черноземья. Вообще, к земле у них отношение особое. Если в приватизации госпредприятий, в том числе через пресловутые залоговые аукционы, братья не участвовали, то земельные участки приобретали весьма охотно – им каким-то образом удалось консолидировать в своих руках не менее 60 тысяч га подмосковной земли.

В какой-то момент они поверили в силу печатного слова и стали медиамагнатами, собрав под вывеской «Медиа3» авторитетные «Труд» и «Аргументы и факты», бесплатные рекламные издания, ряд цифровых проектов и типографский бизнес.

В 2011 году братья возглавили рейтинг богатейших российских семей журнала CEO – по 3,25 миллиарда долларов на каждого. За ними шли Гуцериевы и Ротенберги. Впрочем, в списке богатейших людей России братья были «всего лишь» в конце первой полусотни.

Деньги и принципы

Вообще, подсчет состояний бизнесменов – процесс очень лукавый. Вот сколько у вас денег, уважаемый читатель? С простыми смертными все просто: смотрим запасы, доходы, вычитаем долги – вот вам и баланс. Но доступа к личным счетам нет и у журналистов Forbes, поэтому они подсчитывают в первую очередь стоимость активов. Стоит Промсвязьбанк с попутными активами четыре миллиарда долларов – вот вам и по два миллиарда на каждого в списке богачей. По этому принципу и вы, уважаемый читатель, наверняка мультимиллионер – подсчитаем стоимость квартиры, дачи, машины. Но это не те деньги, которые есть «в кармане».

Дмитрий Ананьев. Фото: Станислав Красильников/ТАСС 

Так что братья Ананьевы, владевшие предприятиями стоимостью в сотню миллиардов рублей, никогда не были лично очень богатыми людьми в том смысле, в каком это понимают Абрамович, Дерипаска, Исмаилов. Хотя, конечно, залог в размере 30 миллионов долларов простой смертный не внесет.

Кроме того, богатство богатству рознь. Настоятельно рекомендуем уважаемым читателям почитать составленную тогда же подборку «Принципы братьев Ананьевых», чтобы понять, насколько сильно отличались «православные банкиры» от своих коллег. Здесь приведем лишь несколько высказываний старшего из братьев, Алексея Николаевича:

Мне фраза «социальная ответственность бизнеса» кажется искусственной. Какой-нибудь завод сливает ядохимикаты в реку, там уже ничего не живет, трубы дымят, все задыхаются, дети болеют, но зато завод взял и профинансировал какую-то часовню. Вот это, наверное, социальная ответственность бизнеса — поставили галочку. Мы стараемся делать по-другому. У нас нет никаких статей в бюджете – социальная ответственность. То, что мы делаем, мы никак не афишируем и не издаем об этом альбомов…

**

Существенную часть средств мы с братом считаем необходимым тратить не на себя…

**

Несмотря на то что я закончил самую либеральную экономическую школу в мире, чикагскую, я не поклонник либерализма. Более того, считаю, что в чистом виде идеология либерализма вредна и проигрышна…

А вот что говорил Дмитрий Николаевич о Промсвязьбанке:

Нам бы хотелось видеть его большим, серьезным, мощным и профессиональным и при этом сохранившим ориентацию на решение национально значимых задач.

Помимо бизнеса

И слова о национально значимых задачах не были пустыми. Одновременно с коммерческими делами занимались братья и совсем другими проектами – социальными, политическими, культурными, церковными. Эту часть своей жизни Ананьевы скрывали как могли – хотя, конечно, трудно спрятать Дмитрия Николаевича с окладистой бородой, заседающего в Совете Федерации (почему-то от Ямало-Ненецкого автономного округа), или двухметрового Алексея Николаевича, поющего в церковном хоре Храма Троицы Живоначальной в Серебряниках.

К Богу Алексей пришел еще в советские времена, за что благодарен своей жене Дарье. Он крестился в 1991 году, а потом и младшего брата привел в церковь. Когда у братьев появились свободные деньги, они начали помогать православным монастырям и учреждениям. Ананьевы участвовали в восстановлении Троице-Сергиевой Лавры, Валаамского монастыря, помогали Псковско-Печерскому монастырю, входили в попечительский совет Центральной клинической больницы святителя Алексия. К сожалению, добрые дела быстро забываются – нынешний главный врач Алексей Заров не смог вспомнить для Царьграда подробности участия православных банкиров в жизни больницы, но обещал расспросить коллег.

Фото: Shevchenko Andrey / Shutterstock.com

Известен Алексей Ананьев и как основатель Института русского реалистического искусства – частного общедоступного музея, основу которого составляет личная коллекция картин банкира. Поддерживают братья и другие проекты, но из-за нынешней «охоты на ведьм» раскрывать их причастность к тому или иному хорошему делу может быть даже опасно для этого дела.

* * *

Конечно, братья Ананьевы – далеко не святые, иначе они не выжили бы в русском бизнесе, суть которого не особенно изменилась с 1990-х годов. «Не бывает безгрешных десантных генералов», – констатировал Александр Лебедь, когда его спрашивали о допущенных ошибках и перегибах. К банкирам это относится в еще большей степени.

И все же жаль, что когда после решения Центробанка о санации Промсвязьбанка и «Возрождения» на Ананьевых обрушилась критика со стороны СМИ, мы не услышали голоса тех, кому братья без лишней помпы помогали все годы своего успеха. Может быть, наша статья хоть немного изменит баланс – и страна найдет добрые слова для крупных православных благотворителей, которыми добрые 20 лет являлись братья Ананьевы. Будет грустно, если этим талантливым, высокообразованным и совсем еще не старым предпринимателям придется навсегда покинуть Россию из-за решений Центробанка – организации, которую еще никто не подозревал в следовании русским национальным интересам.

Это будет значить, что в нашей стране происходят очень нехорошие процессы.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Эхо 90-х: Магомедов против Вексельберга. Цена вопроса - $1,3 млрд США готовят «самые жесткие» санкции против России. Насколько сильным будет новый удар? Дело на 30 счетов: «Сумму» и Магомедовых оставили под арестом
Загрузка...
Загрузка...