сегодня: 14/12
Святой дня
Праведный Филарет Милостивый

Недетские игры татарских давно не мальчиков

Недетские игры татарских давно не мальчиков

От прошедшего на фоне усиления давления на Россию извне Всемирного конгресса татар ждали неприятных сюрпризов, но их не случилось

Мероприятие в Казани лишний раз позволило, совсем как в добрые школьные годы, порассуждать о роли личности в истории. На сей раз пищу для подобных размышлений невольно, а может и вполне осознанно, дал никто иной как Минтимер Шаймиев, де-юре первый президент Татарстана, а де-факто, и очередной съезд ВКТ наглядно продемонстрировал это, подлинный татарский национальный лидер и полновластный хозяин региона с 1989 года, когда он стал первым секретарем Татарского обкома КПСС.

Аксакал остался в тени

Именно Шаймиев на заре девяностых стал идеологом суверенности региона, превращения его в национальное квазигосударственное образование, с огромными полномочиями для местной элиты: было время, когда с его легкой руки депутатами местного парламента - Госсовета автоматически становились главы районов, которых утверждал лично он сам; было время и когда на внутренний рынок республики целенаправленно не пускали товары, производимые в других регионах России, в конце концов, было и время, когда в Татарстане не местная власть всерьез задумывалась о введении собственной валюты. Было.

Нынешний Татарский конгресс по всей своей драматургии показал, что готовили его под Шаймиева. В переломный для региона исторический момент Москва решила не продлевать с Казанью договор о разграничении полномочий, а президент России Владимир Путин недвусмысленно указал на то, что нельзя ущемлять государственный русский язык и навязывать изучение национальных языков, должен был сказать народу что-то судьбоносное, призвать к чему-то, а, возможно, и позвать на баррикады. Но Шаймиев не был бы Шаймиевым, если бы на волне, когда лидеры всех национальных образований России добровольно отказываются от громких титулов, уподобился бы Джохару Дудаеву.

Достаточно вспомнить биографию этого мудрого, хитрого и крайне расчетливого политика: когда СССР начал трещать по швам, Шаймиев добивался для Татарстана статуса союзной республики, но едва ГКЧП попробовала взять власть - поддержал ГКЧП, а после, когда Ельцин стал раздавать суверенитета столько, "сколько сможете проглотить", создал чуть ли не отдельное государство, номинально входящее в состав России с пресловутым договором о разграничении полномочий, но впоследствии был доверенным лицом "объединителя русских земель" Владимира Путина...

В этот раз президент Татарстана Рустам Минниханов предложил создать на базе ВКТ орган Милли Шура, своего рода совет национальной элиты, задающий идеологическую, культурную и, что уж греха таить, политическую повестку нации на годы вплоть до очередного созыва конгресса. Причем лидер нации, по мнению главы республики, должен быть наделен "широкими полномочиями". Безусловно, все ждали, что этот громкий "титул" достанется тому, ну сами знаете кому.... Но мудрый лидер опять всех переиграл, не зря ж придворные ученые в свое время вывели происхождение рода Шаймиевых от самого Чингисхана, что, вероятнее всего, полная липа, но надо признать, во власти бессменный татарский лидер чувствует себя как рыба в воде. И даже уговоры знаковой фигуры митинговых страстей конца восьмидесятых, "бабушки татарского национализма", которой народная молва приписывает призыв убивать детей от смешанных браков, за которой две условные судимости за разжигание межнациональной розни, но которая при этом вхожа в коридоры татарстанской политики, в том числе и в ВКТ, - таковы особенности татарстанского политикума - Фаузии Байрамовой возглавить этот совет не подействовали. С присущим ему юмором и практически ленинским прищуром Шаймиев парировал: «Фаузия, давай поддержим выдвинутую кандидатуру, после того как отработает два срока - буду я».

Мы за единство, но…

Выбрали, к слову сказать, вице-премьера республики Василя Шайхразиева, некогда эксцентричного мэра автограда Набережные Челны, прославившегося пристрастием к "банному спорту" - в одном их турниров, проходившем в прозрачной бане, стоявшей прямо на одной из площадей, градоначальник принял участие лично. И особой неприязнью к любой русской общественной инициативе: в годы его "мэрства" были заблокированы все попытки местного казачества получить хоть сколько-таки легальный статус, и разогнаны на корню молодежные "русские пробежки".

Сам же Шаймиев выступил с довольно миролюбивой программной речью о том, что договор с Москвой был нужен в условиях девяностых годов, и он свою роль уже выполнил, да между региональной конституцией и конституцией страны есть разночтения, но так произошло потому, что основной закон региона был принят на год раньше государственного, что в своей речи о языках Путин ни в коем случае не покусился на право наций развивать родные языки - речь шла о русском языке, с которым действительно есть проблемы. В целом же татары выступают за единое большое государство вопреки тому, что в мире многие не хотят, чтобы Россия была сильной.

Нечто подобное прозвучало и в итоговой резолюции конгресса:

"Поддерживаем курс руководства Российской Федерации по отстаиванию интересов страны на международной арене, обеспечению реализации Стратегии государственной национальной политики, программных мер, направленных на сохранение и развитие языков, культур и традиций народов, проживающих в России, формирование общероссийской гражданской идентичности, - говорится в документе. - Осуждаем политику санкций по отношению к России со стороны Соединенных Штатов Америки, цинично использующих политические инструменты в конкурентной борьбе, что негативно сказывается на сотрудничестве с европейскими странами, искусственно создает обстановку нетерпимости и противостояния".

Казалось бы, все прекрасно, и о сепаратистских настроениях в одном маленьком, но гордом регионе можно забыть навсегда. Тем более, что в резолюции говорится об очевидных успехах, которые могут быть реализованы только в рамках большой России: о появлении в Болгаре Всероссийской исламской академии, выпускники которой смогут, наконец, получить полноценное мусульманское высшее образование, и о, по сути, федеральных татароязычных телеканалах. Плюс авторы обратились к Москве с просьбой разрешить выпускникам татарских школ сдавать ЕГЭ на родном языке, а также за счет бюджетных средств организовать обучение татарскому языку для татар, проживающих за пределами республики.

Но в той же резолюции есть и такой пункт:

"Поддерживаем обращение Государственного Совета Республики Татарстан о сохранении должности президента Республики Татарстан как положительно зарекомендовавшей формы организации высшей государственной власти в республике и выражающей национальные интересы всего татарского народа".

Один вернее двух

Как говорится, опять двадцать пять. Для чего региону, находящемуся в составе России, в самом центре ее территории "президент"? Зачем России в целом два президента? Или же представители татарской нации желают разделить единую страну на две, номинально союзные, как это было в Империи ромеев? Или же полагают, что у государства должно быть два легитимных правителя - один для татар, а другой - для "гражданской российской нации"? Что за странные резоны живут в головах элиты народа, который вроде бы выступает за единую и неделимую Россию, поддерживая ее в наметившемся остром противостоянии с Западом?

"В 1994 году мы отменили собственную Конституцию, декларацию о суверенитете, закон о гражданстве, я отказался от поста президента, - рассказал в эфире телеканала Царьград первый некогда президент другого национального образования в составе России Калмыкии Кирсан Илюмжинов. - Я сказал, что в единой стране должен быть один президент. Если у нас одна граница, если у нас один рубль, то к чему все эти бумажные суверенитеты? Перед нами стоят проблемы настолько большие, что мы должны объединиться".

Разумно? Разумно. Логично? Логично. Так почему до подобной логики никак не дойдут в Татарстане? Повторимся, выступая на Всемирном конгрессе татар, Минтимер Шаймиев констатировал, что разночтения между Конституциями России и Татарстана есть, и касаются они "прав" региона, потому "нужно сесть с представителями федеральной власти, обсудить несостыковки, согласовать все, что касается наших прав".

"Изначально мнения экспертов были таковы, что про продление договора конгресс, как в свое время татарстанский Госсовет, вопрос поднимать не будет, а вот про президентство - да, - прокомментировал ситуацию обозревателю телеканала Царьград председатель Общества русской культуры Республики Татарстан Михаил Щеглов. - Кстати, инсайдерская информация о том, что Минниханову оставят президентство, ходила весь последний месяц. Но местных русских более волнует, останется ли в Конституции республики преамбула, разделяющая "многонациональный народ Татарстана и татарский народ". Отчего происходит перекос в языковом в вопросе, в том числе и в образовании. Учитывая, что в местных СМИ не прекращается истерия по теме "Верните договор, оставьте президентство!" - элементы конструкции, созданной в свое время командой Шаймиева в начале девяностых, безусловно, и конгресс был собран под это. Но региональное законодательство следует привести в соответствие с федеральным, здесь отступать нельзя".

Действительно о том, что стоит за выдержанными формулировками ВКТ можно порассуждать. Но если тактика шаймиевской политики меняется по ситуации, то ее стратегия в целом остается неизменной - в ходе переговоров с Москвой выкружить побольше "профитов" для региональной элиты. Даже вопреки утверждениям самого "бабая" (деда  по-татарски), как принято в Татарстане за глаза называть своего политического лидера, что никаких "экономических преференций" прежний договор не давал.

На подобные мысли наводит и сама обстановка в кулуарах конгресса, где в образе национальной героини порхала вся та же Фаузия Байрамова, а еще один бессменный лидер татарстанского политикума - спикер республиканского Госсовета и татарстанских "единороссов" Фарид Мухаметшин благодарил ее за то, что она заставила его в свое время выучить татарский язык. Все это напоминало междусобойчик, участники которого для мира произносили красивые слова, а промеж себя четко знали, что будут работать и действовать четко в интересах своей группы, где все друг с другом давно знакомы и твердо знают, чего хотят.

Посему случись что, например, "уважаемые западные партнеры" окажутся сильнее, чем думалось, а позиции московского Кремля не настолько устойчивыми, то два срока председателя экзотической на первый взгляд Милли Шуры могут пронестись как миг. И тогда явится он - непререкаемый авторитет и живое воплощение национальной идеи, чтобы поставить точки над i. Не обязательно комплиментарные к Москве.

"Всемирный конгресс татар стал инструментом татарской этнократии для создания собственного квазигосударства, которой важно сохранить тот самый договор о разграничении полномочий с центром, как продолжение истории "берите сувернитета столько, сколько захотите", - поделился собственным видением ситуации с обозревателем телеканала Царьград  руководитель Ассоциации православных экспертов, заведующий отделом по взаимодействию с Русской Православной Церковью Института стран СНГ Кирилл Фролов. - По справедливости, такого рода конгрессы должны проводиться в Москве, где татар численно живет больше, чем в Казани. А настоящее государство татар - это Россия, единая и неделимая, где татары наряду с русскими являются государствообразующим народом. И татарская элита верой и правдой служила России, если бы к 1612 году она бы не интегрировалась в русское государство, то вполне бы могла нанести ему удар в спину, и освобождение страны от польско-литовских интервентов было бы делом крайне трудным. Соответственно, то, что глава татарстанской этнократии именует себя президентом, тем самым противопоставляя себя, например, чеченскому лидеру Рамзану Кадырову, который добровольно отказался от этого, - это абсурд".

Тем не менее пока в России существуют два президента - один общенациональный, другой - исключительно национальный, но не для 80% населения страны - русских. И предстоят переговоры по предмету, о котором договариваться нет ни малейшего смысла, если дорого единство государства. Как поведет себя российская власть - покажет время, но то, что первый серьезный шаг - отказ от пролонгирования договора - уже сделан, вселяет надежду. На то, что искусственных стен между Москвой и Казанью больше не будет.

Читайте также:

Прецедент Татарстана. Второго договора быть не должно

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх