Наша Кухня. Великий русский обжора Иван Крылов

  • Наша Кухня. Великий русский обжора Иван Крылов

Готовим Демьянову уху и стерлядь по-дворянски, рассольник с грибами и гуся с гречкой, вспоминая русского баснописца и величайшего обжору своего времени Ивана Крылова, которого потчевали цари и царицы, любили Пушкин и Жуковский, щедро угощали в Английском клубе и дворянских домах столиц

Глядя на фотографию Крылова в школьном учебнике легко можно поверить в его баснословный аппетит, русскую леность и неряшливость, которыми он также отличался, по словам современников. О гурманстве Крылова ходит столько анекдотов и небылиц, что рассказать все невозможно, но мы выбрали самые яркие.

А. С. Пушкин, любя писателя и подтрунивая над его обжорством, которое переходило все границы (Крылов мог съесть за одни присест около сотни устриц, запивая их портом, и это только в качестве «закуски») называл его в шутку «преоригинальнейшей тушей». Будучи всю жизнь холостым и имея отвратительнейшую кухарку, Крылов до своих 76 лет регулярно столовался по друзьям, клубам и царским резиденциям, благо автора любили все и везде.

Фото: www.globallookpress.com

Царская семья неоднократно приглашала «петербуржского Лафонтена» на обеды, желая удивить необычными блюдами и их оригинальной европейской подачей, что была похожа на современную, в ресторанах высокой кухни. Порции маленькие и не всегда понятные, так что неискушенный посетитель может остаться голодным или разочарованным. Коим оказался и наш баснописец на званом обеде императрицы Марии Федоровны, когда ему подали десерт:

А сладкое? Стыдно сказать – пол-апельсина. Нутро природное вынуто, а взамен желе с вареньем набито. Со злости с кожей я его и съел!

Приверженец «еды по старинке», любитель многослойных кулебяк, русских каш, блинов и супов, Иван Крылов предпочитал обеды простые, но обильные. Каждое воскресенье он обедал в доме министра народного просвещения Оленина, и каждую неделю – у директора медицинского департамента Тургенева (не писателя), где ему запросто скармливали по 30 блинов за один присест, после которых, не вставая из-за стола, Крылов съедал поднос пирожков и кастрюлю ухи, а также миску сладкой гурьевской каши, выпивая несчетное количество графинов с киселями и водками. И это все не считая соленых и моченых яств – «мелочи», как их называл баснописец.

Потому сегодня я расскажу вам о тех любимых блюдах писателя, которые дошли до нас в описаниях современников. Правда, «пропорций» для Крылова не существовало, но в наших рецептах они указаны.

Демьянова уха

Фото: Fanfo / Shutterstock.com

«Что за уха! Да как жирна:
Как будто янтарем подернулась она.
Потешь же, миленький дружочек!
Вот лещик, потроха, вот стерляди кусочек!»

- уговаривает хозяин друга в одноименном произведении Крылова «Демьянова уха». В столичных ресторанах послебасенного периода бульон делали из разной речной рыбы, и любую уху непременно норовили называть Демьяновой, чтобы заманить посетителя. Отличная реклама и маркетинг, сами понимаете. Вот один из ее вариантов.

Ингредиенты:

700-800 г речной рыбы разных сортов, предпочтительно благородных; 600 г картофеля; 1 луковица; 300 г помидоров; 2 ст. л. масла; 1 лавровый лист; 10 горошин черного перца; по 1 корню петрушки и сельдерея; по 2-3 ст. л. мелко нарубленной зелени укропа, петрушки и сельдерея; рюмка водки (опционально).

Метод:

Рыбу филировать. Голову с вынутыми жабрами, плавники, хвосты и кости отварить в течение получаса в 2,5 литрах слегка подсоленной воды. Картофель нарезать кубиками, лук мелко нарубить, залить процеженным бульоном, добавить крупно порезанные корни петрушки и сельдерея. Варить около 20 минут. За 7-10 минут до окончания варки добавить подготовленные куски рыбного филе, нарезанные дольками помидоры, лавровый лист, перец горошком. В конце вынуть корни петрушки и сельдерея, добавить в уху сливочное масло и зелень. По желанию влить рюмку водки, как традиционно делали в русских трактирах.

Фото: MAR007 / Shutterstock.com

«Вот друга я люблю! – Вскричал Демьян. — Зато уж чванных не терплю.
Ну, скушай же еще тарелочку, мой милый!»
Тут бедный Фока мой,
Как ни любил уху, но от беды такой,
Схватя в охапку
Кушак и шапку,
Скорей без памяти домой –
И с той поры к Демьяну ни ногой».

Демьянова уха-солянка

Фото: IZOTOV DMITRII / Shutterstock.com

Современники пишут, что баснописец Крылов питал особую слабость к различного рода сборным солянкам и рассольникам.

Ингредиенты:

2 ст. л. растительного масла; 1 белая луковица; 1 ст. л. томатной пасты; 1 ст. л. каперсов; 1 маленький соленый огурчик; 50 г оливок; 1 ч. л. сахара; 1 лавровый лист; 150 мл рыбного бульона; 150 мл бульона из раков; 600 г семги; 8 раков или креветок; 200 г отварного картофеля; 2 помидора; 2 сладких красных перца; по 1 ч. л. измельченной зелени петрушки и укропа; 4 ломтика лимона; соль, перец.

Метод:

Лук и соленый огурец мелко порезать. Каперсы измельчить. Семгу разрезать на 4 куска. Помидоры освободить от кожицы и семян, нарезать. Болгарский перец запечь, порезать крупными полосками.

Лук, томатную пасту, каперсы, огурец, оливки и сахар быстро прогреть в масле. Добавить рыбный и раковый бульоны, лавровый лист, варить 20 мин. Положить семгу, раков или креветки, картофель, помидоры, перец. Выдавить лимонный сок, заправить солью и перцем. Подать, посыпав зеленью, с долькой лимона.

Рассольник с солеными грибами

Перловую крупу промыть несколько раз горячей водой. Отварить почти до готовности и опустить в мясокостный бульон.

Картофель порезать дольками; морковь, корни петрушки и сельдерея – соломкой. Репчатый лук нашинковать. Сначала заложить картофель, затем пассерованные на масле морковь, коренья и лук. В последнюю очередь вместо привычных соленых огурцов положить соленые грузди, порезанные кубиками. Подавать со сметаной и рубленой зеленью.

Стерлядь по-дворянски

Фото: Ailisa / Shutterstock.com

Это блюдо, равно как и предыдущее – одно из самых любимых Крыловым. Вот рекомендации по его приготовлению с адаптированными пропорциями из кулинарного сборника блюд русских писателей.

Промывают 1 кг стерляди и вытирают ее досуха полотенцем. Снимают кожу, нарезают рыбу кусками и кладут в кастрюлю. Наливают туда белого столового вина (так, чтобы наполовину покрыло рыбу). Добавляют 125 г сливочного масла и целый лимон без зерен, разрезанный вдоль. Кастрюлю накрывают крышкой и ставят на средний огонь. Всего четверть часа – и кушанье  готово.

Птица с гречневой кашей

Фото: CCat82 / Shutterstock.com

Рассказывают, что Иван Крылов обожал индейку, называя ее «жар-птицей», но ее подавали только по большим праздникам и на званых обедах. А вот гусей и уток баснописец ел часто. В качестве одной порции и одной из пяти перемен блюд. Я не предлагаю вам повторять подвиги великого русского обжоры, однако сам рецепт – прилагаю.

Ингредиенты:

Тушка одного гуся (или утки) и ее же потроха; 100 г сала; 100 г сливочного масла; 1 чашка гречки; 2 луковицы; 150 г шампиньонов; 1 ст. л. зелени петрушки; 2 яйца; 1 ч. л. майорана.

Приготовление:

Обработанную тушку промыть и оставить на сутки в прохладном месте. Просушить, натереть салом, солью и майораном, салом также нашпиговать и снова оставить в прохладном месте на три часа.

Для начинки очищенные и промытые потроха ошпарить, слегка обжарить в 1 ст. л. сливочного масла, посолить, накрыть крышкой и протушить. Затем мелко нарезать. Лук и шампиньоны тоже мелко нашинковать, обжарить в 2 ст. л. сливочного масла. Сварить рассыпчатую гречневую кашу. Смешать с кашей гусиные потроха, лук и шампиньоны, добавить петрушку, соль и перец по вкусу, желтки яиц и взбитые белки.

Духовку разогреть до 180 градусов. Нафаршировать тушку, зашить, выложить в смазанную салом утятницу, поместить в разогретую духовку и довести до готовности, поливая время от времени выделяющимся соком. Подавать с тушеными овощами и зеленью.

Сочни с овсяной кашей

И последнее на сегодня любимое и простое блюдо писателя.

Овсяную крупу перебрать, промыть теплой водой и сварить густую кашу на воде. Добавить в нее сливочное масло и рубленые яйца. Полученную кашу уложить на поджаренные блины, сложить их пополам и обжарить еще раз. Подавать со сметаной и фруктовым киселем.

Рассказывают, что по окончании трапезы, где бы Крылов ни находился, он любил по русскому обычаю вздремнуть. В Английском клубе, который писатель посещал более 35 лет, долгое время оставалось незакрашенным пятно на стене, сделанное его головой. Засыпал после сытного обеда прямо в кресле, и никто сна счастливого человека не тревожил.

Садясь за стол в знакомых домах, Иван Андреевич повязывал себе салфетку под самый подбородок. Но обшлага пачкались, она развязывалась и падала, а он не замечал и продолжал маслить манишку и белый жилет, уплетая сосредоточенно за обе щеки все, что ставилось на стол. Отобедав, вставал и, помолившись на образа, всегда произносил: «Много ли надо человеку?».

Смех смехом, а дожил великий обжора и баснописец до 76 лет.

На его 70-летие в зал Дворянского собрания на Невском было приглашено 300 гостей. Угощение началось как раз с «Демьяновой ухи», которая была заявлена в литографированном меню с рисунками. Чего только не было на столах обеденного банкета, но... Юбиляру приходилось все время кланяться, благодарить и выслушивать длинные тосты.

Какая уж тут еда, когда сердце желудок покорило. Хочешь к блюду приступить, а слезы мешают. Так и пропал обед, и какой обед! Хоть бы на дом прислать догадались!

Потому этот день, 2 февраля 1838 года, остался для Крылова самым печальным гастрономическим днем.

Любя плотно обедать и плотно ужинать, как-то раз во время спора о диетах он сказал, накладывая себе изрядную порцию стерляди под желе: «Я ужинать перестану, наверное, в тот день, с которого перестану обедать».

Фото: Milanchikov Sergey / Shutterstock.com

Черная шутка о том, что Крылов умер, возможно, от переедания (рябчиками), принадлежит самому князю Романову, что, конечно же, неправда, но вполне могло произойти при таком нездоровом аппетите и невнимании к собственному телу. Умер писатель от воспаления легких, так как часто ходил по дому в неглиже перед открытыми настежь в суровую зиму окнами.

Иван Андреевич Крылов оставил после себя более двухсот басен, переведенных на все языки мира. Стихи, публицистические работы и кипы сатирико-просветительских журналов. Историю детской любви и болезненной страсти к основному физиологическому удовольствию – еде, о которых и поныне живы легенды. «Не могу… Не могу оскорбить вас отказом!».

Берегите себя.

Оставьте email и получайте интересные статьи на почту

Загрузка...

Ссылки по теме:

Наша Кухня. Караси и щука от классиков

Наша Кухня. Русские расстегаи и кулебяки

Наша кухня. Марсельская уха

Оставить комментарий

Владимир Легойда: Фестиваль «Вера и слово» – шаг к единству Церкви и общества Православный мир вместе с Русской Церковью: Кто не поддержал раскол
Новости партнёров