«Люди, события, факты» - вы делаете те новости, которые происходят вокруг нас. А мы о них говорим. Это рубрика о самых актуальных событиях. Интересные сюжеты и горячие репортажи, нескучные интервью и яркие мнения.
События внутренней, внешней и международной политики, политические интриги и тайны, невидимые рычаги принятия публичных решений, закулисье переговоров, аналитика по произошедшим событиям и прогнозы на ближайшее будущее и перспективные тенденции, публичные лица мировой политики и их «серые кардиналы», заговоры против России и разоблачения отечественной "пятой колонны" – всё это и многое вы найдёте в материалах отдела политики «Царьграда».
Идеологический отдел Царьграда – это фабрика русских смыслов. Мы не раскрываем подковёрные интриги, не "изобретаем велосипеды" и не "открываем Америку". Мы возвращаем утраченные смыслы очевидным вещам. Россия – великая православная держава с тысячелетней историей. Русская Церковь – основа нашей государственности и культуры. Москва – Третий Рим. Русский – тот, кто искренне любит Россию, её историю и культуру. Семья – союз мужчины и женщины. И их дети. Желательно, много детей. Народосбережение – ключевая задача государства. Задача, которую невозможно решить без внятной идеологии.
Расследования Царьграда – плод совместной работы группы аналитиков и экспертов. Мы вскрываем механизм работы олигархических корпораций, анатомию подготовки цветных революций, структуру преступных этнических группировок. Мы обнажаем неприглядные факты и показываем опасные тенденции, не даём покоя прокуратуре и следственным органам, губернаторам и "авторитетам". Мы защищаем Россию не просто словом, а свидетельствами и документами.
Экономический отдел телеканала «Царьград» является единственным среди всех крупных СМИ, который отвергает либерально-монетаристские принципы. Мы являемся противниками встраивания России в глобалисткую систему мироустройства, выступаем за экономический суверенитет и независимость нашего государства.
Кутузов против Наполеона: Кто выиграл Бородинское сражение
Памятник героям Бородинского сражения (открыт в 1839 году), расположенный в центре Бородинского поля. Фото: www.globallookpress.com
Общество

Кутузов против Наполеона: Кто выиграл Бородинское сражение

Историк Константин Залесский в интервью Царьграду рассказал, почему генеральное сражение Отечественной войны 1812 года было дано на Бородинском поле и можно ли считать Наполеона гением

Царьград: Является ли Бородино победой русского оружия или это обычное сражение?

Константин Залесский: Бородинская битва, конечно же, не является обычным сражением. По своему уровню и по тому, как его рассматривал Наполеон, его смело можно назвать генеральным. С точки зрения русского командования значение этого сражения велико, поскольку просто невозможно было продолжать отступление и оставить Москву без серьезного боестолкновения. Вопрос же о том, кто победил при Бородине, до сих остается предметом ожесточенных споров, и, судя по всему, консенсус никогда не будет достигнут, поскольку речь идет уже не о реальных фактах, а об их политической трактовке. Так, французы всегда будут утверждать, что это победа Наполеона, тем более что формально русские войска действительно отступили (и оставили затем Москву).

Но при оценке результатов сражения необходимо учитывать не только отдельные факты – за кем осталось поле боя, какое было количество потерь и т.д., а также и смотреть, какое значение сражение оказало на результат всей кампании. Это действительно важно, поскольку в противном случае возникает дилемма: он выиграл битву, но проиграл войну! И здесь мы можем сделать однозначный вывод: Наполеон мог позволить себе такие потери, которые он понес, только при одном условии – русская армия должна была быть разгромлена, выведена из игры без надежды на возрождение. То есть кампания должна была быть завершена. В любом другом случае понесенные «Великой армией» потери были для нее если не катастрофой, то ее началом. 

Бородино

Петр Гесс. Бородинская битва. Фото: www.globallookpress.com

Ц.: Было ли Бородино ключевым моментом в итоговом поражении Наполеона?

К.З.: Если обратиться к терминологии Второй мировой войны, то Бородинская битва стала началом великого перелома. Поражение же «Великой армии» было обусловлено целым рядом больших и малых причин, их комплексом. Это и Тарутинский маневр Кутузова, и действия армейских партизанских отрядов, и растянутые коммуникации, и принятые руководством Российской империи меры по усилению армии, и Вязьма, и Красный, и Березина и т.д. и т.п. Но Бородинское сражение, безусловно, стало самой яркой страницей всей – для французов – кампании 1812 года, а для нас – Отечественной войны. 

Ц.: Прав ли был Кутузов, что отдал Москву Наполеону и сохранил армию?

Действия Кутузова были вполне обоснованы. Они полностью укладывались в его стратегию, как полководца. Хотя и все время говорят, что он был «полководцем суворовской школы», но Суворовым он не был. И тактика, и стратегия Кутузова были другими: и здесь нельзя оперировать терминами «плохой–хороший». Суворов бы принял другую стратегию и, возможно, сумел бы добиться в ней успеха. Но, в данном случае, в рамках той стратегии, приверженцем которой был Кутузов, он был совершенно прав в своем решении. Осторожный полководец, не только военачальник, но и опытный администратор и государственный деятель (каким, например, не был Суворов), он прекрасно понимал значение оторванности «Великой армии» от своих главных баз. Русская армия получала возможность пополнить свои ряды, запасы, вооружение и отдохнуть, накопив силы, а силы противника лишь убывали с каждым днем без надежды на их восполнение. Время работало на Кутузова, и он это прекрасно понимал: его действия и в предыдущие кампании показывают, что он вообще старался загнать противника в патовую ситуацию, не вступая в серьезные столкновения.

Наполеон 

А. Адам. Наполеон в горящей Москве. Фото: www.globallookpress.com

Ц.: Прав ли был Александр I, отказав Наполеону в заключении мира?

К.З.: Позиция Александра I была четкой, последовательной и понятной как с моральной, так и с прагматической точек зрения. Во-первых, враг, вторгнувшись в пределы империи, сам поставил себя вне закона, в том числе и с точки зрения Божеской (при том, что Наполеона и его армию вообще сложно рассматривать как «христианское воинство»). Во-вторых, после Бородина император понимал, что противник находится в менее выигрышном положении, чем русская армия: зачем же тогда вести переговоры? И, наконец, разграбление и разгром Москвы само по себе было сигналом к тому, что переговоры невозможны. Кроме того, надо понимать, что заключение мира с Наполеоном (даже на выгоднейших условиях, например, с обязательством вывести армию из пределов Российской империи), лишь откладывало окончание конфликта, поскольку в этом случае Наполеон сохранял за собой возможность реванша (не говоря уже о том, что он контролировал почти всю Европу). Таким образом, мир не означал бы конца войне, а лишь временную передышку.

Александр Александр I. Фото: www.globallookpress.com

Ц.: Ваш взгляд на Бородино. Сама битва была продумана или случайна?

К.З.: С одной стороны, никто загодя не предполагал, например, возле Смоленска, что сражение развернется именно под Бородино. Но с другой стороны, выбор поля сражения был сделан сознательно, исходя из тактических и стратегических задач. Кроме того, решение о том, что на подходе к Москве должно быть дано генеральное сражение, было к этому моменту уже принято. Следовательно, нельзя говорить, что сражение было случайным. 

Ц.: Проявился ли во время Бородино полководческий талант Кутузова?

К.З.: Поскольку именно мнение Кутузова было решающим при выборе поля боя, развертывании сил, а также принятии важнейших решений по ходу битвы, то, следовательно, его талант полководца проявился в полной мере. Другое дело, что в его манере было предоставлять своим подчиненным довольно большую свободу действий – но тут ничего нельзя сделать: кто-то будет его за это критиковать, кто-то, наоборот, хвалить. Сколько экспертов – столько мнений.

Кутузов

 М. И. Кутузов. Фото: www.globallookpress.com

Ц.: Говорят о том, что Кутузов собирался на следующий день продолжать битву. Почему он отказался?

К.З.: В этом как раз и заключается талант Кутузова. Первоначально, будучи удовлетворенным результатами первого дня сражения, он собирался на второй день продолжить его с явным намерением нанести поражение противнику. (Поражение «Великой армии» в глубине России, вдали от своих коммуникаций стало бы для нее катастрофой). Однако оценив уровень потерь, Кутузов, как полководец очень осторожный и явно не склонный к авантюрам, решил пойти более долгим, но более верным путем. Суворов, скорее всего, атаковал бы противника и, возможно, одержал бы блистательную победу, но – не наверняка. Кутузов же предпочел синицу в руках, чем журавля в небе. Хотя для этого ему пришлось пожертвовать Москвой.

Наполеон

Наполеон.  Фото: www.globallookpress.com

Ц.: Сам поход Наполеона - авантюра? Говорят, что Наполеон был тактический гений, но в конечном итоге в стратегии он проигрывал. Правильно ли считать его гениальным полководцем?

К.З.: Наполеон был наиболее выдающимся полководцем своего времени: ни один из полководцев стран Антигитлеровской коалиции не одержал столько побед и не добился столь серьезных результатов на поле боя. Судя по всему, авантюрой кампания 1812 года для него не была: он готовился к ней очень серьезно и вполне рассчитывал на успех. Другое дело, что он не смог просчитать ни противника в целом, ни, что чрезвычайно важно, императора Александра I, видя в нем лишь вариацию императора Франца. Он не смог понять Россию как противника, и просчитался. Причем, если бы он был готов к подобным действиям, он, скорее всего, все равно начал бы кампанию, но действовал по-другому. Например, позаботился бы о формировании более сильного второго эшелона, не ограничиваясь лишь фланговыми корпусами. Погнал бы вглубь страны и Рейнье, и Макдональда, и войска из Польши и Германии. 

Ц.: Есть фраза, которую приписывают Наполеону: якобы он сказал, что Бородино было самым кровавым его сражением. Действительно ли это так?

Залесский

К. Залесский. Фото: Телеканал "Царьград"

К.З.: Данные о потерях французских войск в различных сражениях довольно сильно разняться, сказываются недостатки ведения подсчетов. В приводимых французскими источниками данных всегда несколько настораживают слишком точные цифры потерь убитыми, ранеными, пленными. Сами французы считают самой кровавой для себя битву при Прейсиш-Эйлау в 1807 году в Восточной Пруссии, где они потеряли убитыми, ранеными и пленными 30 655 человек. Потери при Бородино французские исследователи указывают обычно в 28 012 человек убитыми и ранеными (однако число убитых при Бородино больше, чем при Прейсиш-Эйлау), но вот, например, английские источники показывают цифру в 28–35 тысяч, а отечественные – в 30–40 тысяч. То есть, если Бородино было и не самым кровопролитным сражением Наполеоновским войн, то одним из кровопролитнейших – безусловно.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Должна ли быть бескорыстной политика России "До Парижа уже недалеко!" Как русская армия освободила Европу Врачи против вакцин – 1: Об эффективности, качестве, опасности
Загрузка...