Крым: Четвёртый год в родной гавани

  • Крым: Четвёртый год в родной гавани

Ровно четыре года назад свершилась историческая справедливость: Крым по воле населяющих полуостров русских людей вернулся в Россию. Избежав бандеровской украинизации, частичной исламизации, баз НАТО и, возможно, кровавой войны

Возвращение Крыма стало первым шагом по возвращению Россией своих исторических территорий, превратившее нашу страну в объект для нападок. Санкции, информационные атаки, теракты, агрессивная политическая риторика, прессинг по линии международного спорта. Маски сброшены, этикет отставлен, расклад на шахматном поле мировой геополитической партии предельно ясен, и очевидно, что нет никаких партнёров, но есть откровенные враги.

А ещё возвращение Крыма стало лакмусовой бумажкой, чётко показавшей, кто патриот, а кто Макаревич, кто русский, а кто Герман Греф. Да, на полуострове нет Сбербанка, и кандидатка Собчак обращается за разрешением приехать в русский Крым в официальные органы Украины. Но это тоже хорошо. Потому что, повторимся, маски сброшены.

И санкции — хорошо. Выяснилось, что у нас, например, могут производить собственный пармезан. А ещё чудо-оружие, как в прежние времена. И национальная идея заключается отнюдь не в спортивных костюмах цветов национального флага, а в запылённой на передовой "горке" прадедовой косоворотке и настоящей любви к своей земле, за которую почётно жизнь отдать. Как это делали русские воины, бравшие ханский Бахчисарай, оборонявшие Севастополь под массированной англо-французской бомбардировкой, защищавшие Перекоп от большевистских орд, штурмовавшие три линии обороны немецких нацистов на Сапун-горе.

Последние четыре года стали во многом знаковыми для новейшей истории нашего Отечества. Не только для Крыма, но и для всей большой России, для всех русских людей. И на многое пролили свет, показав, кто чего в действительности стоит и кто на что способен.

Поэтому в преддверии очередной годовщины крымского референдума мы решили поговорить с самыми разными людьми о том, насколько важным и даже сакральным стало возвращение Крыма в Россию. Насколько оно, это возвращение, вернуло нашему народу потерянное под обломками распавшейся империи национальное уважение и позволило увидеть очертание будущего, пусть даже за пеленой свинцовых туч.

Нашими собеседниками, с которыми мы обсудили судьбоносную веху нынешнего витка русской истории, стали давний друг "Царьграда", кандидат исторических наук, генерал СВР в отставке, исполнительный директор общества "Двуглавый орёл" Леонид Решетников; депутат Госсовета Республики Крым, преподаватель Крымского республиканского института постдипломного педагогического образования, участник "Русской весны" Александр Шевцов; автор-исполнитель, также активист "Русской весны", политэмигрант из Одессы, ныне проживающий в Симферополе, Игорь Сивак.

По-другому быть не могло

Возвращение Крыма — это большая геополитическая победа России, потому что наши соперники и конкуренты планировали использовать полуостров для оказания давления на Россию, как базу для флота США и других натовских государств,

— убеждён Леонид Решетников.

Он напомнил, что если бы воссоединения не произошло, то сейчас, спустя четыре года, это была бы уже территория, с которой реально угрожали бы России. То есть контроль над Чёрным морем полностью перешёл бы к Североатлантическому альянсу со всеми вытекающими негативными последствиями для России как в военно-стратегическом, так и в военно-политическом и экономическом планах.

Полагаю, что если бы Крым не стал российским, нарушились бы наши отношения с Турцией и существенно ухудшились с другими странами",

— заключил Решетников.

В ходе своего визита в Крым президент России Владимир Путин осмотрел новый пассажирский терминал аэропорта Симферополя. Фото: http://globallookpress.com

"Ситуация, которая сложилась в феврале 2014 года, наверное, предполагала полный уход Украины вместе с Крымом под контроль Запада, причём Крым рассматривался как плацдарм против России, — придерживается схожей точки зрения и Игорь Сивак. — И как очаг будущего межэтнического и межнационального конфликта, который на тот момент очень активно разжигался. Я хоть и находился в то время в Одессе, прекрасно помню как все украинские СМИ, в эфире которых выступали политики, журналисты, вожди Евромайдана, простые, так сказать, обыватели, угрожали Крыму. То же наблюдалось и в социальных сетях. Угрожали отключением воды и электричества, продовольственной блокадой. Говорили о «поездах дружбы», и это была не просто угроза, не метафора и не аллегория. Предлагали раздать татарским экстремистам — представителям запрещённого в России Милли Меджлиса крымскотатарского народа — оружие, и, в общем-то, все угрозы, которые озвучивали эти люди, они так или иначе попытались исполнить, но далеко не все у них получилось. В том числе благодаря тому, что Крым вернулся в Россию. Но на примере Донбасса мы видим, что украинская власть после «майдана» никого бы не пожалела на полуострове. Это однозначно".

"Ждали худшего, но страха не было, было ощущение тревоги, опасение, что мы можем не выдержать. Но в том, что нужно сопротивляться и предпринимать какие-то шаги по защите Крыма, мы были на 100% уверены, — вспоминает  Александр Шевцов. — Ибо нам ещё в начале девяностых небезызвестный Дмитро Корчинский (один из старейших лидеров украинских националистов — прим. ред.) обещал, что «Крым будет либо украинский, либо безлюдный». И когда случился погром нашей автоколонны под Корсунью (избиение вооружёнными украинскими националистами ехавших с митинга киевского Антимайдана крымских активистов — прим. ред.), Сергей Валерьевич Аксенов собрал руководство нашей русской общины, подробно обсуждался вопрос, как нам себя защитить, после чего было принято решение о формировании ополчения.

Крым. 14 марта 2018. Во время объединённого митинга-концерта "Россия. Севастополь. Крым" на площади Нахимова в Севастополе. Фото: Михаил Метцель/ТАСС

Собирались мы где-то 21 февраля, а уже 23 февраля ополчение, по сути, было сформировано. Только в Симферополе туда вошли 23 тысячи человек. Помимо этого, аналогичные формирования появились в Севастополе, Евпатории, Феодосии".

"Надо отметить, — продолжил Шевцов, — что определённые круги в Киеве это отрезвило. Тем более что с нами ещё казаки были, которые составили девятую и десятую роты ополчения, плюс самостоятельные формирования на Перекопе. Плюс на наш призыв о помощи откликнулись казаки Кубани, они были первыми, кто пришёл из России, после чего пошли добровольцы и с Дона. Помню, как 26 февраля была толчея возле Госсовета (попытка Милли Меджлиса захватить крымский парламент — прим. ред.), а уже 27-го я увидел «зелёных человечков». Потом их прозвали «вежливые люди». Помню, я утром встал, увидел оцепление, показал удостоверение, сказал, что мне нужно на работу, мне очень спокойно ответили, мол, пожалуйста, проходите вдоль стеночки, и без всяких проблем пропустили. Подошёл я к Госсовету, поднял голову и увидел российский флаг. Тогда мне стало чётко ясно, что самое страшное уже позади".

Этот  день мы приближали, как могли

С распадом СССР произошла национальная катастрофа, разделение Русского мира, — считает Решетников. — Только представьте, что 25 млн русских людей внезапно оказались в других странах, за пределами России. Поэтому возвращение полуострова в состав России — это факт собирания Русского мира, нашей цивилизации в нормальное состояние. Мы также понимаем, что произошедшее четыре года назад — это отражение желания населения Крыма вернуться на Родину, в состав государства-матери, из которого Крым был выведен благодаря большевикам и коммунистам, невероятным образом оказавшись в составе Украины. И это показывает, что народ в переломный момент может сыграть именно решающую роль, благодаря желанию крымчан воссоединение и произошло".

"Я думаю, крымчане всегда ощущали себя русскими, потому что русская культура всегда доминировала, как, впрочем, и в большинстве городов Новороссии, — убеждён Сивак. — В принципе, до «майдана» какого-то особенного противоречия на юго-востоке не было: ну живут русские на Украине, и что тут такого? Противоречия между русскими и украинцами разжигались целенаправленно именно в последние годы.

Кто такие украинцы? Это тоже русские люди, но со своим, несколько иным, диалектом. Но Крым, конечно, отличался от остальной Украины даже больше, чем остальные города Новороссии, потому что Крым всегда был русским, тут не было никогда украинских деревень, в городах полуострова трудно услышать украинскую речь. Да и крымские татары, в общем-то, и на русском говорили, и тоже были интегрированы в русскую культуру больше, чем в украинскую. К последней они вообще никакого отношения не имели.

Конечно, основным языком общения в Крыму всегда оставался русский, в школах и вузах  преподавали на русском языке. И, нравилось это кому-то или нет, Украины в Крыму всегда было очень мало. Поэтому никаких цивилизационных сложностей в связи с возвращением в Россию у крымчан нет. Наоборот, они вздохнули спокойно, потому что этот украинский новояз, который заставляли применять в делопроизводстве, просто добивает людей, его даже сами украинцы не понимают. По сути, это новый язык, специально придуманный чиновниками, чтобы их никто не понимал".

Президент России Владимир Путин осмотрел готовый участок Крымского моста в ходе визита в Крым 15 марта 2018 года. Фото: http://globallookpress.com

"Я могу точно сказать, что 80-90% славянского населения Крыма всегда выступали в поддержку России, — напомнил Шевцов. — Русский язык здесь доминировал традиционно. В 1954 году после передачи Крыма в состав Украины были попытки повесить вывески, таблички с названиями улиц на украинском, но это не прижилось. То есть украинский язык был не востребован у нас, но и враждебного отношения к нему не было. Хотя и переселенческая политика имела место, и были люди, приезжавшие сюда с Западной Украины".

"Помню, был уже 1991 год, — продолжил Шевцов. — Симферополь посетила Наталья Нарочницкая, прочитав небольшую лекцию, в ходе которой очень скептично высказалась по поводу независимости Украины. Что меня поразило: большая часть аудитории её поддержала, но был человек, который занимал большую должность в своё время (фамилию не буду называть), полковник, которого аж затрясло от этих слов. «Почему это Украина не имеет права на собственную государственность?» Очень агрессивно себя вёл".

Мечты сбылись. Почти.

Очень сложный и тяжёлый процесс собирания земель шёл несколько веков и был прерван серьёзной катастрофой 1917-го, но спустя семь десятилетий стало понятно, что государство, которое мы создали после этого, оказалось нежизнеспособным, оно рухнуло, — напомнил Леонид Решетников. — Мы попали в тяжёлую ситуацию, в глубокую пропасть и, конечно, теперь восстановление потребует больше сил, чем строительство, надо убрать руины. В Крыму люди не захотели стать украинцами, они решили сохранить принадлежность к Русскому миру. А в Донбассе ещё и сопротивлялись с оружием в руках. Эти реалии не отменить, как и не отменить ЛНР, ДНР, Приднестровье, Южную Осетию. Эти территории стремятся в Русский мир, и этот процесс идёт. Он то замедляется, то убыстряется, он даже может и отступать, но как тенденция всё равно сохраняется и будет развиваться и дальше".

"Есть, конечно, обида, но не на крымчан. При чём тут крымчане? У них всё получилось благодаря ряду обстоятельств, — считает живущий в Крыму Игорь Сивак. — А в моей Одессе и в близком моему сердцу Донбассе не получилось, и это, конечно же, очень грустно. Непонятно, почему итоги «Русской весны» у всех регионов разные, хотя все боролись за одно. Но получилось так, что Одесса находится, будем так говорить, в оккупации, а Донбасс истекает кровью. Это, конечно, неправильно. Хотелось бы, чтобы ситуация с другими русскими регионами России пришла всё-таки к какому-то правильному разрешению".

Игорь Сивак о возвращении Крыма в Россию

"Крымчане, конечно, довольны, — констатирует Александр Шевцов. — Больше нет опасения, что тебя будут заставлять заполнять документацию на чужом языке. Что в суде ты не сможешь нормально выступить, потому что твоя «мова не державна». Конечно, определённые исключения для Крыма делались, но всё равно главные документы и протоколы нужно было писать только на украинской «мове». В школах её тоже пытались насаждать, но мы сопротивлялись, и наши депутаты в Верховной раде провели такую правовую норму, согласно которой язык преподавания определяли родители учеников, а они у нас в подавляющем большинстве выбирали русский. Хотя существовала и образцово-показательная украинская школа.

Но агрессивность Киева в языковом вопросе постепенно нарастала. Поначалу это были робкие шажочки, потом начали уже требовать все рабочие документы заполнять только украинской «мовой». И из Киева документы приходили только на украинском. А если его глубоко не знаешь, то в каких-то терминах можно было и ошибки допустить. С определёнными негативными последствиями. Теперь мы не опасаемся этого, хотя официально у нас три языка, но в силу исторических обстоятельств русский, конечно, доминирует".

Родной язык, родная земля, родной русский флаг над всем этим. Крыму повезло. И России тоже. Но в плену местечковых этнократий остаются иные русские земли, жители которых также с надеждой смотрят в сторону Третьего Рима. И коль скоро мы — действительно Третий Рим, а не просто бездушная Москва-сити, — то обмануть эти надежды нельзя.

Напротив, опыт четырёх прошедших победных лет должен подсказать, как действовать дальше.

Оставьте email и получайте интересные статьи на почту

Савченко идёт своим путём Динамовская ипотека
Ссылки по теме:

Скрипаль, Сирия, Крым: Запад идёт в наступление в канун выборов президента России

Ликвидации Донбасса им мало: США готовят санкции за посещение Крыма

Как Порошенко "отмазывали" в суде от сдачи Крыма и коррупции

Оставить комментарий