Койки в коридорах и холодные батареи: Что происходит с нашими больницами

  • Койки в коридорах и холодные батареи: Что происходит с нашими больницами

В России выросла внутрибольничная смертность. Рост летальности отмечен в 79 регионах страны. Об этом свидетельствуют данные фонда «Здоровье», независимого мониторинга медицинских услуг. Между тем сами больницы находятся в ужасающем состоянии и больше напоминают декорации к фильмам ужасов

Общественная организация «Гражданский патруль» поделилась с Царьградом в эфире программы «Дежурный по редакции» шокирующими историями пребывания людей в некоторых медучреждениях страны. Так, пациенты больницы номер 2 города Златоуста Челябинской области поведали об ужасных условиях, в которых им пришлось лечиться.

Палаты и коридоры в полной разрухе. В потолках дыры, стены в плесени, матрасы и подушки в засохших бурых пятнах крови и пота, кругом полная антисанитария.

В больнице Красного Креста в Смоленске на улице Тенишевой, 9 пациентам предлагают заниматься лечебной дыхательной гимнастикой в облаке пыли от отлетевшей штукатурки.

 

А инфекционное отделение больницы в Нелидово Тверской области шокирует своими палатами, которые больше напоминают казематы, где расстреливали людей. Такие жуткие ассоциации возникают из-за буро-красных потёков на стенах.

 

Жительница Ярославля выложила в Сеть видео, как насекомые свободно ползают по стенам терапевтического отделения больницы номер 8.

Это лишь несколько случаев – список можно продолжить, и он будет бесконечным. Как же так получилось, что больницы во многих регионах страны превращаются в руины?

«У нас сейчас идёт проект по модернизации здравоохранения: строятся больницы, хорошие медицинские центры. Но это лишь фасад, – рассказал в эфире Царьграда эксперт проекта «За честные закупки» ОНФ Дмитрий Омутных. – Вот те истории о состоянии больниц, о которых мы часто слышим, – это средняя картина по стране. Проблемы копились годами, они не решались. Да, есть то, что у нас сейчас восстанавливается и строится, но подавляющее большинство медучреждений оставляет желать лучшего».

Можно было бы сразу обвинить Минздрав, но не всё так просто, как кажется на первый взгляд. Вся проблема в распределении средств. Центр финансирует напрямую лишь строительство и ремонт федеральных медицинских учреждений. В регионах же всё отдано на откуп местным властям.

«В последние годы, годы оптимизации, было сказано, что больницы нам не нужны, – пояснил президент «Лиги защиты врачей» Семён Гальперин. – Был сделан упор на закрытие больниц и перевод людей на амбулаторное лечение, в поликлиники. А в части регионов не оказалось ни того, ни другого».

Но здесь всё зависит от того, в каком состоянии находится тот или иной регион. Если он благополучный, то и ситуация с выделением денег на медицинскую помощь там явно лучше, нежели в дотационных районах. По словам Гальперина, «свою конституционную обязанность государство спустило по вертикали вниз, властям на местах».

Долгие годы наше здравоохранение оставалось недофинансированным, что не могло не отразиться на состоянии отрасли. Те крохи, которые выделялись, зачастую просто не доходили до места назначения; не доходят они и сейчас.

больницаФото: Balakate / Shutterstock.com

«Где-то в районе сидит какой-то человек, который распределяет весь этот выделенный на регион бюджет, – рассказывает Семён Гальперин. – Ему нужно в первую очередь беспокоиться не о том, чтобы население получило медицинскую помощь, а о том, чтобы передать наверх отчёты. А для того чтобы поддерживать видимость благополучия в системе, нужно подкармливать людей, которые имеют силу на местах. В частности, главные врачи имеют возможность распределять выделенные им бюджетные деньги так, как им приходит в голову. В основном это какие-то коррупционные закупки, когда оборудование закупается втридорога у друзей или родственников. Это и бесконечные ремонты, которые никогда не заканчиваются в больницах. И если главный врач настроен максимально выкачать средства из своей должности, то он этим и занимается. А с местным департаментом или чиновниками он уже договаривается об условиях своего существования и дальнейшей работы».

То, что состояние больницы во многом зависит от главного врача, подтвердил и эксперт ОНФ Дмитрий Омутных. С его слов, в региональной системе здравоохранения всё решается исключительно исходя из «коридорной обстановки». Существует определённая медицинская иерархия, во главе которой стоит руководство местного Минздрава. Главный врач – лишь подневольная единица, которая вынуждена за всё отвечать. Как правило, на такие должности берут по контракту на год с последующей пролонгацией, но при условии, что человек будет вести себя хорошо, не выступать и действовать так, как ему посоветуют вышестоящие чины.

«От главных врачей мы никогда ничего не услышим, они шепчутся только кулуарно, – подчеркнул Омутных. – Им говорят постоянно, что они должны зарабатывать деньги для своей больницы сами. Но, на минутку, у нас лечебные учреждения – не ООО, которое должно зарабатывать деньги. Не нужно тогда декларировать бесплатность медицинской помощи, напишите просто – ООО "Поликлиника номер 1". И всё будет понятно».

Эксперты отмечают, что в стране с каждым годом становится всё больше больниц-должников. Так, на днях стало известно, что Иркутская городская клиническая больница номер 1 накопила кредиторскую задолженность в 110 млн рублей. Самостоятельно учреждение расплатиться не может. Новое руководство больницы разработало совместно с Минздравом региона антикризисный план до сентября 2020 года. Сработает он или нет, будет зависеть от множества факторов.

Непонятно одно. Как государственное медицинское учреждение вообще может оказаться в должниках? Дмитрий Омутных считает, что иначе как социально-экономическим феноменом это не назвать. В стране планомерно растёт число искусственных банкротств больниц. 90% выделяемых медучреждению средств идёт в фонд оплаты труда персонала. На развитие самой медорганизации – закупку оборудования, лекарств, продуктов питания для пациентов – остаются лишь жалкие копейки. Вот и вынуждено руководство брать в долг у поставщиков медикаменты и откладывать оплату коммунальных платежей. Долги копятся годами.

«Вот и получается, что больница должна всем. Это нонсенс! – возмущается Дмитрий Омутных. – А поскольку по закону банкротить такое медучреждение нельзя, оно, скорее всего, может попасть под оптимизацию и потом просто поменять форму, попасть в частные руки».

Стоит отметить, что, по подсчётам экспертов Центра политических и экономических реформ на основании данных Росстата, ежегодно в России закрывается около 350 больниц. Так, в 2017 году в стране действовало 7529 медорганизаций, в 2018-м – уже 7318. А если смотреть более глобально, то картина удручает. С 2000-го по 2015 год число больниц в России сократилось в два раза, с 10,7 тысячи до 5,4 тысячи.

больницаФото: Aleksandr Schemlyaev/Globallookpress

В 21-м веке жители различных регионов вынуждены за десятки километров добираться до больниц, потому что они закрываются из-за своего непригодного для лечения людей состояния.

«Всё, что происходит, – это последствие Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан», который и перевёл на коммерческие рельсы всю нашу медицину, – убеждён президент «Лиги защиты врачей» Семён Гальперин. – Это зеркальный повтор того, что произошло в 1990 году с промышленностью, когда у нас банкротили государственные предприятия, чтобы подготовить их для дальнейшей приватизации. Фактически весь этот процесс и заложен в экономические обоснования оптимизации для того, чтобы потом перевести всю медицину в платную систему. У нас в стране главная задача – не обеспечить людей медицинской помощью, а распределить денежные потоки в свою пользу». 

А деньги на реализацию национального проекта «Здравоохранение» выделяются немалые. Так, на период с 1 января 2019 года по 31 декабря 2024 года заложено 1 725 800 рублей. Основные средства планируется направить на борьбу с онкологическими заболеваниями, обеспечение медицинских организаций квалифицированными кадрами, на создание единого цифрового контура в здравоохранении и др. Примечательно, что в основных статьях расходов нет ни строчки о ремонте зданий больниц.

Зато глава Минздрава Вероника Скворцова на недавнем совещании у Владимира Путина по вопросам модернизации первичного звена здравоохранения рассказала, что до 30 ноября должна пройти проверка износа зданий медучреждений. Надеяться, что после этого начнётся новая, светлая эра для умирающих больниц, не стоит. Тем более что запмпред правительства РФ Татьяна Голикова заявила, что «нет смысла вкладывать средства в текущий, а иногда даже в капитальный ремонт, а просто это должна быть глобальная модернизация». Что подразумевается под «глобальной модернизацией», пока не совсем понятно. Можно красиво говорить о цифровизации здравоохранения, но вот только нужно учитывать, что невозможно поставить дорогое оборудование в неприспособленное для этого помещение.

ГоликоваТ. Голикова. Фото: City News Moskva/Globallookpress

«У нас действительно много ветхих объектов здравоохранения. Строятся замечательные больницы федерального уровня. Но большинство региональных больниц в ужасном состоянии, – подчеркнул Дмитрий Омутных. – Не нужно ремонтировать то, что было построено в 19-м веке для земских докторов времён Чехова. Но там, где можно провести капремонт, а это возможно во многих медучреждениях страны, его нужно обязательно делать. А по-хорошему, конечно, нам нужны новые проекты современных больниц. У нас всё для этого есть. У нас замечательные врачи. Но в таком состоянии, как сейчас, лечиться невозможно».


Ссылки по теме:

Бунт врачей: Лечить нас скоро будет некому?

Массовые увольнения врачей, низкие зарплаты: Почему медицину в России лихорадит

Бесплатные лекарства в России. Сколько и для кого

Провал в здравоохранении: Поможет ли российской медицине «рецепт Путина»

Оставить комментарий

Дайджест СМИ: Турция обстреляла полицию России в Сирии, Трампу подготовили импичмент Тьмутараканский профессор ответил за «болванов»
Новости партнёров
Загрузка...
Загрузка...