«Люди, события, факты» - вы делаете те новости, которые происходят вокруг нас. А мы о них говорим. Это рубрика о самых актуальных событиях. Интересные сюжеты и горячие репортажи, нескучные интервью и яркие мнения.
События внутренней, внешней и международной политики, политические интриги и тайны, невидимые рычаги принятия публичных решений, закулисье переговоров, аналитика по произошедшим событиям и прогнозы на ближайшее будущее и перспективные тенденции, публичные лица мировой политики и их "серые кардиналы", заговоры против России и разоблачения отечественной "пятой колонны" – всё это и многое вы найдёте в материалах отдела политики Царьграда.
Идеологический отдел Царьграда – это фабрика русских смыслов. Мы не раскрываем подковёрные интриги, не "изобретаем велосипеды" и не "открываем Америку". Мы возвращаем утраченные смыслы очевидным вещам. Россия – великая православная держава с тысячелетней историей. Русская Церковь – основа нашей государственности и культуры. Москва – Третий Рим. Русский – тот, кто искренне любит Россию, её историю и культуру. Семья – союз мужчины и женщины. И их дети. Желательно, много детей. Народосбережение – ключевая задача государства. Задача, которую невозможно решить без внятной идеологии.
Расследования Царьграда – плод совместной работы группы аналитиков и экспертов. Мы вскрываем механизм работы олигархических корпораций, анатомию подготовки цветных революций, структуру преступных этнических группировок. Мы обнажаем неприглядные факты и показываем опасные тенденции, не даём покоя прокуратуре и следственным органам, губернаторам и "авторитетам". Мы защищаем Россию не просто словом, а свидетельствами и документами.
Экономический отдел телеканала «Царьград» является единственным среди всех крупных СМИ, который отвергает либерально-монетаристские принципы. Мы являемся противниками встраивания России в глобалисткую систему мироустройства, выступаем за экономический суверенитет и независимость нашего государства.
Казахский Ходорковский, британские НКО и Новый шёлковый путь: Объясняем механику протестов
Фото: Bumble Dee / Shutterstock.com
Политика Протесты в Казахстане Казахстан в огне. С места событий

Казахский Ходорковский, британские НКО и Новый шёлковый путь: Объясняем механику протестов

Корреспондент Царьграда начинает серию репортажей из гущи казахстанского мятежа. В первом материале он рассказывает, каким образом вторая по размерам страна экс-СССР дошла до жизни такой.

Стороннему наблюдателю может показаться, что уличные беспорядки из-за повышения цен на газ для автомобилей в Казахстане вспыхнули внезапно. На самом деле специалисты предупреждали о попытке очередной цветной революции на бывшем постсоветском пространстве ещё в конце 2019 года.

А год назад специалисты Информационно-аналитического центра МГУ практически поимённо назвали всех нынешних лидеров протестов, а заодно и конкретные населённые пункты.

Но вернёмся к происходящему сегодня. Первое, что бросается в глаза, – просто идеальная подготовка и следование сценарию классического майдана даже в мелочах. Очевидно, что совершенно не случайно было выбрано время – на праздничных каникулах. И самое главное – протесты происходят на фоне непростой экономической ситуации, сложившейся в стране в результате целого ряда кризисов, включая эпидемию ковида, а также на фоне продолжающегося транзита власти.

Рассмотрим истоки этой очередной цветной революции сразу в нескольких контекстах, поучительных для всех нас. Первый из них – это, безусловно, тотальная зависимость от контрактов с Западом. С этого и начнём.

Экономика – двигатель революции

Повторимся – всё происходящее сейчас в Казахстане далеко не случайность. И самый яркий пример этому – то, как, собственно, начались протесты. Напомним, рабочие двух вахтовых посёлков нефтяных месторождений Каламкас и Каражанбас вышли на митинг против повышения цен на газомоторное топливо. Более трети вышедших были иностранными рабочими – в основном из стран Ближнего Востока.

К ним тут же присоединились нефтяники в городке Жанаозен. Это центр нефтегазовой провинции, в которой расположено самое крупное казахское месторождение Тенгиз и опорный пункт крупнейшей сервисной нефтегазовой британской компании Compass. Как нетрудно догадаться, именно её сотрудники и составили ядро протестующих. Беспорядки тут же перекинулись на областной центр Актау и далее по всей стране.

Это официальная версия события. Однако чтобы понять истоки этого конфликта, нам необходимо откатиться на тридцать лет назад, в 1991 год, когда развалился Советский Союз.

Неэффективные менеджеры

Месторождение Тенгиз, открытое в Советском Союзе ещё в 1976 году, занимает 23-е место в списке крупнейших нефтегазовых месторождений мира. В 1991 году, буквально на следующий день после развала Союза, американская компания "Шеврон" (Chevron) заключила очень выгодный контракт с правительством уже независимого Казахстана на разработку этого месторождения. Впоследствии к "Шеврону" присоединился ещё один американский гигант – ExxonMobil. Сегодня две эти компании владеют 75% месторождения.

Скоро стало ясно, что Казахстан из-за неопытности своих чиновников заключил договор на очень невыгодных для страны условиях. До поры до времени казахи ничего с этим не могли поделать, пока в 2015 году не пришло время продлевать контракт. К этому моменту Казахстан уже прочно сидел на сырьевой игле – примерно 85% бюджета страны составляли доходы от экспорта сырья, при этом доля поступлений от эксплуатации Тенгиза – 45% бюджета, то есть это месторождение в прямом смысле является главным кормильцем страны. При этом во внешней торговле бывшая советская республика была строго ориентирована на Европейский союз. Казахстан в прямом смысле являлся сырьевым придатком Европы и прежде всего Великобритании.

К моменту перезаключения контракта на Тенгиз ситуация радикально изменилась. Вся так называемая лёгкая нефть на Тенгизе была к этому моменту выработана. Для поддержания нефтедобычи необходимы были дополнительные инвестиции в размере около 30 миллиардов долларов. При этом в мире уже произошёл обвал цен на энергоносители – и понятно, что американцы хотели получить как можно более выгодные условия для продолжения работы.

А власти Казахстана ровно по этой же причине хотели увеличить поступления в бюджет страны от продажи энергоносителей. Более того, в стране стало назревать народное недовольство от откровенно грабительской политики западных нефтяников. В тех же самых вахтовых посёлках начались столкновения между местными и иностранными рабочими из-за разницы в зарплатах.

Китайский фактор

Беда в том, что у правительства Казахстана просто не было иных резервов пополнения бюджета, кроме как увеличить налоговую нагрузку на нефтегазовую отрасль – ключевую в экономике страны. Кроме того, из-за падения мировых цен на энергоносители начался процесс девальвации курса национальной валюты – с 150 до 185 тенге за доллар только в течение одного года. Сначала это не выглядело опасным, но в дальнейшем, спустя всего несколько лет мы увидим, что обвал национальной валюты принял масштаб национальной проблемы и привёл к очень серьёзному падению доходов населения и соответственно тотальному росту недовольства.

Ко всему этому надо добавить, что к 2015 году на авансцену в Азии окончательно вышел Китай, а значит, у казахов появилась альтернатива Европе. Альтернатива как для внешней торговли – китайцы стали всё больше и больше закупать сырья и энергоносителей, так и для инвестиций – правительство Казахстана всё охотнее отдавало нефтегазовые месторождения в разработку китайским компаниям. Но самое главное – Казахстан обрёл совершенно новое значение в качестве важного звена в рамках Нового шёлкового пути – транзитного маршрута для китайских товаров.

Всё это очень не понравилось американцам, а пуще того – Великобритании, для которой Казахстан успел стать практически новой заморской территорией, связанной с метрополией прочными экономическими узами.

Попытка реванша

Основу влияния Великобритании в республике до 2015 года составляли многочисленные сервисные компании, которые выполняли работы на нефтегазовых месторождениях страны. С 2016 года англичане, понимая, что рано или поздно их попытаются вытеснить с этого рынка китайцы, начали предпринимать шаги по укреплению своего положения в стране. Влияние Лондона в Казахстане стало заметно нарастать.

Достаточно сказать, что все три "национальные" стратегии Казахстана за шесть последних лет подготовили британские эксперты. Британия создала и контролирует Международный финансовый центр "Астана" (МФЦА). При этом ведущую роль в Совете иностранных инвесторов республики играют британские компании. Несколько лет экономическим советником президента Назарбаева был бывший премьер-министр Великобритании Тони Блэр. Но ключевая фигура по линии насаждения британских интересов в Казахстане – бывший глава администрации президента республики и бывший глава Нацбанка Кайрат Келимбетов, ныне управляющий тем самым центром "Астана". 14 сентября 2020 года указом президента Токаева он назначен ещё и на должность председателя Агентства по стратегическому планированию и реформам Республики Казахстан.

Иными словами, к 2019 году, когда в Казахстане начался процесс трансфера власти, основные политические фигуры на местной шахматной доске уже были расставлены.

Скриншот страницы Кайрат Келимбетов / facebook.comСкриншот страницы: Кайрат Келимбетов / facebook.com

Шёлковые аргументы

Однако британские советы не спасли экономику Казахстана. Спусковым крючком для нынешнего политического кризиса послужил кризис экономический. Казахстан очень тяжело пережил ковид, национальная валюта с 2015 года обесценилась почти в четыре раза, достигнув рекордной отметки в 450 тенге за доллар. Уровень жизни народа упал в несколько раз. В этих условиях вновь избранный президент Токаев начал откровенный дрейф в сторону Китая, сотрудничество с которым могло решить хоть часть проблем. Но самое главное – Токаев активно включился в сотрудничество с Россией, Китаем и Узбекистаном по развитию Стратегического транспортного коридора в рамках проекта Нового шёлкового пути.

Здесь надо сделать ещё одно отступление, чтобы картина нынешних волнений была окончательно ясна. После того как в Узбекистане сменился лидер, позиции британцев и американцев в Средней Азии стали откровенно слабеть. Шавкат Мирзиёев пошёл на сближение с Россией и Китаем – началось реальное движение в сторону экономической интеграции. А после ухода американцев из Афганистана Кабул также заявил о своём желании присоединиться к этому процессу. А ключевым пунктом общего соглашения стали как раз проекты в рамках Стратегического транспортного коридора Нового шёлкового пути – это сама по себе отдельная, очень интересная тема, на которой мы сейчас останавливаться не будем. Для нас важно, что президент Токаев в 2020 году окончательно принял курс на присоединение к этим проектам. В ущерб британским и американским интересам, так как их вообще не пригласили к их реализации.

Скриншот страницы Шавкат Мирзиеев / facebook.comСкриншот страницы: Шавкат Мирзиёев / facebook.com

Одновременно с этим Токаев начал наступление на привилегии американцев и англичан в стране и потребовал повышения зарплат казахстанцам, занятым в совместных проектах. Также он выдвинул ещё ряд требований – в частности, о выдвижении национального менеджмента в руководство совместных компаний, и самое важное – о прекращении вывоза капитала. К этому можно добавить ещё ряд инициатив Токаева по укреплению позиций России в стране – например, планы по строительству двух новых АЭС.

"Еркиндик канаты" и все-все-все

Собственно, вот эти процессы по ослаблению влияния Запада в Средней Азии и привели к нынешнему кризису. Который можно прямо назвать попыткой реванша со стороны западных стран.

Поэтому в течение 2021 года под эти задачи в Казахстане шло активное формирование прозападных движений и НКО. 19 июня 2020 года было представлено объединение под брендом "Республика", в него вошло движение "Оян, Казахстан" ("Проснись, Казахстан"), движение "Республика" и фонд "Еркиндик канаты" ("Крылья Свободы").

Все эти движения, созданные в период с 2019 по 2020 год, так или иначе финансировались британскими и американскими "фондами цветных революций", поэтому неудивительно, что их объединение сразу оказалось в оппозиции только что избранному президенту Токаеву. Лидером объединения был назначен банкир Мухтар Аблязов – этакий казахский Ходорковский, в своё время сбежавший в Лондон и организовавший движение "Демократический выбор Казахстана".

Что с того?

Теперь нашим читателям понятно, почему волнения начались именно с выхода на площадь сотрудников британской сервисной компании Compass из тех самых вахтовых посёлков нефтяных месторождений Каламкас и Каражанбас. Нужно сказать, что эта компания уже несколько раз устраивала подобные демонстрации в городке Жанаозен, который является их вотчиной. Например, в 2011 году британцы спровоцировали своих сотрудников на погромы против присутствия в провинции китайских нефтегазовых компаний.

А требования нефтяников-вахтовиков были мгновенно подхвачены пробританскими НКО – и активисты объединения "Республика" тут же вывели народ на улицы. Важный факт – они даже не обратили внимания на то, что правительство Казахстана в первые же часы выполнило требования по снижению цен. То есть цель выступлений была совсем иной.

Сами того не зная, протестующие рискуют своими жизнями за возвращение Казахстану статуса британской колонии.

Следите за репортажами Марата Хайруллина из Казахстана в рубрике "Казахстан в огне. С места событий" на Царьграде!

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Облавы, лагеря, сегрегация: Шоковой терапией начали бороться с COVID Кто ограничивает возможности? Общество больно, но рецепт выздоровления есть Облавы, лагеря, сегрегация: Шоковой терапией начали бороться с COVID