Какие же вы академики, если строем ходить не можете

  • Какие же вы академики, если строем ходить не можете

Общее собрание РАН началось с конфликта между властью и наукой

Формально открывшееся сегодня в здании Российской академии наук (РАН) в Москве Общее собрание РАН должно решить вопрос о будущем главе этой главной научной организации в стране. Сиречь, выбрать президента РАН.

Но подспудно вновь и вновь упрямым признаком восстаёт вопрос: а будет ли Академия наук главной научной организацией страны? Президента ли сегодня выбирают или так – распорядителя клуба пожилых учёных?

И вот этот конфликтный вопрос сразу же обозначился после открытия Общего собрания. 

Академия должна стать единой командой с правительством

Заседание, в котором около 1400 академиков и членов-корреспондентов РАН (то есть кворум для выборов наличествует), началось с выступления вице-премьера Аркадия Дворковича. Он сразу взял быка за рога, поставив вопрос о том, что главным качеством президента РАН должна быть готовность к командной работе. Прежде всего – с правительством России, чтобы "успешно выполнять стратегию научно-технологического развития страны".

"Каждый из кандидатов достоин того, чтобы возглавить Академию наук, – заявил Дворкович. – Каждый из них обладает способностью и готовность работать в команде и внутри РАН, и в более широкой команде, состоящей из людей, так или иначе связанных с научной деятельностью". При этом, убеждён он, "координация науки – обязанность Академии наук, и сейчас она не выполняется; избранный президент должен обеспечить исполнение этой обязанности".

Академия должна стать единой командой с правительством, по факту заявил Дворкович. При этом профессиональные качества правительства и Академии наук по умолчанию считаются сравнимыми. При ведущей, опять же по умолчанию, компетентности первого.

То-то академик Глазьев с экономической командой правительства в антагонистах пребывает… 

Координировать кого с чем, кому и сколько?

Координировать науку, не имея на то ни инструментария, ни необходимого правового статуса, ни элементарной возможности добиться исполнения решений научными организациями самой причудливой подчинённости – это задачка явно нетривиальная. Соответственно, уже первый из излагающих свою программу кандидатов, генеральный директор ВНИИ авиационных материалов Евгений Каблов, начал в своём выступлении ставить именно этот вопрос. Хоть и с разных ракурсов.

Вспомним, кстати, слова Аркадия Дворковича, что президентом РАН, с его точки зрения, может стать любой кандидат. Следовательно, вопросы Каблова, который ещё на прошлых выборах довольно многими рассматривался как самая удачная для академии кандидатура, можно уверенно рассматривать как вопросы всей академической аудитории Общего собрания РАН. Тем более, что программы кандидатов за время обсуждения довольно сильно сблизились, как в этой среде согласно констатируют.  

Итак, автор более 360 научных работ, глава кафедры МГТУ имени Баумана, доктор технических наук, профессор, член президиума Российской академии наук, руководитель института, решения которого заложены в перспективный отечественный самолёт МС-21, в истребитель пятого поколения, в военную авиацию вообще, задаётся следующими вопросами.

КабловГенеральный директор Всероссийского института авиационных материалов (ВИАМ), президент Ассоциации государственных научных центров РФ Евгений Каблов на общем собрании Российской академии наук, посвященном выборам нового президента РАН. Фото: Александр Щербак/ТАСС

Первое: недостаточное взаимодействие РАН и ФАНО, РАН и власти; неоптимальная схема финансирования, проводимая ФАНО и самой Академией; низкая фондовооружённость, устаревающая приборная база; отсутствие проектов полного инновационного цикла с высоким уровнем готовности технологии; устаревшая форма управления Академией. "Только радикальные изменения могут помочь исправить сложившиеся проблемы, – формулирует он. – Требуется кардинально изменить сложившуюся систему отношений между РАН и ФАНО – принцип "двух ключей" сегодня уже неактуален. ФАНО должно решать вопросы только административно-хозяйственного обеспечения. Управление научными исследованиями должно остаться только за РАН".

Иными словами: центральное звено реформы РАН не сработало и не работает, ФАНО управлять наукой не может в силу не имеющейся у него для этого компетенции, а правительство, которое с таким пылом с 2013 года разносило РАН под видом реформы, сталкивается сегодня с логическими последствиями своих решений.

Нет, не пощёчина. Но прозвучало звонко. 

Пути и темпы развития любой науки определяются связью с жизнью

"Надо помнить, что пути и темпы развития любой науки определяются связью с жизнью". Эти слова Петра Капицы напомнил Евгений Каблов, как бы подводя итоги второму блоку своих вопросов.

То есть хотите, чтобы Академия работала в команде с правительством? – не спросил он. Да, не спросил, но, в общем, сказанное им далее оказалось в одном диалоговом окне с этой мыслью. Ибо как же тогда получается, что "мы всё чаще сталкиваемся с ситуацией, что выдающемуся учёному, члену Академии, приходится заказывать пропуск в правительственные организации, проходить через все сложности договора о встрече с представителями власти". До реформы 2013 года Академия наук имела статус, при котором её члены могли свободно взаимодействовать с представителями власти, указал Каблов.

Но главное в другом, о чём постоянно говорят в учёном сообществе. Наука действительно зависит от жизни в её самом банальном проявлении – деньгах. То есть наука на подъёме тогда, когда на её результаты есть оплачиваемый спрос. Иначе говоря, заказчик должен быть. Заказчик, который направляет результаты оплаченной им научной деятельности в производство, продажу, в бизнес, либо в оборону.

Как обстоит с этим в России? "Сегодня государство никаким образом не побуждает бизнес финансировать научные исследования", – констатировал Каблов. Прикладная наука не может поддержать фундаментальную. Значит, некоторые области должны финансироваться государством. Причём без ожидания быстрой отдачи. Потому что какие-то направления могут стать важны лишь в будущем. Но если они не будут развиваться сегодня, то наша страна "придёт к деградации фундаментальных исследований и в конце концов потеряет все ведущие научные позиции в мире". 

Ходить строем? А куда?

Таким образом, уже в первом же диалоге между властью и Академией на Общем собрании РАН обнаружились несходимые противоречия. Власть в лице представителя правительства предлагает науке ходить строем. По команде правительства. А наука в лице кандидатов в президенты РАН спрашивает власть: так идти-то куда? По коробочке по плацу вкругаля? Или куда-нибудь в полезном направлении?

И определитесь всё же, наконец, кто её вести будет в этот марш-бросок такой необходимый – компетентный командир со штабом в образе РАН или же прапорщик-хозяйственник в лице ФАНО?

Читайте также:

Похороны РАН обещают быть без огонька

Политическая карьера Меркель пошла под откос Один день в истории: 251 год назад родился Эммануил Осипович де Ришелье

Оставить комментарий