Эксперт МАК рассказал о причинах катастрофы в Шереметьеве. «Аэрофлоту» это не понравилось

  • Эксперт МАК рассказал о причинах катастрофы в Шереметьеве. «Аэрофлоту» это не понравилось

В «Аэрофлоте» посчитали, что заявление Владимира Кофмана является попыткой манипулировать общественным мнением

Месяц после аварии

Уже 5 июня должны стать известны промежуточные результаты расследования катастрофы самолета Sukhoi Superjet-100 в аэропорту Шереметьево, который загорелся во время жёсткой посадки, что привело к гибели 41 человека. Такую информацию озвучил ведущий эксперт Межгосударственного авиационного комитета (МАК) Владимир Кофман. По его словам, месяц со дня аварии – достаточный срок для того, чтобы опубликовать промежуточный отчёт. «Но там всё уже известно: катастрофа произошла из-за грубых приземлений», – подчеркнул он.

суперджетФото: www.globallookpress.com

Теперь внимание: сказано это было не на какой-нибудь официальной пресс-конференции, а «в кулуарах форума «Безопасность на транспорте» корреспонденту ТАСС. Агентство выпустило новость с заголовком «МАК может опубликовать отчет об авиакатастрофе в Шереметьево к 5 июня», но другие СМИ начали называть свои заметки более «сенсационно»: «Стала известна причина катастрофы в Шереметьево», «В МАК назвали причину катастрофы SSJ-100» и так далее.

Недовольство «Аэрофлота»

Вполне логично, что в «Аэрофлоте», который обслуживал печальный рейс, возмутились заявлением эксперта комитета. В авиакомпании отметили, что расследование продолжается, поэтому какие-либо выводы о причинах катастрофы недопустимы, даже если они носят косвенный характер. «Подобный комментарий является попыткой манипуляции общественным мнением, что недопустимо, особенно для участников расследования», – подчеркнули в пресс-службе «Аэрофлота». Там также добавили, что, согласно российскому законодательству, до завершения расследования разглашение информации, касающейся обстоятельств катастрофы, запрещено. И уж кому как не эксперту МАК это знать.

АэрофлотФото: www.globallookpress.com

Чем руководствовался господин Кофман, выдавая журналистам такие данные, сказать сложно. Хотя ничего секретного в них, конечно, нет. Логическая связь между жёсткой посадкой и трагическим исходом сомнению не подлежит. Другое дело, что это лишь звенья одной цепи, в которой составляющих намного больше. Если предположить, например, что подломившаяся стойка шасси не пробила топливный бак самолёта, то не возникло бы возгорание. В конце концов, не каждое «грубое приземление» заканчивается катастрофой.

Прочитав или услышав такие слова эксперта МАК, общественность, которая и так относится с недоверием к любым официальным итогам расследований, может воспринять в штыки выводы комиссии. Тем более что в «грубом приземлении» явно читается ссылка на человеческий фактор, поскольку самолёт сажал именно пилот, а не автоматика. Об этом действительно говорят практически весь месяц, что командир корабля допустил ряд ошибок. Но есть разница, говорит это какой-нибудь заслуженный лётчик, специалист по авиационной безопасности, или же эксперт организации, проводящей расследование катастрофы.

«Упал, потому что тяжелее воздуха»

Автору заявление Кофмана напомнило слова на тот момент прокурора Чусовского района Пермского края Андрея Делиева, которые он произнёс в ноябре 2010 года по поводу падения истребителя МиГ-31 во время учебных полётов. «Самолёт упал по причине силы тяжести, так как машина тяжелее воздуха». Многим эти слова запомнились в выступлении ныне покойного сатирика Михаила Задорнова после падения малайзийского «Боинга» в Донецкой области Украины. Тогда погибли 298 человек. Спустя примерно год после трагедии Задорнов приписал фразу бывшему представителю Госдепартамента США Джен Псаки. Юмористу припоминают эту неуместную шутку даже после его смерти.

Но вернёмся к катастрофе SSJ-100. Интересно, что министр транспорта России Евгений Дитрих 27 мая заявил, что предварительные данные могут быть опубликованы не ранее чем через 2-3 месяца. В то время как Владимир Кофман указывает на дату 5 июня – месяц со дня аварии. Скоро узнаем, о каких сроках пойдёт речь на самом деле и что будет в этом отчёте.

«Неудобная правда» от губернатора

Кстати, недавно «Аэрофлоту» не понравилось и заявление губернатора Хабаровского края Сергея Фургала, который сказал, что причиной катастрофы в аэропорту Шереметьево стал «на 100% человеческий фактор». Глава региона, судя по всему, таким образом «заступился» за самолёт, произведённый на заводе в Комсомольске-на-Амуре. Лайнер исправен, погодные условия нормальные, значит, виноват пилот.

В авиакомпании отреагировали оперативно, потребовав от Сергея Фургала публично выступить с опровержением или предоставить подтверждающие его слова документы. Пресс-служба «Аэрофлота» назвала высказывание главы Хабаровского края «попыткой оказать давление на комиссию Межгосударственного авиационного комитета и следственные органы, а также подготовить определенным образом общественное мнение».

ФургалС. Фургал. Фото: www.globallookpress.com

Однако в администрации региона не считают, что губернатор должен выступать с опровержением, поскольку, отвечая на вопросы журналистов, он ссылался на письмо Росавиации, полученное авиакомпаниями. В документе отмечалось, что двигатели потерпевшего крушение самолёта работали до момента окончания работы бортового самописца, увеличение скорости во время посадки произошло в результате перемещения рычагов управления двигателями. К тому же угол движения лайнера изменился из-за того, что капитан несколько раз отклонял ручку управления самолетом с большой амплитудой.

МАК «не сдаст» сам себя

На это в «Аэрофлоте» ответили, что данное письмо Росавиации является документом по безопасности полётов и не содержит выводов расследования, тем более, в нём не идёт речи о человеческом факторе как о стопроцентной причине катастрофы «Суперджета». В том же комментарии министр транспорта и дорожного хозяйства Хабаровского края Валерий Немытов ответил на претензию авиаперевозчика по поводу давления на следственные органы. «У нас МАК, как вы знаете, надгосударственная структура, которая не подвластна никому. Общественное мнение тоже не воздействует на МАК, потому что это независимая структура».

Вроде бы всё так, но есть один нюанс. Дело в том, что именно МАК проводил сертификацию Sukhoi Superjet-100, как и другие самолёты в то время. Сейчас комитет этими вопросами не занимается, эти права переданы Росавиации. Бывший замминистра гражданской авиации Олег Смирнов полагает, что «МАК никогда не признается, что он допустил ошибку и сертифицировал самолёт, который не отвечает требованиям безопасности полётов», поэтому организацию необходимо было исключить из состава комиссии по расследованию катастрофы.


Ссылки по теме:

Жёсткая посадка и лопнувшее колесо: Новые инциденты с самолётами российских авиакомпаний

Sukhoi Superjet: Сцена трагедии или сценарий катастрофы?

Авиация уходит в штопор: В чём причина катастроф и дефицита опытных пилотов

Оставить комментарий

«Можем повторить». Шутки кончились «Теневые» доходы российских граждан: Силовой вариант вывода из «серой» зоны
Новости партнёров
Загрузка...
Загрузка...