Ян Арт: Весь мир вступил в период жуткой финансовой волатильности
Фото: Телеканал "Царьград"
Экономика Интервью

Ян Арт: Весь мир вступил в период жуткой финансовой волатильности

Правительство России готово поддержать олигархов, попавших в американские санкционные списки

Высказываются разные варианты, но ключевым из них может стать решение о создании на территории страны офшорных зон. Некоторые эксперты не исключают и более радикального маневра - национализации активов, принадлежащих олигархам.

О возможных вариантах развития ситуации мы узнали у эксперта Комитета Госдумы по финансовому рынку Яна Арта.

Юрий Пронько: На мой взгляд, имеет место быть крайняя степень нервозности. Пока еще не паника, но я вижу по площадкам, по трейдерам, которые нервничают. Все в ожидании нечто такого, что может привести к настоящему коллапсу. Я не нагнетаю ситуацию, но хочу понять с Вашей помощью, что происходит?

Ян Арт: У нас рынок, не только российский, а вообще финансовый рынок биржевой, реагирует всегда более нервозно, чем следует. Как в старом анекдоте, "конечно, ужас, но не ужас-ужас". А с точки зрения того, что случилось, на мой взгляд, это какая-то чудовищная игра, когда нарушены зоны "водопоя", зоны перемирия, пафосно говоря. Я бы сейчас сказал, что надо собрать ООН и принять всеобщую финансовую декларацию. Потому что мы шли в одной примерно парадигме развития: регулирование ужесточается, мы прозрачны друг для друга, мы собираемся деофшоризировать мир. В этих условиях - это зона какого-то уже надгосударственного взаимодействия. И мы должны уже действовать с оглядкой на это.

Ю.П.: Но происходит все с точностью до наоборот.

Я.А.: Господину Трампу захотелось показать, что он лихой ковбой и рубаха-парень, а не мямля, которого Путин делает. Но тут надо немножко вырвать из контекста. До этого такая же ситуация, только не по политическим, а по экономическим делам, была с Китаем. В выходные в Твиттере даже шутили, что советники оттащили Трампа от Твиттера и стали писать сами, и немножко пошло успокоение. Схоже. Убрать политическую подоплеку — Крым, Донбасс.

Ю.П.: Вы знаете о том, что Пекин отказался от ведения переговоров, они захлопнули дверь и сказали: дядя Трамп, до свидания! Мы с Вами понимаем, что они готовят девальвацию юаня. Они шарахнут так, что ему мало не покажется.

Я.А.: Китайский индекс за последние сутки вырос на 3%. Я с интересом наблюдал, когда Трамп заявил, что хватит за наш счет кормить, американским товарам плохо, а китайским - свобода. После этого рухнул китайский индекс на определенные проценты, и рухнули 3 американских. И вдруг я вижу, что американские чуть больше, чем китайские. Хочется спросить: Дональд, перед тем, как выступать, ты баланс товаров посмотрел? Может, он не такой? Я, кстати, не знаю, может, все не так однозначно. Но, как любому обывателю, американскому обывателю, видимо, нравятся простейшие лозунги: мы - страна, которая всех кормит, устроили тут свободный доступ.

Ю.П.: Кстати, крайне опасные лозунги, дешевый популизм.

Я.А.: Крайне опасные. Потому что у нас это в России между регионами звучит, и звучит немножко идиотски. Мы в единой стране, ребята, не надо этим мериться. Америке не надо было мериться с Китаем. То же самое с Россией, потому что товары разные. Это так же глупо, как спор Украины с Россией: у одних газ, у других труба. Друг без друга никак.

Ю.П.: Господин Порошенко заявил: мы так же, как Соединенные Штаты, введем санкционный режим в отношении российских бизнесменов.

Я.А.: Весной-то он может это заявлять, почему бы и нет. Эти споры смешны. А сегодня они печальные. Кто потом будет доверять взаимопроникновению капиталов? Действительно, инвесторы чувствовали себя достаточно комфортно в России. Им было интересно. Соотношение надежности и доходности было очень "вкусное".

Ю.П.: Создали хорошие условия.

Я.А.: Ну да.

цб

Фото: www.globallookpress.com

Ю.П.: А что касается офшоров на территории России? То, что сейчас лоббирует господин Орешкин. Я испытал какой-то диссонанс и дуализм от происходящего. Ни много, ни мало, четыре года назад президент сказал, необходима деофшоризация. В прошлом году господин Шувалов написал черным по белому: она невозможна, потому что приведет к системному кризису. И это правда, с точки зрения того статус-кво, которое зафиксировано в российской экономике. Она действительно офшорная. 70%, как минимум. Вас не удивило предложение господина Орешкина?

Я.А.: Удивило, конечно. Даже если оно чисто технически, как в шахматной партии, может с каких-то точек зрения казаться разумным,  но тогда это подрывает мое доверие к государству. Потому что государство заявляло это не как тактику, а как глобальную стратегию — надо деофшоризироваться, весь мир деофшоризириуется. Да и кроме Великобритании никто в мире этому не сопротивляется, и в этом Россия и Америка заодно, за деофшоризацию. Мы жили под этой эгидой, и теперь мы говорим: ах, нас обидели там, тогда мы тут. То есть, может, технически это ответ грамотный, но он мне не нравится идеологически, потому что нам ведь жить не сегодня, не завтра, а еще и через десять лет.

И второе, что не нравится и вообще вызывает смех: у нас получается, два лозунга сейчас для страны, если она будет разделена условно, на офшор и не офшор. Для одних: денег нет, но вы держитесь. Для других: деньги есть, и мы вам сейчас поможем держаться.

Ю.П.: Там, где вам привычно. Только в данном случае остров Русский и остров Октябрьский.

Я.А.: Ну, у нас все-таки одна страна. Дисбаланс возможных юрисдикций выглядит смешно.

Ю.П.: Тем не менее, в Минэкономразвития считают, что капиталы начнут репатриироваться. На этих особых условиях, на том, что у нас создается особый налоговый режим. У меня большие сомнения.

Оплеуха Вашингтона: Как будут спасать российских олигархов

Я.А.: У меня тоже. Все-таки если переводить с экономических размышлений на бытовой момент, как-то так получается, что капиталы, как правило, хотят и им уютно находиться там, где в буквальном смысле человеку, владельцу этих капиталов, хочется иметь дом, виллу и коттедж, условно говоря, на тропическом острове, в Люксембурге. К сожалению, наш олигархат создал страну-офис или страну-завод, даже в лучших своих проявлениях, когда действительно это хорошо. Но мы видим, если положить руку на сердце, что жить они здесь не хотят. Кто-то любит Лондон, кто-то любит Багамы, кто-то любит Майами. Явно это не Россия. Поэтому в это не верится.

Ю.П.: Причем это прослеживается не только по бизнесу. Оказывается, и политическая у нас такая же элита, и деятели культуры. Я не знаю, есть еще прецеденты, такие страны, где элита так ненавидит собственную страну.

Я.А.: Нет, можно понять какие-то вещи, комфорт и т.д. Я, например, тоже обожаю финские озера и могу жить там долго.

Ю.П.: Можно понять. Уход, допустим, от высоких налогов или просто оптимизация. Но здесь же о большем речь.

Я.А.: Здесь речь о большем. В принципе, людям здесь неуютно жить. Может быть, нельзя их за это винить, так пафосно призывая. Но тогда давайте анализировать ситуацию, что делает неуютным. Либо уже винить: ребята, вы здесь сидите как наместники, для вас это волость, а вы живете в другом мире. Как в свое время был, по-моему, маршал Миних губернатором Сибири, но в Сибирь он не поехал, он был губернатором в Петербурге. Они примерно такие же губернаторы.

Ю.П.: Я считаю, заявление господина Медведева какое-то неуклюжее: мы поддержим российских олигархов.

Я.А.: Более чем неуклюжее. Более того, я сегодня удивился, что в этой ситуации одна из первых новостей, которая у меня в топе в поисковике выпадает, это сколько потеряли российские олигархи. И что мне в этот момент сказать? Боже ж ты мой, вот у людей-то проблема!

Ю.П.: Вы знаете, какое это раздражение вызывает у наших соотечественников?

Я.А.: Конечно. Тогда что это? Для чего? Другое дело, что есть общий процесс, мы знаем, что недавно Уоррен Баффет потерял несколько миллиардов, что совокупно богатейшие люди мира, мировой олигархат, потерял порядка 120 миллиардов, когда в феврале трясло рынки.

деньги

Фото: www.globallookpress.com

У меня есть подозрение, что наша ситуация связана не только с санкциями, санкции — пусковой крючок, а вообще с ситуацией на рынках. Потому что американские рынки, немецкие, французские чуть меньше, но упали чудовищно, от 6 до 10%, если через индексы мерять. И лихорадка, начинавшаяся в феврале, она ведь продолжалась весь март и начало апреля из-за китайских заявлений Трампа. То есть  ощущение, что весь мир вступил в период жуткой финансовой волатильности. Мне кажется, мы сейчас это недооцениваем. То есть мы прямолинейно смотрим: санкции, падение у нас, но, может быть, для анализа стоит обернуться и посмотреть, что с Люфт Ганзой сегодня творится  по сравнению с тем, что было два месяца назад.

Ю.П.: Вы считаете, что причин для обвала больше, чем расширение санкционного режима со стороны Вашингтона?

Я.А.: Да, я думаю, что в целом мир перегрет. И с февраля все началось очень серьезно. Напомню, 1 февраля случился исторический рекорд падения Доу Джонса. Первый рекорд был 1100 пунктов. А в этот раз - больше 2000. То есть это не просто перебили слегка, а за 120 лет никогда так не падало. Соответственно, европейские индексы полетели, австралийский индекс полетел, китайский индекс полетел, японский индекс полетел. В мире ощущение, что началась такая тектоническая переоценка активов. А Трамп - такой ковбой, который еще и машет шашкой, что, может быть, усилило этот процесс. В чем-то он хорош. Возможно, мы везде пузыри спустим. В том числе и в России.

Ю.П.: Возможно, Трамп пытается, что называется, этот пузырь проткнуть?

Я.А.: Может быть. Сейчас такая конспирология, если он хороший, goodman, а не blackman, то может быть, он сейчас делает благо косвенно всему миру, спускает пузырь, чтобы не повторился 2008 год. Я, кстати, до сих пор как трейдер не понял, вот Пауэлл, кадровый финансист, он такой же, как Трамп, ковбой или он специально это делает, чтобы вместо огромного бэнца 2008 года потихоньку все это спустить? Нас это не очень касается напрямую. Но я просто призываю проанализировать ситуацию, оглянуться сейчас, что происходит на американских, европейских и японском рынках. И понять, что оказывается, не то, что сейчас все стоят, а мы упали и мы такие несчастные, и наши противники или оппоненты радуются, а патриоты и верноподданные граждане горюют. Не совсем однополярная ситуация.

Ю.П.: Как она может дальше развиваться? Ваши коллеги расходятся в позициях, хотя в одном едины: если Вашингтон еще хоть один такой шажочек сделает, Россия раз, и полетела.

Я.А.: Не думаю, чтобы Россия рухнула. В этом смысле наши недостатки есть достоинства в случае неустойчивости. Как в 2008 году у нас не было пузыря третичных финансовых инструментов от ипотеки, потому что мы не успели их развить. Здесь то же самое. Я не думаю, что произойдет какой-то серьезный коллапс, возможно схлопывание.

Ю.П.: То есть не 2014, не 2008-й?

Я.А.: Не думаю, что может повториться. Что касается возможностей ЦБ интервенциями сбалансировать ситуацию, я надеюсь, что без особых интервенций, разве что какие-то точечные в течение рабочего дня, когда какие-то зашкаливания намечаются. Потому что если мы будем решать интервенциями, мы, конечно, можем решить эту проблему, но это последний раз будет. В 2008 нам хватило решить, и еще оставалось. Но сейчас у нас примерно так: еще один раз, наверное, мы можем, но потом мы будем пустые. Наверное, для России непривычная и психологически дискомфортная ситуация с точки зрения управления. У нас ментальность у правителей, начиная с президента, что на всякий случай резервы надо иметь. Потому не лучший вариант, надеюсь, что все-таки решится по-другому.

Уже говорили, что на нас работает цена нефти. Причем хороший рынок бывал рынок продавца. 70-е, когда все Штаты были, по сути, шантажируемы арабами, бывал рынок покупателя, когда покупатель говорил: нет, мы лоты сняли, и вы, дорогие, сидите. А сейчас ощущение, что сложился рынок паритетно. Где ОПЕК, собравшись и сократив добычу, не может резко поднять, потому что Америка говорит: тогда мы лоты поснимаем на покупку нефти, но продавец тоже не может давить. Страны, входящие в ОПЕК+, могут что-то сузить. То есть, мне кажется, что по курсу нефти колебаний принципиальных не будет. Это уже поддерживает нас без интервенций.

Но нужны какие-то решения внутри страны. Хорошо бы, чтобы внутреннее заимствование развивалось. Это такой романтизм, но я бы сейчас призвал Кремль: давайте эту ситуацию еще раз используем, чтобы задуматься, а давайте-ка мы сами будем инвесторами своей страны. Я имею в виду, не олигархи, а люди на улице, потому что если нам создать "вкусные" условия и если нам гарантировать, что правила не изменятся, а это сейчас трудно.

нефть

Фото: www.globallookpress.com

Мы над пенсионной системой надругались. Из банковской доверие немножко ушло. Слава богу, система страхования спасает. Но если все-таки быть романтиками и поверить, что это возможно, дайте все-таки нам, среднему или около среднему классу, проинвестировать, внушите нам каким-то способом, что правила не изменятся.

Ю.П.: Не способны они. Я вижу лишь словесные интервенции. Безусловно, высокопоставленные чиновники всячески подчеркивают, что все будет нормально. На их месте любой человек, занимающий подобные кресла, иного не сказал бы. Иной вариант - заявление по собственному желанию и отставка. Глава Банка России Эльвира Набиуллина заявила: "Российская экономика и ее финансовая сфера смогут адаптироваться к новым санкциям. У Центрального банка есть широкий набор инструментов для действий. Если возникнут риски финансовой стабильности. На наш взгляд, сейчас таких рисков нет. Нет необходимости применять системные меры. Мы, конечно, будем отслеживать ситуацию по мере необходимости, какие-то коррекции возможные вводить".

На Ваш взгляд, это словесная интервенция Эльвиры Сахипзадовны? Она должна была в этой ситуации произнести именно эти слова, или выдает желаемое за действительное?

Я.А.: Это одно и то же в данной ситуации. Мы бы сейчас в ее кресле говорили, может, чуть-чуть другими словами, но примерно то же самое. Это может быть правдой, может быть неправдой, но все равно это так.

"Успех" Медведева-Шувалова-Дворковича: Россия на уровне Уругвая и Гвинеи

Ю.П.: То есть она не может сказать: всё, караул!

Я.А.: Или не "всё, караул", а есть серьезные риски, и мы сейчас до 12 ночи сидим, совещаемся. Она просто не может это сказать.

Ю.П.: Мы не исключаем такого варианта.

Я.А.: Да, мы не исключаем такого варианта. Я думаю, средний вариант: она прекрасно видит системные риски и совещается. Меня больше пугает, что у нас последние годы такая рассогласованность действий ЦБ и экономического блока правительства. Вы их ругаете, как единый либеральный блок. А мне кажется, у них с коммуникацией немножко плоховато.

Ю.П.: Телефоны не работают?

Я.А.: Телефоны работают. Но давайте уже как-то с учетом того, что вот ЦБ здесь наделал негатив, а здесь позитив, стратегию наладим на этот позитив. Это все вообще по отдельности, такое ощущение, живет. Премьер призывает — офшоры. Вице-премьер говорит: деофшоризация приведет к краху нашей страны.

Ю.П.: Набиуллина занимается своими финансовыми проблемами.

Я.А.: Набиуллина занимается своим. Она охлаждает систему, создает более-менее финансовую стабильность, но правительству нечего наложить на эту стабильность, и этот успех без пользы.

Ю.П.: Почему эта дискоммуникация существует?

правительство

Фото: www.globallookpress.com

Я.А.: Такое ощущение, что у нас перед Минфином задачи последнего времени стоят, в основном, фискального характера — давайте посмотрим, где из имеющегося можно усилить эффективность налогов, что, в принципе, государство должно, конечно, делать. Но когда звучит только это, меня это пугает. Как собрать зерна побольше, меньше потерять зерен, это правильный подход. Но как посеять на следующий год, его вообще же не видно. Или вы тайно это делаете.

Ю.П.: Не думаю, что тайно. Жизнь одним днем.

Я.А.: Очень неприятный был момент. Премьер Медведев мне однажды ужасно понравился одной штукой. Обсуждалась года два назад тема налогов — не ввести ли прогрессивную шкалу, как пробовали при Ельцине. И он сказал разумную вещь: ребята, у нас несколько вещей, в которые народ от души поверил. И одна из этих вещей, что мы платим 13% плоской шкалы, давайте это не трогать. Я с ним в этом вопросе согласен, потому что эта вера вроде неизмерима, неэкономическая категория, но она дороже, чем 15%. То есть 13 мы не прячем, а 15, значит, мы подумаем, завтра 17 или еще что-то.

Ю.П.: Выясняется, если возвращаться опять к теме офшоров, - прячем. Причем прячем львиный кусок этого всего.

Я.А.: Безусловно. Тем более смешно сегодня говорить: давайте обсудим 15%, для нас с вами, для обычных людей, у которых просто нет средств прятать, и при этом льготные условия для олигархов.

Ю.П.: При этом Дворкович говорит: я вообще не вижу никакой проблемы, повысим НДФЛ на 2%. На Ваш взгляд, можно забыть о рывке социально-экономическом или скорее, это шанс?

Я.А.: Я всегда относился к числу тех людей, которые думают, что это шанс. Первое: это волшебный пендель управлению, то, что нас всегда голландская болезнь убивала, и нефть за 60-70 нас ставит в позу: потерпи, может, само рассосется. Это чувствуется. Мы так устроены. А второй момент — это то, что санкции и некоторые шаги ЦБ создают трудные условия, но они создают условия для чего-то. Мне было приятно увидеть в своем супермаркете продукцию российских фермеров. Не то, что я их бросился покупать, потому что упаковка, привлекательность страдает. Но черт возьми, наконец-то! Потому что все, кто был в Лондоне, зайди в любой продуктовый и там гордо отмечено, что это английский товар. И жители этой страны, прежде всего, любят английский товар. Боже, неужели я могу взять, наконец, российский сыр? Я представляю себе образ фермера, он точно работал, он точно не пьет, это не колхоз бывший полуразваленный и агрохолдинг какой-то известный то ли олигарха, то ли губернатора. Это фермер, мне очень хочется ему помочь.

Ю.П.: То есть Вы считаете, что это шанс?

Я.А.: Да, я считаю, что это шанс. Но стратегия нужна. Вы ее видите? Я нет. Я только вижу форумы. Такие символы.

Ю.П.: По количеству форумов и конференций Россия уже превзошла весь мир.

Я.А.: Давайте все-таки займемся экономикой. Не надо все время стоять в пафосной позе.

Ю.П.: Я разделил бы с Вами надежду, но я также, как и Вы, ничего не вижу. Я вижу предложение Минэкономразвития: давайте создадим офшор в России на двух островах. Я слышу корявое заявление премьера: мы поддержим российских олигархов. Я вижу некое целеполагание у госпожи Набиуллиной. Но тут же я вижу и слышу заявление ее же и господина Силуанова о том, что ваши будущие пенсии - это ваши личные проблемы. Я соглашусь с Вами в главном — можно синхронизировать происходящее?  Сесть за общий стол. Они же сидят у президента за общим столом, во главе Владимир Владимирович, и они по бокам. Но пока президент не подошел, переговорите. Я утрирую.

Но это анекдотичная ситуация, когда несколько высокопоставленных руководителей, при том, что в экономике произошло беспрецедентное огосударствление, не могут договориться. Меня часто спрашивают, почему я столько времени уделяю правительству. Потому что сейчас они реально управляют экономикой. Или не управляют, мы имеем то, что имеем. Напомню, прогноз, на основе которого был принят федбюджет до 2020 года, говорит о том, что рост планируется всего 1,5%. Они даже не сочли необходимым после послания президента внести изменения в прогнозные показатели. Мы решили сами себя обдурить? Я согласен, это шанс. Другое дело, воспользуемся ли мы им.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Собственных рук дело: Обвал рубля спровоцировали правительство и ЦБ Очередные санкции Вашингтона - шанс на возрождение России "Чёрный список" Вашингтона: есть Скоч, но нет Усманова
Загрузка...
Загрузка...