Импортозамещение в софте: Сколько страна потеряла из-за лоббистов?

  • Импортозамещение в софте: Сколько страна потеряла из-за лоббистов?

Ещё в 2014 году министр связи и массовых коммуникаций Николай Никифоров заявлял, что в ближайшие годы "России понадобится как минимум 1 млн программистов", чтобы решать задачу импортозамещения софта...

Часть нашей публики - удивительные люди, они кричат о полной необходимости свободного рынка и полностью не приемлют протекционизм. Но любая молодая и неокрепшая отрасль не просто нуждается в защите, она ей необходима. Даже такая современная отрасль, как написание программ и создание информационных систем и продуктов нуждается в совершенно классическом и консервативном протекционизме. 

Мы как-то не умеем усваивать исторические уроки. Ведь курс на импортозамещение в России уже был, и был успешен. В 1841 году выходит книга Фридриха Листа "Национальная система политической экономии", в которой автор критикует фритредерство (ну или совсем свободную торговлю), в том числе политику российского правительства в период с 1821 по 1840 года. Граф Витте повторил выводы Листа, что разорение русских фабрик и заводов стало логическим продолжением того, когда спрос на русский товар прекратился, а ряд стран затруднили ввоз некоторых сырьевых продуктов, а импорт в Россию иностранного товара наоборот усилился. 

Д.И. Менделеев также в своих работах неоднократно повторял выводы Ф. Листа о том, что политика свободной торговли продуктивна в том случае, когда нет своего производства, или когда своё производство окрепло и может успешно конкурировать с иностранным, а в противном случае защита отечественных молодых отраслей необходима даже в долгосрочном периоде. Защита необходима с тем, что отечественный производитель не имеет достаточного объёма инвестиций для расширения своего производства и сталкивается с демпингом иностранных производителей. Д.И. Менделеев приводит примеры успешных проектов импортозамещения при условии введения протекционистских мер со стороны государства: добыча русской нефти, производство русского керосина, русских зеркал, русского метала, русского зерна. 

Так что не нужно думать, что мы тут новички и нам не на что опереться.

Теперь к софту.

Постановление от 16 ноября 2015 года №1236. Теперь оно символизирует новый этап в отношениях с западными партнёрами и ИТ. Это постановление предписывает запрет на допуск иностранного программного обеспечения в целях закупок для муниципальных и государственных нужд. Исключением может являться ситуация, в при которой необходимое отечественное программного обеспечение просто на просто отсутствует, но установить его необходимо. В этом случае, компания должна будет обосновать свой запрос, согласно ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок". 

Но просто взять и написать гору софта для госуправления не так-то и просто. Во-первых, нужны квалифицированные кадры. А с этим проблемы. Но это же и возможности. Программисты России нужны.

Ещё в 2014 году министр связи и массовых коммуникаций Николай Никифоров заявлял, что в ближайшие годы "России понадобится как минимум 1 млн программистов", чтобы решать задачу импортозамещения софта. Число IT-студентов действительно растёт, но не так стремительно. По данным Минкомсвязи, в 2014 глду ­IT-специальностям учились 25 000 человек, в 2016 году – 42 500, а в 2018-м их число должно достигнуть 47 600 человек. То есть нужна мода на программистов. Но зарплаты из-за дефицита кадров в ИТ сегодня такие, что ответственные родители даже и не помышляют, куда отдавать ребёнка учиться, кроме как на ИТ-специальность. 

Дальше — больше. Программист существо капризное, ему нужно постоянно где-то учиться, а еще инфраструктура. Поэтому без вложений в образование и здравоохранение мы получим ситуацию, когда люди учатся здесь и едут работать в США и Европу. Ведь международный английский для айтишника — это даже больше, чем латынь для врача. 

Наблюдаем дальше. На примере Минтранса. На рабочих местах установлены операционные системы Microsoft Windows различных версий, офисные пакеты Microsoft Office, почта Microsoft Exchange, платформа виртуализации VMWare. К концу 2018 года рабочие места и серверы должны работать на операционных системах "Альт рабочая станция" и "Альт сервер" разработки компании "Базальт СПО", на офисном софте и почтовом сервисе "МойОфис" компании "Новые облачные технологии" и системе виртуализации "Р-платформа", говорится в документации Минтранса.

То есть все базовое ПО уже есть.

Более того. Я лично пробовал всё из вышеперечисленного и отечественное в том числе. Большая часть нашего ПО прекрасно решит наши задачи. Для понимания. По данным коллег совокупно госкомпании, госструктуры и муниципальные органы собирают с нашего рынка и отдают Майкрософт порядка 1 000 000 000 рублей и более в год. Поэтому лоббисты не будут спокойно стоять и ждать, когда мы поднимем свою отрасль и вытесним корпорацию из Редмонда. Полный пакет импортного софта для одного рабочего места стоит свыше $300, примерно в такую же сумму обойдётся и пакет отечественного ПО. Таким образом, если исходить из оценки около 1 млн рабочих мест, российские поставщики софта могут заработать 300 млн долларов. 

Ну и последний аргумент. Когда в 1990-е мы начали практику закупки зарубежного софта, нам говорили, что оно всегда будет работать, что бы не случилось. Напомнить вам, что мы получили в 2014 году за Крым?

Свой софт — это ещё и безопасно, а не только экономически выгодно.

Оставьте email и получайте интересные статьи на почту

Русские кёрлингисты начали Олимпиаду с неудачи Орешкин может пойти по стопам Улюкаева?
Ссылки по теме:

Почему в Китае победил WeChat?

За что пострадал вице-президент Samsung и как это повлияет на наш ИТ-рынок?

Почему триллион долларов капитализации не спасет Apple

Оставить комментарий