сегодня: 21/11

Читать Библию, играть по Шекспиру, притворяться простачком

Читать Библию, играть по Шекспиру, притворяться простачком

Филолог Павел Балдицын об истоках американской литературы

Американская классическая литература - очень интересный феномен. У нее есть свои истоки, фундамент и даже "манифест". Она сочетает в себе идеализированность и практичность, а также программно ориентирована в будущее.

Об особенностях американской литературы и о ее героях в программе "Радио Кузичев" на Царьграде рассказал Павел Балдицын, доктор филологических наук, профессор кафедры зарубежной журналистики и литературы МГУ.

Вся американская культура – это проекция в будущее

Анатолий Кузичев: Когда говорят "великая русская литература" - подразумевается, что изучая великую русскую литературу, можно каким-то образом понять непостижимый русский характер, по крайней мере, русскую логику. На днях, например, Киссинджер сравнил Путина с героями Достоевского.

Павел Балдицын: Смотря с какими.

А.К.: Он не уточнил, да. Мы-то помним, что у Достоевского был и Раскольников, и старец Зосима. Но имел-то он в виду, что по русским писателям скорее можно понять русского человека, чем по формальной логике. Нет? Можно ли то же самое сказать об американцах?

П.Б.: Можно. Потому что американская литература чрезвычайно разнообразна. И в ней есть какие-то константы, которые позволяют судить о характере этого народа.

Вы употребили выражение "великая русская литература". Интересно, когда оно появилось. Я, например, могу сказать, когда появилось понятие "великий американский роман" - его придумал один писатель Джон де Форест, и предложил он его в одной из статей, которую так и озаглавил (The Great American Novel, 1968 - прим.ред.). И он заявил, что нам надо создать великий американский роман.

А.К.: То есть это был манифест по поводу необходимости создания такового?

П.Б.: Да. Потому что вся американская культура есть программа. Она проективная, она направлена в будущее. Великий американский роман должен быть создан. Это не постфактум.

А.К.: То есть его задумали? Как идею, как концепцию.

Фото: Скриншот с видео телеканал "Царьград"

П.Б.: Как идею - да. А потом Фрэнк Норрис написал, что нам надо создавать великий американский роман. Теодор Драйзер, многие другие писатели создавали великий американский роман. Но просмотрели, что несколько великих американских романов к тому моменту было уже создано. Потому что американцы ухитрились не заметить величайшего писателя XIX века - Германа Мелвилла. И "Моби Дика" забыли.

Англичане приезжали в Соединенные Штаты и спрашивали: у вас тут должен быть писатель Герман Мелвилл. А он работал на нью-йоркской таможне, дожил до 91 года. А работал долго. Потому что его никто не читал. Он, как истинный американец, придя из плаваний своих, года четыре проплавал, вернулся, решил добиться успеха на поприще литературы. Мало что читал, кстати, не читал даже Шекспира. И начал писать. И написал десять романов. А их никто не стал читать. Кроме первого громкого успеха, "Тайпи", потом "Ому", а потом был роман, который, безусловно, стал великим американским романом - "Моби Дик, или Этот кит". У нас переводят "Белый кит". И это был великий американский роман, который увидел свет в 1951 году. Но его не заметили критики <…>

Задача из трех слов выполнена

А.К.: А вот что-то характеризовало грядущий американский великий роман, вот в этом проекте?

П.Б.: Конечно.

А.К.: Какие признаки у великого американского романа должны были быть?

П.Б.: Надо догнать европейские страны в области культуры. Хотя этот проект был еще более давний. Американский романист Чарльз Брокден Браун еще в 1801 году поставил задачу: мы уже достигли успехов в политике, отделившись от Британии, мы достигли успехов в бизнесе, теперь надо достигать успехов в культуре. В 1801 году. Когда художественной литературы практически не было. Ну отдельные романы.

А.К.: Очень целеустремленные ребята, конечно.

П.Б.: Да. И это вот для меня – это одна из характерных черт американской культуры. То есть поставить перед собой задачу. И задача не определенная, она не имеет четкой программы. В данном случае программы не было, просто задача. Из трех слов - The Great American Novel. И потом ее начали создавать, и создали все-таки. Потому что к середине XX столетия в американской литературе появились такие великие писатели, как Марк Твен и Теодор Драйзер, Уильям Фолкнер и Хемингуэй.

Фото: Скриншот с видео телеканал "Царьград"

Известные американские писатели XIX века

Справка "Радио Кузичев": Эдгар Алан По - возможно, самая мрачная фигура не только в американской, но и в мировой литературе. Свойственные его произведениям мистицизм, аномальность состояния, обреченность, которые нередко списывают на проблемы с алкоголем, предвосхитили литературу декадентства. Создатель современного детектива и жанра психологической прозы.

Эмили Элизабет Дикинсон - поэтесса, при жизни опубликовавшая не более десяти стихов из написанных ею 1800. Вплоть до середины XX века критики весьма холодно воспринимали неправильные ритмы и рифмы, непривычную пунктуацию и слишком короткие строки, в которые Дикинсон вкладывала идеи жертвы, бессмертия и красоты.

Джек Лондон - дитя американской мечты. Человек, выбившийся в люди из низов. В нашей стране стал едва ли не популярнее, чем у себя на родине. Жизнь Лондона была короткой, но такой насыщенной, что для своих произведений, двухсот рассказов, 20 романов и трех пьес, ему практически ничего не пришлось выдумывать.

Уолт Уитмен - заложил фундамент новой поэзии США. Поэт ворвался в американскую литературу в 1855 году, когда собственноручно набрал свой сборник - "Листья травы". Помимо необычно смелой формы, стихотворения Уитмена имеют такое же свободное содержание. Однако позже именно этот стиль дал толчок для развития у других поэтов новых приемов стихосложения.

Уильям Сидни Портер, или О’Генри - признанный мастер американского рассказа, который не знает себе равных в мастерстве точных и выразительных деталей, в построении острого сюжета и, наконец, в изобретательности при создании неожиданных развязок. В его рассказах отражается любовь к маленькому американцу и его право на человеческое счастье.

Марк Твен взглянул на старый свет иными глазами. Уильям Фолкнер писал, что Марк Твен был первым по-настоящему американским писателей, и все мы с тех пор его наследники. Хемингуэй считал, что вся современная американская литература вышла из его "Приключений Гекльберри Финна". Творчество Марк Твена охватывает множество жанров: юмор, сатиру, философскую фантастику, публицистику.

Принципы американской литературы

А.К.: Мы пытаемся через американскую литературу найти общий знаменатель, который нам описал бы американца. Пока выстраивается фигура страшно целеустремленного персонажа, человека…

П.Б.: Кроме целеустремленности, конечно, я наметил бы много черт. Для меня, во-первых, эта литература основана на принципах множественности и дополнительности. А что такое дополнительность? Этот принцип ввел в физике Нильс Бор. Когда мы солнечный свет рассматриваем и как материю, и как волну. И вот принцип дополнительности в культуре - это взаимосуществование совершенно разных талантов. И каждый идет своей дорогой. Как у Генри Дейвида Торо сказано: если человек идет не в ногу со всем остальным человечеством, может быть, у него другая музыка в душе? Для нас же всегда вся рота идет в ногу, а ты не в ногу. У каждого должна быть своя музыка в душе.

А.К.: Разве это характеристика не любой культуры, не только американской?

Фото: Скриншот с видео телеканал "Царьград"

П.Б.: Писатели, да и вообще деятели культуры, они сбиваются в какие-то группы, пишут какие-то манифесты, образуют какие-то направления. В Америке каждый писатель своеобразен. И в XIX веке практически не было никаких объединений. Небольшая "Молодая Америка" была. А так, вот этот индивидуализм, и множественность, то что у них называется. То есть удивительное разнообразие.

Вот рядом жили - Эдгар По и Уолт Уитмен, в десять лет разницы. Эдгар По был человеком, действительно, очень мрачным и изощренным. И в его рассказах невозможно понять, в какой стране происходит действие. Ну, например, "Маска красной смерти". Или "Убийство на улице Морг", понятно. Хотя, на самом деле, тут не важен город. Или любой другой рассказ - "Падение дома Ашеров" - в какой стране происходит действие? И в данном случае он выламывается из основного тона предшествующей американской прозы. То есть самобытность. Нативизм.

Вашингтон Ирвин, который искал своеобразие новой английской культуры Нью-Йорка, как штата. Фенимор Купер, который писал о том же штате, все эти озера… Уильям Каллен Брайант, который писал стихи о прериях. Вот где свобода. Там трубы дымом небо не коптят.

То есть они любят свободу. И свобода - проявление индивидуальности. Вот это для меня тоже важный момент американской культуры, потому что каждый писатель стремится выразить себя, а не что-то другое. И то, что в его душе звучит какая-то музыка, так писали и Готтерн, и Мелвилл. Хотя они были друзьями, но писали совершенно непохоже.

Вот это ценнейшее качество американской культуры. Ее удивительное разнообразие. Причем американцы совмещают два импульса. Первый - то, что у нас чаще всего замечают - прагматизм. То есть практическая цель, четкое умение поставить цель достижимую. И предпринять все усилия, чтобы ее достичь. А другая черта американской души - ее неискоренимый идеализм. Вот есть такая философия трансцендентализма, Ральф Уолдо Эмерсон. Он учил, что каждый человек должен доверять себе. Будьте самими собой, призывал он к молодежи. Не верьте прошлым векам, не верьте Писанию. А ведь он был священник, хотя и унитарианской церкви. Верьте только своей мечте, своей душе, своей музыке. И вместе с тем он был довольно практичным человеком. И это совмещение практицизма и идеализма, мне кажется, это характерная особенность американцев.

Старые времена на Миссисипи

А.К.: Фолкнер и Хемингуэй считали, что Марк Твен был первым по-настоящему американским писателем, что все мы выросли из его "Приключений Гекльберри Финна". Как вы это прокомментируете? Вы согласны с такой оценкой?

П.Б.: Ведь Хемингуэй сказал несколько иначе. Хемингуэй сказал: "Вся современная американская литература вышла из одной книжки - "Приключений Гекльберри Финна". И он оценил, он читал и другие. И с этим согласился Фолкнер. Более того, Томас Вулф писал: "Есть в литературе совершенство - это "Король Лир", "Анна Каренина" и "Старые времена на Миссисипи" Марка Твена".

Кто в нашей стране читал "Старые времена на Миссисипи"? А для американцев это национальный эпос. У них даже есть понятие трилогия о Миссисипи. Куда включают известные всем романы "Приключения Тома Сойера", "Приключения Гекльберри Финна" и "Жизнь на Миссисипи". А она состоит тоже из двух частей.

Вот "Старые времена на Миссисипи" - это книга вполне документальная. Она описывает детство на великой реке. И ощущения человека, который там вырос. И это шедевр литературного мастерства. Но там нет никакого такого сюжета, который привлекал бы читателя. Женщин нет, любовного сюжета нет, семьи тоже нет. А есть какой-то странный сюжет освоения профессии лоцмана на великой реке Миссисипи, которая меняла свое русло неоднократно…

Близнечный миф

Но мне кажется, тут куда важнее другое значение слова Twain. Это южное произношение слова Twin - "близнец". Марк Близнец. Видно, мать ему сказала, что вместе с ним в утробе был его близнец, а он его задавил. И он помнил об этом всю жизнь.

И вместе с тем, он всю жизнь видел вторую сторону вещей. Вот этот близнечный комплекс. Или есть такое понятие - близнечный миф. Два брата близнеца, и он себя воображал другим человеком.

Ведь он не Марк Твен. Он Семюэл Лэнгхорн Клеменс, который стал Марком Твеном. Стал сознательно, выстроив это как маску. И он создал своего персонажа. Он создал этот тип человека, который говорил правду, шутя, легко. Когда Бернард Шоу однажды заметил: "Если бы те, кто так внимательно слушает Твена и смеется, поняли, что он говорит, они бы его повесили. Потому что он стремился говорить правду".

Фундамент американской литературы

А.К.: А вот скажите мне, можно ли, опираясь на такую идеалистическую формулу ("прислушивайтесь к внутренней музыке и пишите, пишите, пишите"), можно ли создать без фундамента, без культурной основы, без какого-то ориентира? Мне приходит в голову нигерийский писатель Амос Тутуола, который с трудом и читал, и писал, но фантастические по красоте произведения создавал - "Моя жизнь в лесу духов".

У американцев, кроме этой идеалистической формулы, что-то же было перед глазами?

П.Б.: Любому писателю необходим культурный багаж, необходимо знание своих предшественников…

А.К.: Есть конкретный материал, из которого сделан фундамент американской литературы?

П.Б.: Есть безусловно. Во-первых, это Библия. Все они читали Библию <…>

Второй корень - это, конечно, английская классика. Как бы пуритане ни относились к Шекспиру, они отрицали театр, потому что это греховное развлечение. Но Шекспир лежит в основе американской культуры. Да, они могли, там представлений было мало. Но тем не менее даже у Твена в бурлескной форме в "Приключениях Гекльберри Финна" появляются инсценировки шекспировских пьес. Два мошенника устраивают представление "Ромео и Джульетты". Это, конечно, выглядит чудовищно глупо и смешно. И публике из американского захолустья это скучно. И поэтому им представляют другое зрелище. Которое в оригинале называется, по-моему, Camel-Leopard, то есть верблюдо-леопард. У нас перевели как "Королевский жираф". Где голый мошенник преклонных лет бегает по сцене с хвостом и в полоску выкрашенный.

Игры по Шекспиру и в простачка

Но шекспировская традиция - она очень важна. Вот Мелвилл - он не читал Шекспира, потому что он был моряк и вообще мало что читал. Но когда он сел за большой роман, в который он хотел вместить все свои представления о мире, о человеке, о Боге, о Вселенной, о китах и китобоях, он прочел-таки Шекспира, и попал под его влияние. И изрядную часть глав в середине книги написал под Шекспира. Настолько он не мог освободиться от этого влияния.

Да, Библия, Шекспир и вообще такая английская традиционная классика. А вместе с тем, конечно, Марк Твен, например, любил говорить: "Я ничего не знаю, ни о чем меня не спрашивайте. Я книг не читал". Врал, конечно, играл.

Это игра, маска такого малограмотного человека. И сейчас даже выдающиеся американские политики - они будут играть роль простачка. И говорит: вот, поймите, есть плохие ребята, хорошие ребята. А на самом деле он закончил Гарвард и многое знает. Твен знал несколько языков, потому что читал Вольтера в оригинале еще лоцманом на Миссисипи, а потом тоже изучил. Но он читал только что-то существенное. Сервантес, Шекспир, Вольтер. Он читал солидные вещи. Его друг Хоуэлс уговаривал читать Льва Толстого - Хоуэлс был в восторге от Льва Толстого, пропагандировал его. Марк Твен чувствовал, что до Толстого он не дорос. Толстой почти ровесник ему.

Ключевые фигуры ХХ века

Справка "Радио Кузичев": Ключевая фигура американского натурализма - Теодор Драйзер. Разоблачал социальные проблемы. Представляет человека беспомощной пешкой перед лицом экономических и социальных сил. Размашистый стиль письма, предпочтение обстоятельствам жесткой линии поначалу вызывают консервативную критику, но приносят Драйзеру номинацию на Нобелевскую премию по литературе.

Участник обеих мировых войн, писатель, с которым на страницы книг пришло потерянное поколение, Эрнест Хемингуэй. Отличительной художественной особенностью его прозы является так называемый принцип айсберга. Внешне не выходя за рамки документального сухого повествования, писатель охватывает скрытую, глубинную правду жизни.

Крупнейший представитель потерянного поколения в литературе - Фрэнсис Скотт Кей Фицджеральд - получил наибольшую известность благодаря роману "Великий Гэтсби". Его книги остались в литературе подлинным подтверждением фальши мещанских идеалов.

Опираясь на разговорный язык и американские народные традиции, великий романист и новеллист Уильям Катберт Фолкнер сочетал эти элементы с литературным модернизмом. Фолкнер унаследовал типичные черты мира чувствований южан, ощущавших себя чужаками в буржуазной Америке.

Самые известные романы Керуака - "В дороге" и "Бродяги Дхармы".

Главный художественный метод одного из величайших писателей XX века Курта Воннегута в том, что о самых кризисных трагических моментах человеческой жизни он рассказывает со смехом. Автор таких произведений, как "Мать Тьма" и "Колыбель для кошки", поражает парадоксальностью мышления. Когда глубочайший пессимизм облекается в формы эскападного веселья.

Джером Дэвид Сэлинджер - один из самых популярных и, пожалуй, самый таинственный персонаж новейшей литературной истории Америки. В 1951 году он издает роман "Над пропастью во ржи". Не одно поколение молодежи сочувственно следило за потерей детских иллюзий взрослеющим героем книги Холденом Колфилдом.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх