«Люди, события, факты» - вы делаете те новости, которые происходят вокруг нас. А мы о них говорим. Это рубрика о самых актуальных событиях. Интересные сюжеты и горячие репортажи, нескучные интервью и яркие мнения.
События внутренней, внешней и международной политики, политические интриги и тайны, невидимые рычаги принятия публичных решений, закулисье переговоров, аналитика по произошедшим событиям и прогнозы на ближайшее будущее и перспективные тенденции, публичные лица мировой политики и их "серые кардиналы", заговоры против России и разоблачения отечественной "пятой колонны" – всё это и многое вы найдёте в материалах отдела политики Царьграда.
Идеологический отдел Царьграда – это фабрика русских смыслов. Мы не раскрываем подковёрные интриги, не "изобретаем велосипеды" и не "открываем Америку". Мы возвращаем утраченные смыслы очевидным вещам. Россия – великая православная держава с тысячелетней историей. Русская Церковь – основа нашей государственности и культуры. Москва – Третий Рим. Русский – тот, кто искренне любит Россию, её историю и культуру. Семья – союз мужчины и женщины. И их дети. Желательно, много детей. Народосбережение – ключевая задача государства. Задача, которую невозможно решить без внятной идеологии.
Расследования Царьграда – плод совместной работы группы аналитиков и экспертов. Мы вскрываем механизм работы олигархических корпораций, анатомию подготовки цветных революций, структуру преступных этнических группировок. Мы обнажаем неприглядные факты и показываем опасные тенденции, не даём покоя прокуратуре и следственным органам, губернаторам и "авторитетам". Мы защищаем Россию не просто словом, а свидетельствами и документами.
Экономический отдел телеканала «Царьград» является единственным среди всех крупных СМИ, который отвергает либерально-монетаристские принципы. Мы являемся противниками встраивания России в глобалисткую систему мироустройства, выступаем за экономический суверенитет и независимость нашего государства.
Босния: Балканская колония Запада
Фото: Yuriy Seleznev/shutterstock.com
В мире

Босния: Балканская колония Запада

Инцидент с писателем Захаром Прилепиным, которого не пустили в сербскую часть Боснии и Герцеговины по приказу из мусульманского Сараева, показал, почему нельзя давать американцам заключать «мир» по их правилам.

Современная Босния и Герцеговина условно разделена на три части – Федерацию Боснии и Герцеговины, Республику Сербскую и автономный округ Брчко.

Федерация БиГ, она же «мусульмано-хорватская федерация», была задумана американскими политтехнологами, чтобы окончательно закрепить поражение сербов в регионе. На самом деле это абсолютно искусственное образование, поскольку во время гражданской войны 1990-х хорваты и мусульмане воевали и друг с другом, хорваты иногда вместе с сербами против мусульман, а были еще и мусульмане-югославы, которые вместе с сербами сражались против победивших мусульман-сепаратистов. Но поскольку США было выгодно выставить сербов стороной-агрессором, и была придумана «федерация».

О единстве этого образования можно судить, например, по городу Мостар, из которого в начале 90-х было изгнано сербское меньшинство, взорваны все сербские православные храмы, а мусульманская и хорватская общины разделили город на две части по обе стороны живописного моста через реку Неретву, который впоследствии стал символом боснийской войны. Евроинтеграторы мост, конечно, впоследствии восстановили, но вот порушенный мир восстановить так и не удалось. Мусульмане и хорваты из разных частей города не ходят друг к другу в гости, а на мосту, особенно после футбольных матчей, как правило, собирается молодежь обеих общин, чтобы совершить набег на соседей.

Мостар. Фото: Vivien9/shutterstock.com

Республика Сербская была провозглашена в 1992 году, в ответ на желание боснийских мусульман создать на территории всей Боснии собственное мусульманское государство, а также в ответ на стремление боснийских хорватов утащить часть населенной ими Боснии в Хорватию. Жить среди подхвативших вирус сепаратизма соседей сербам было нестерпимо: начиналось все с ксенофобской риторики в популярных журналах, один из которых, например, изобразил на обложке мусульманского коллаборациониста времен Второй мировой, отрезающего голову сербским политикам 90-х, а закончилось расстрелом сербской свадьбы.

Потому-то сербы и провозгласили собственную республику, желая воссоединиться с Югославией. И, кстати, референдум о независимости всей Боснии и Герцеговины сербская община, составлявшая более 31% населения республики, дружно проигнорировала, так что по всем нормам он должен был быть признан недействительным. Но мировое сообщество поспешило признать «волеизъявление народа».

Округ Брчко – автономная территория, управляемая руководителем, назначаемым ООН при согласовании с ЕС и, по все видимости (это не афишируется, но «уши торчат»), НАТО. Чуть позже мы расскажем об этой должности подробнее. Она создана западными геостратегами специально для того, чтобы Республика Сербская была территориально разделена на две части. В качестве основного аргумента западные партнеры приводили тот факт, что население Брчко многонационально. Хотя на других территориях БиГ это никого не останавливало, и при разделе на федерацию и РС сербам пришлось покинуть многие городки и села в окрестностях столичного Сараева. Многие уезжали, увозя гробы предков, предвидя то, как к ним отнесутся новые хозяева.

Как изживали сербский дух в Боснии

До 1992 года сербы составляли 31% населения Боснии. А до 1941 года – все 70%. И изначально считали эту землю своей, и после того, как в результате дипломатического торга с Санкт-Петербургом этот край достался не Белграду, а Вене. Потому-то в боснийском Сараеве и прозвучал выстрел молодого сербского заговорщика Гаврило Принципа в австрийского эрц-герцога Франца Фердинанда, который обе немецкие монархии использовали как повод для начала мировой бойни...

Арест Гаврило Принципа - убийцы австрийского эрц-герцога Франца Фердинанда. Фото: globallookpress.com

А вот в годы Второй мировой Босния была отдана марионеточному хорватскому режиму клеро-нациста Анте Павелича, который к боснийским мусульманам относился как к союзникам, а всю свою ненависть обратил на сербов. Последних уничтожали самыми изуверскими способами, целыми селами и семьями, в чем хорватским усташам помогали их мусульманские сообщники, например, члены дивизии СС «Ханджар». И после той чистки сербы уже никогда не составляли большинства в Боснии.

Надо сказать и о том, кто такие боснийские мусульмане. До османского вторжения Боснийское королевство было одним из сербских феодальных государств. С той лишь разницей, что здесь никогда не было выраженной державной религиозной доминанты: здесь в разной степени присутствовали и католическая церковь (а вместе с ней и хорваты, одно время организовавшие собственное королевство в Далмации), и сербское православие, а также из Болгарии, спасаясь от преследований, туда перекочевали приверженцы мистической ереси богомилов. Одно время последних стало так много в Боснии, и они настолько окрепли, что папа римский даже захотел объявить против королевства крестовый поход, но вторжение турок смешало его карты.

Впрочем, оно спутало планы многим на Балканах и не только, в том числе и боснийцам; их армия, наряду с армиями других сербских государств, сражалась с османами на Косовом поле. После чего Боснийское королевство было обескровлено и завоевано Портой, а его последний король – Степан Томашевич, ранее бывший, кстати, сербским деспотом (официальный титул, а не принятое в русском языке эмоциональное определение, правитель Сербской деспотовины – прим. авт.), обезглавлен.

А далее начался довольно любопытный процесс. В Османской империи никому из покоренных народов не запрещалось принимать ислам. Напротив, даже поощрялось. Мусульмане имели серьезные привилегии перед немусульманами: платили меньше налогов, их свидетельства в судах были приоритетнее, только они имели возможность делать карьеру в Порте. Плюс в империи в разные времена существовали унизительные для немусульман порядки: при появлении мусульманина христиане должны были вставать, только мусульмане имели право ходить подпоясанными, мусульманин мог забрать любое понравившееся имущество соседа-христианина.

Если христианин встречал мусульманина на улице, то обязан был сойти на мостовую, а турецкие наместники имели право первой ночи с христианскими девушками... Чтобы избежать позора, боснийские хорватки, например, наносили на руки татуировки, которые отпугивали турок, а у сербов появилось такое явление как гайдуки – жившие в лесах и горах мстители, которые жестоко убивали воспользовавшихся таким правом наместников.

Убийство первого султана Османской империи Мурада I в битве на Косовом поле. Гравюра. Фото: globallookpress.com

Элита Боснии, равно как городское население, начало переходить в ислам, перенимая турецкие обычаи, национальную одежду, а также имена – остались только традиционные для западно-балканских славян окончания фамилий на «ич». А вот малообразованные крестьяне, как сербы, так и хорваты, продолжали держаться своей веры. Постепенно в Боснии сложилась городская элитарная прослойка, которая общалась на сербо-хорватском языке со множеством тюркизмов и арабизмов, одевавшаяся по-турецки.

При этом бошняки внешне более соответствуют общепринятому славянскому фенотипу: преимущественно светловолосые и голубоглазые. В отличие от темноволосых и кареглазых, в большинстве своем, сербов. Почему так произошло? Ученые выдвигают различные версии, простые же люди без обиняков говорят, что шесть веков права первой ночи не прошли бесследно...

Пропагандистский ролик армии мусульманских сепаратистов БиГ

Мир только по версии США

После того, как турки были изгнаны с Балкан, общность боснийских мусульман долгое время не признавали отдельным народом. Тот же лидер хорватских клеро-нацистов Павелич называл их «цветом хорватской нации». А за появление на международной арене «бошняков» нужно благодарить исключительно товарища Тито, который во вполне себе сталинском духе, дабы не дать возродиться в Югославии «великодержавному сербскому шовинизму», поделил страну на национальные республики, придумывая и такие ранее не существовавшие нации, как «македонцы» и... «мусульмане». Вот так бесхитростно назвали бошняков в СФРЮ. А самоназвание «бошняк» появилось на заре 90-х.

В семидесятые годы в Югославии посадили бывшего вербовщика дивизии СС «Ханджар» Алию Изетбеговича за труд «Исламская декларация», в которой тот напрямую заявлял, что «не может быть мира между исламом и немусульманскими институтами власти». И призывал к мусульманской революции. Выйдя на фоне игр в демократию на свободу, этот человек при поддержке уважаемых американских партнеров начал претворять свои идеи в жизнь – партнерам это было выгодно, сохранение единой Югославии, за которую выступали сербы, противоречило их экспансионистским планам.

Алия Изетбегович. Фото: globallookpress.com

Когда в 1992 году независимость Боснии и Герцеговины была признана международным сообществом, Югославской Народной армии (ЮНА) только оставалось подчиниться и уйти на территорию Сербии. Но даже тут сепаратисты не обошлись без присущего им коварства: армейские колонны, в которых ехали невооруженные мальчишки-срочники из сербской части Боснии, Сербии, Македонии, Черногории и даже Косово (причем на тот момент не только сербы, но и албанцы), были в упор расстреляны сепаратистами в Тузле и самом Сараеве. Погибли десятки ребят 18-19 лет.

Самое интересное, что даже на этом этапе оставалась возможность остановить кровопролитие. В частности, согласно плану португальского дипломата Жозе Кутилейро, Боснию предлагалось поделить на национальные кантоны, по преобладающему на той или иной территории этносу. И этот план был подписан лидерами трех общин: от мусульман – Алией Изетбеговичем, от сербов – Радованом Караджичем, от хорватов – Мате Бобаном. Однако спустя десять дней, после встречи с американским послом Робертом Циммерманом, Изетбегович отозвал свою подпись.

Началась жестокая война, которая шла три года. В ходе этой войны Запад откровенно встал на сторону мусульман и хорватов, обложив санкциями Югославию, введя эмбарго на поставку вооружений в Боснию, при этом тайно поставляя оружие мусульманам и хорватам. Причем транспортные самолеты НАТО даже завозили в страну моджахедов из Ближнего Востока, Афганистана, Ирана и Северной Африки. Которые потом на камеры резали головы сербам...

При этом на стороне хорватов воевали неонацисты со всей Европы, а на стороне сербов – православные добровольцы: русские из России, Украины, Белоруссии и Приднестровья, греки, румыны, конечно же, сербы из разных частей Югославии, а также антиглобалисты из разных частей света, от американцев до японцев. Большая же Сербия, называвшаяся еще Югославией, тоже поставляла соплеменникам оружие и ГСМ, но контрабандой, негласно. Ничего не напоминает?

Еще были миротворцы НАТО и наблюдатели от ОБСЕ. Первые не препятствовали хорватам и мусульманам убивать сербов и изгонять их со своих земель, посредничали при передаче оружия хорватам и мусульманам, вторые охотно делились с хорватами и мусульманами разведданными. И те, и другие всячески ограничивали маневры армии Республики Сербской и чуть что, начинали на весь мир кричать о нарушениях.

Несмотря на тяжелейшие условия войны, к 1995 году сербы контролировали более 60% территории Боснии. Это серьезно нарушало планы нового мирового порядка. И тогда политтехнологами было решено на коленках «состряпать» геноцид. Возле мусульманского шахтерского городка Сребреница на протяжении двух лет местные мусульманские вооруженные формирования методично вырезали и жгли сербские села, самым изуверским образом расправляясь с их жителями, нарочито на православные праздники. По разным оценкам, в результате этих карательных акций погибли более трех тысяч человек.

Фото: globallookpress.com

И вот, когда в очередной раз, нарушив перемирие, мусульманские боевики обстреляли сербские позиции, сербы пошли в атаку на город, чтобы ликвидировать преступный анклав, заходивший на территорию их республики. Сломив сопротивление боевиков, чье руководство по «неожиданному» стечению обстоятельств во главе с кровавым палачом Насером Оричем находилось на обучении в Тузле, сербы расстреляли около сотни замешанных в расправах над мирными гражданами головорезов. Еще больше мусульман погибло при попытке вырваться из котла. Все это было названо уважаемыми западными партнерами «геноцидом», «резней», после чего была устроена провокация на сараевском рынке Маркала – обстрел мирных граждан из минометов, в результате которого погибли десятки людей.

И несмотря на то, что командующий миротворческими силами ООН в БиГ генерал Майкл Роуз выразил неуверенность в том, откуда могла быть выпущена мина, а впоследствии в своей книге воспоминаний высказал предположение, что обстрелы произвели сами мусульмане, вопреки тому, что эксперты российского контингента ООН доказали, что мины никак не могли быть выпущены с сербских позиций, Запад обвинил сербов. После чего страны НАТО начали авиационную бомбардировку сербских позиций, унесшую жизни порядка тысячи сербских бойцов и около ста пятидесяти мирных сербов.

Разгром армии Республики Сербской привел к подписанию на американской военной базе, что символично, так называемых Дейтонских соглашений. Президентом Югославии Слободаном Милошевичем, президентом Хорватии Франьо Туджманом и президентом Боснии и Герцеговины, по сути, лидером исключительно мусульманской общины Алией Изетбеговичем. За спиной подписантов стояли представители «стран-гарантов» – США, Германии, Великобритании, Франции и, как это не прискорбно, ельцинской России. Чем вам не Минские соглашения и Нормандский формат?

Спустя годы после кровавой бойни, унесшей, по данным экспертов, жизни более 100 тысяч человек, Изетбеговичу позволили подписать устраивающее Вашингтон мирное соглашение.

Цена соглашательства

Судьба боснийских сербов и боснийских хорватов, которым навязали чуждую их чаяниям федерацию, решалась без самих боснийских сербов и боснийских хорватов. Лидерам Республики Сербской – президенту Радовану Караджичу и генералу Ратко Младичу – была навязана репутация «геноцидников» и «палачей», они были выведены из международного политического процесса, на них объявили охоту, и сейчас они находятся в застенках Гааги.

Радован Караджич и Ратко Младич. Фото: globallookpress.com

Что получила Босния и Герцеговина по итогам Дейтонских соглашений? Прежде всего, внешнего управляющего в лице того же Верховного представителя ООН, получившего неограниченные полномочия. В частности, в 1999 году занимавший этот пост Карлос Вестендорп аннулировал результаты президентских выборов в Республике Сербской. Нынешний же лидер Республики Сербской Милорад Додик оперативно отреагировал на инцидент с Прилепиным:

Как это возможно, чтобы угрозой безопасности Боснии и Герцеговины был русский писатель, а не тысячи мигрантов или возвращающиеся с войны в Сирии? – заметил Додик. – Запрет на въезд российскому писателю на территорию Боснии и Герцеговины рассматриваю как участие структур безопасности Боснии и Герцеговины в антироссийской истерии, которую в последнее время навязывают некоторые западные страны.

Но что может президент составной части западного государственного проекта, по сути, управляемого Западом? Да практически ничего. Республике Сербской недавно пытались запретить отмечать день ее образования, мотивируя это тем, что сам этот исторический факт кого-то оскорбляет. Пока отбились.

И про сирийских мигрантов Додик упомянул не случайно. После войны девяностых в Боснии и Герцеговине осело большое количество вчерашних моджахедов, которым славянская земля с лесами, озерами, реками и красивыми девушками пришлась очень даже по вкусу. Они начали активно учить местных «правильному» исламу. И прямо в центре Европы появились села, где стали практиковать паранджу и даже женское обрезание... А огромное количество светловолосых и голубоглазых мужчин отправились на джихад в Сирию и Ирак. В свою очередь, множество кареглазых жгучих брюнетов с выдающимися бородами приехали на Балканы, чтобы отдохнуть от «трудов праведных», обзавестись семьями и пустить семена радикального зловерия.

И Запад долгое время благосклонно взирал на все это, видя в воинах аллаха противовес возрождению сербского национального духа. До тех пор, пока Вашингтон не вошел в клинч с Анкарой. А для бошняков, так уж исторически сложилось, турки – это то же, что немцы для хорватов и русские для сербов. Нынешний лидер страны Бакир Изетбегович – совсем неожиданно сын того Алии Изетбеговича, одним из первых поздравил Эрдогана с переизбранием на президентский пост, сказав тому, что его страна не только Турция, но и Босния.
Только после того, как Сараево стало колебаться не в такт с Вашингтоном, в западных медиа кучно пошли репортажи об угрозе исламизации БиГ и о том, что эта страна евроинтегрируется как-то не очень-то и правильно...

Какие выводы может извлечь Россия и Русский мир из боснийской истории? Ну, например, то, что нельзя в угоду уважаемым западным партнерам впихивать соплеменников, желающих жить в единой стране с метрополией и готовых проливать кровь за это, в искусственные государственные образования. Потому как там они будут без голоса, без прав и под полным внешним управлением западных гауляйтеров. Не убережет это и метрополию от усугубления санкций, экономического и политического кризиса и национального позора. Кто не верит, пусть вспомнит участь подписавшего Дейтон Слободана Милошевича, закончившего земные дни в застенках Гааги.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Два краха Югославии. Ассимилировать нельзя федерализировать Россия и Югославия. Распад начался с Запада Сербы вновь бросают вызов новому мировому порядку Как переворот в Югославии привел к нападению нацистов
Загрузка...
Загрузка...