сегодня: 17/12
Святой дня
Великомученица Варвара

Алапаевские мученики. "Государство рабочих и крестьян" началось с кровавой расправы

Алапаевские мученики. Государство рабочих и крестьян началось с кровавой расправы

Смерть империи была страшной, восставший хам добивал ее методично и безжалостно, женщин, мужчин, молодых и пожилых, с циничным спокойствием и изуверством, стараясь не просто уничтожить, но и стереть из памяти. Не получилось. Память о безвинно убиенных жива и по сей день

Первыми принесенными в жертву адептами мирового пожара стали содержавшиеся в Перми великий князь Михаил Александрович и его секретарь Николай Джонсон. Их выкрали и убили просто из желания убить, даже вопреки установкам местной революционной власти. Хотя разве можно назвать властью разношерстную банду, которая, кстати, воспользовалась инициативой своих подельников для того, чтобы без суда и следствия казнить 49 ни в чем не повинных людей как заложников, а также "пособников и организаторов побега", осуществленного якобы при помощи неких "белобандитов".

Обреченные

Вдумайтесь, какой горький рок: первого государя из рода Романовых, призванного на царство всей соборностью русского народа, звали Михаил и "последнего" ("липовое" отречение государя Николая Александровича произошло якобы в пользу брата, который самодержавную власть не принял), убитого выродками из народа, звали точно так же.

Согласно воспоминаниям убийц, Михаил Александрович, в свое время не осмелившийся взять на себя бремя ответственности за Россию, перед смертью вел себя исключительно мужественно: будучи раненым, он бросился на помощь к своему упавшему секретарю, а после сцепился с одним из палачей, стрелявших в него, и его крепкую хватку удалось разжать только после выстрела в голову…

К сожалению, связь событий в Перми и Алапаевске оказалась прямой, и зверь, вкусивший царственную кровь, уже не мог остановиться.

Свердловская область. В Алапаевском мужском монастыре Новомучеников Российских. Фото: Анатолий Струнин/ТАСС

После убийства Михаила Александровича режим содержавшихся в маленьком городке благородных узников заметно усилился и стал, по сути, тюремным. А находились там великая княгиня Елизавета Федоровна, великий князь Сергей Михайлович, князь императорской крови Иоанн Константинович, князь императорской крови Константин Константинович - младший, князь императорской крови Игорь Константинович, князь Владимир Павлович Палей (сын великого князя Павла Александровича от его морганатического брака с Ольгой Пистолькорс), управляющий делами великого князя Сергея Михайловича Федор Семенович Ремез, келейница Елизаветы Федоровны, сестра Марфо-Мариинской обители Варвара Яковлева.

У узников отобрали личные вещи, вплоть до белья, запретили передвигаться по городу и вести переписку, серьезным образом урезали рацион.

После расправы над царской семьей судьба ближайших родственников государя, по сути, уже была решена. В ночь на 18 июля 1918 года и женщин, и мужчин, связав руки за спиной и завязав глаза, погрузили в экипажи. При этом великий князь Сергей Михайлович, видимо, чувствуя, что готовится убийство, а возможно, в ответ на грубость конвоиров попытался оказать сопротивление, и тогда ему прострелили руку. Пленников привезли к шахте заброшенного рудника Нижняя Селимская, и всех, за исключением того же Сергея Михайловича, которого убили выстрелом в затылок, били обухом топора по головам и скидывали вниз. А после бросали в разверстую землю гранаты, бревна, палки…  

Она была словно живая…

Но не все жертвы умерли сразу, упав с большой высоты. Так, тело князя Иоанна Константиновича было найдено с перевязанной фрагментом апостольника великой княгини Елизаветы Федоровны раной, а труп князя Владимира Павловича Палей и вовсе обнаружили в сидячем положении. То есть изувеченные, но пришедшие в себя узники еще какое-то время жили, медленно умирая от ран и голода. По свидетельствам очевидцев, какое-то время из шахты раздавалось пение молитв…

После того как армии Колчака удалось выбить красных с Урала, останки жертв расправы в Алапаевске были подняты из шахты, омыты, облачены в белые одежды.

Характерно, что тело Елизаветы Федоровны, пролежав несколько месяцев, осталось нетленным, ее губы улыбались, а пальцы правой руки были сложены так, будто бы благословляли… Незначительному тлению в районе груди подверглось тело и Иоанна Константиновича.

У останков казненных свершались панихиды и читалась неусыпающая псалтирь, после чего они были упокоены в склепе Свято-Троицкого собора Алапаевска.

Однако после того как красные вновь начали наступление на город, учитывая тот факт, что агрессивные безбожники любили воевать не только с живыми, но и с мертвыми (и публичное надругательство над телом Лавра Корнилова - типичный тому пример), было принято решение эвакуировать тела. Они были доставлены в Китай и перезахоронены в Пекине.

"Великая княгиня лежала как живая и совсем не изменилась с того дня, как я перед отъездом в Пекин прощался с ней в Москве, - вспоминал последний императорский посланник в Китае, князь Николай Кудашев, участвовавший в процедуре опознания прибывших в Поднебесную тел. - Только на одной стороне лица был большой кровоподтек от удара при падении в шахту".

Тем не менее князю стало дурно, поскольку остальные тела подверглись сильному разложению. К сожалению, после прихода к власти в Китае собственных красных безбожников останки убитых в Алапаевске были утрачены окончательно вместе со снесенным местным православным храмом. Более "повезло" телам все той же Елизаветы Федоровны, которая еще при жизни выказала желание быть упокоенной на Святой земле, куда ее и ее келейницу - инокиню Варвару доставили из Китая в 1920 году. Там останки обеих женщин были упокоены в крипте церкви святой равноапостольной Марии Магдалины в Гефсимании.

Отличая святых от иуд

Впоследствии Русская Православная Церковь за границей прославила всех убитых в Алапаевске, кроме Федора Ремеза, в лике мучеников, а в начале 1990-х Русская Православная Церковь Московского патриархата прославила Елизавету Федоровну и оставшуюся верной княгине как при жизни, так и после, инокиню Варвару как преподобномучениц.

Имен же тех, кто задумал и совершил злодеяние, история практически не сохранила. В ходе расследования, проведенного при Колчаке, было установлено, что убийства в Алапаевске планировались одновременно с убийствами в Екатеринбурге, собственно, все той же уральской большевистской ячейкой и что курировать расправу приехал лично член президиума областного комитета Георгий Сафаров.

Судьба последнего была жалкой: за поддержку Зиновьева с 1927 года он неоднократно арестовывался, осуждался, высылался, сажался. Активно использовался НКВД против своих вчерашних соратников как провокатор.

Несмотря на это, в 1942 году был расстрелян "за антисоветскую троцкистскую деятельность"…

Это и правильно. Человечество помнит искупителя Христа и предателя Иуду, предтечу Иоанна Крестителя и царя Ирода, мучеников-страстотерпцев Бориса и Глеба и их погубителя - родного брата Святополка, потому что должно различать добро и зло, свет и тьму, знать природу того и другого, чтобы ни в коем случае не смешивать.

Мы же по-прежнему смешиваем, живя на улицах, переименованных в честь террористов и убийц, и при этом поднимая над своими военными кораблями знамя с крестом апостола Андрея, открывая памятники святым царственным страстотерпцам и маршируя возле зиккурата с мумией разрушителя Русского царства.

Однако надежда на выздоровление есть. Ибо тот, кто почитает убиенных в Екатеринбурге, Алапаевске и других городах и землях нашей многострадальной страны, уже не будет кланяться их палачам. А таких людей с каждым годом становится все больше, несмотря на массированную пропаганду очередных адептов большевизма и марксистской утопии.

А значит, рано или поздно имена святых мучеников просияют над всей Русью, а зло будет названо злом, чтобы быть изгнанным из ее державных пределов.

Читайте также:

Бес беспокоянства

Улицы в честь бесноватых

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх