17 миллионов рублей в час: С такой скоростью воруют чиновники
Фото: Nikolay Gingazov / Globallookpress
Экономика

17 миллионов рублей в час: С такой скоростью воруют чиновники

Разбираемся, какие схемы используют чиновники для вывода бюджетных средств и как можно умерить аппетиты коррупционеров

Коррупция в России превратилась в опасную для всей страны болезнь – национальную клептоманию. Уходящий год вообще стал урожайным для многих чиновников. Только за восемь месяцев им удалось украсть 102 миллиарда рублей. Средняя скорость утечки денег из бюджетов различных уровней составила 12,75 миллиарда рублей в месяц, это примерно 425 миллионов рублей в день или 17,7 миллиона рублей в час. Общий ущерб от выявленных коррупционных преступлений за восемь месяцев текущего года практически сравнялся с годовым бюджетом нескольких российских городов.

Царьград решил разобраться, как с такой скоростью происходит расхищение государственных денег? Какие схемы используют чиновники для вывода бюджетных средств? И как можно умерить аппетиты коррупционеров?

Следственный комитет России пытается выяснить, куда пропали почти 700 миллионов рублей, или целых две погранзаставы, на которые были выделены деньги. Обвинение в превышении должностных полномочий предъявлено замначальника Управления капитального строительства службы обеспечения деятельности ФСБ Юрию Суслину. Ему грозит от трёх до десяти лет лишения свободы за то, что не проконтролировал исполнение целого ряда контрактов по возведению объектов.

Что ни день, то очередная новость о том, что куда-то пропали миллионы государственных средств. О том, с какой бешеной скоростью происходит выкачивание бюджетных денег, недавно рассказал замначальника Управления по борьбе с правонарушениями в сфере распределения и использования бюджетных средств ГУЭБиПК МВД России Дмитрий Севастьянов. Это те деньги, которые недополучают в виде зарплат работники бюджетной сферы: врачи, учителя и др. Иными словами, страдает вся социальная инфраструктура, а следовательно, и все мы.

Россия в океане коррупции

Начиная с 1995 года один раз в 12 месяцев Международное антикоррупционное движение – Transparency International – публикует Индекс восприятия коррупции (Corruption Perception Index, CPI) в государственном секторе различных стран. Независимые организации по всему миру проводят опросы экспертов и предпринимателей, предлагая  им оценить уровень коррупции в той или иной стране по 100-балльной шкале, где ноль означает самый высокий показатель.

Согласно данным пока только за 2018 год, Россия заняла 138-е место из 180 и набрала 28 баллов из 100. Таким образом, наша страна  оказалась в одном ряду с Папуа – Новой Гвинеей, Ливаном, Ираном, Гвинеей и Мексикой.

Как рассказал в программе «Дежурный по редакции» на телеканале «Царьград» руководитель Антикоррупционного комитета Московской области Сергей Королёв,

коррупция – это некая субстанция, которая живёт в подсознании каждого чиновника. Они убеждены, что всех не посадят, иначе кто работать будет.

«Исключения есть, но их немного. Это живой организм, который постоянно адаптируется к изменению законодательства, к новым методикам выявления коррупционных схем. Коррупция постоянно трансформируется, чтобы уходить от ответственности», – уточнил Королёв.

Фото: Nikolay Gingazov / Globallookpress

Те витиеватые схемы по обналичиванию денег и выводу средств из разного рода бюджетов, которые работали с высокой степенью эффективности раньше, уже не так широко применимы сегодня. Хотя некоторые из них продолжают действовать открыто – практически у всех на виду.

Силовые ведомства не работают с точки зрения выявления фактов коррупции, хотя все схемы им известны. Они сами вовлечены в эти схемы, на местах они являются неотъемлемой частью этих схем. Они либо закрывают глаза и получают, например, от региональных чиновников квартиры, участки, другие преференции. Либо, например, прокурор, выявив нарушение, размывает дело за собственную выгоду так, что оно становится не с коррупционным составом, и несёт лишь небольшую административную ответственность,

– пояснил Королёв.

У чиновников разного уровня и разных областей, федеральных или региональных, существуют стандартные и действенные схемы по извлечению дополнительной прибыли. Это и строительная сфера, где должным и выгодным образом готовится проектно-сметная документация. Нажива извлекается на завышении стоимости материалов, на объёмах работ. Многое исполняется только на бумаге, а если и имеет отношение к действительности, то только в виде обёртки. Потому что не факт, что кто-то будет проверять на вкус начинку. На качестве экономят практически всегда, потому что остатки кому-то сладки и греют карманы.

Ещё один из распространённых видов коррупции - госзакупки. И хоть за их проведением сегодня и пытаются следить общественные организации, в частности ОНФ, и здесь не обходится без махинаций. На тендерах зачастую происходит сговор поставщика услуг или материалов с заказчиком, которых связывают дружественные или родственные отношения.  Задания пишутся уже под заведомо известного участника аукциона, неугодные компании отсеиваются и даже не доходят до торгов. 

Самые распространённые схемы – это проведение тендера для своих аффилированных структур, вывод средств за невыполненные работы – это прямое разворовывание, – рассказал Царьграду председатель Национального комитета по противодействию коррупции в РФ Юрий Макеев. – Было бы куда перечислить. Заключаются контракты, подписываются документы за невыполненные работы, деньги фактически обналичиваются. Ослаблен контроль за подрядными работами.

Часто наблюдаются многочисленные факты нецелевого расходования средств, когда деньги перечисляются фиктивным субподрядчикам и исчезают.

 

Фото: Nikolay Gingazov / Globallookpress

Фирмы-однодневки – это вообще одна из самых любимых схем. Часто бюджетные деньги  похищаются через якобы трудоустройство на госслужбу фиктивных сотрудников с последующим присвоением начисленной им заработной платы. Это до сих пор успешно работает во многих регионах. А врачи и учителя между тем продолжают устраивать итальянские забастовки и грозить увольнением. Их оклады минимальны, а основной заработок составляют ежемесячные стимулирующие и компенсационные выплаты. Распределение этих денег для многих остаётся загадкой и находится на совести вышестоящего начальства. Соблазн выписать премию себе и особо приближённым за счёт приписки выполненных индикаторов стимулирующей части и снижения их у других, нижестоящих, весьма велик. И по бумагам всё чисто, и дома сытно. А с недовольными пусть вопросы решают уже на другом, федеральном уровне.

В Совете Федерации об этой проблеме уже задумались и намерены обратиться в правительство с предложением привести зарплаты российских учителей к единому знаменателю и создать общую для всей страны систему оплаты их труда. Идея прекрасная! Вот только почему забыли при этом о врачах, не совсем понятно. На их труде точно так же экономят на местах из своих шкурных интересов. Примечательно, что в случаях с медиками и учителями деньги даже не требуют определённого отмыва. Главное – все чётко и правильно прописать на бумаге, для галочки и отчётности.  

Практически в каждой отрасли действуют плюс-минус похожие схемы. Большая часть фильмов, снятых за бюджетные деньги, до широких экранов не доходит. Зато перечисленные государством на них средства чётко и вовремя доходят до своих адресатов, оседая в карманах определённых интересантов.

Сфера ЖКХ до сих пор остаётся одной из самых коррумпированных. Управляющие компании, обслуживающие многоквартирные дома, как правило, подконтрольны местным властям и всегда выигрывают тендеры.

Эксперты постоянно указывают на классические схемы отмывания денег с вовлечением офшорных финансовых компаний, на сомнительные операции с наличностью, ценными бумагами, дорогостоящим движимым и недвижимым имуществом и так далее. То, что происходит, ни для кого не секрет.

Как найти лекарство?

Подсчитать объёмы украденных денег невозможно  Приведённые данные о коррупции в программе «Дежурный по редакции» на телеканале «Царьград» – это только лишь официальные данные за восемь месяцев текущего года. В реальности можно говорить о суммах значительно выше.

В обществе уже давно сформировался запрос на институт неотвратимости наказания. Депутаты Госдумы сейчас рассматривают инициативу, которая не позволит избежать коррупционеру наказания в связи с истечением срока давности преступления.

Анатолий Выборный, член Комитета Государственной Думы по безопасности и противодействию коррупции, предлагает: 

Должно быть так! Совершил – получи. Это наиболее действенное лекарство от этого зла. Есть три кита, на которых основана борьба с коррупцией во всем мире: политическая воля высшего руководства страны, качественные законы в сфере антикоррупционного законодательства и правоприменение.

 Фото: Nikolay Gingazov / Globallookpress

Руководитель Антикоррупционного комитета Московской области Сергей Королёв считает, однако, что с последним пунктом у нас явно проблемы.

Сегодня у граждан нет веры судебной системе. Судьи не независимы. Слушания по громким коррупционным делам должны проводиться коллегией судей. И ответственность этих судей нужно также повышать. У нас же закон не работает или работает выборочно. И тут всё зависит от уровня чиновника, которому ставят коррупцию в вину. Достаточно вспомнить дело Сердюкова и Васильевой. Ведь была проделана огромная работа СК, ФСБ. Даже никто не сел. У нас существует выражение «решить вопрос». Вспомним громкие дела, когда у правоохранителей  на квартирах находят сотни миллионов рублей и долларов. Это показатель бесконтрольности. За это должны отвечать и вышестоящие руководители. Не бывает, чтобы начальство не видело, что под носом у него делает подчинённый.  К сожалению, молодёжь, которая идёт работать в силовой и судебный блоки, сегодня идёт туда не за зарплату работать, она идёт не служить государству и народу. Она идёт зарабатывать. А как можно зарабатывать, если у помощника судьи зарплата 20 – 30 тыс. рублей? 

Юрий Макеев, председатель Национального комитета по противодействию коррупции в России, убеждён, что результата можно достичь только в том случае, когда три компонента: борьба с коррупцией, противодействие коррупции и её профилактика – начнут действовать согласованно. Надо уделять больше внимания подбору кадров.

Люди, которые подвержены нравственному разложению и готовы из бюджета воровать, не должны занимать госдолжности. Коррупция – это в дословном переводе и есть разложение.

Коррупция всегда была, и борьба с ней длится веками. Искоренить полностью её невозможно. Но страшно другое: когда она превращается в национальную болезнь – клептоманию. Вот и получается, что одни тяжело болеют и этого даже не замечают, а другие  от этого страдают и ждут, когда же наконец появится эффективное лекарство и достаточно будет всего «одной таблетки». 

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Халатность или коррупция? В правительстве "забыли" прописать целевые показатели нацпроектов Поможет ли высшая мера в борьбе с коррупцией? Социальная онкология: Как России излечиться от коррупции
Загрузка...