Полководец победы, вестник мира. Великий дипломат Александр Невский
Фото: Андрей Никеричев / АГН "Москва"
Общество

Полководец победы, вестник мира. Великий дипломат Александр Невский

Если попросить рядового жителя России перечислить военные подвиги Александра Невского, то он, пожалуй, припомнит его победы над шведами и немцами да этим и ограничится. А между тем в то время на Западе имелся ещё один опасный враг Русской земли, который был не прочь погреть руки на русской беде.

Итак, в 1240 году Александр громит шведов на реке Неве, а спустя два года наносит сокрушительное поражение немецким рыцарям на льду Чудского озера. Но, едва отерев пот после славных побед, Александр должен был вновь обнажить меч для защиты Русской земли. В том же 1242 году, когда состоялось Ледовое побоище, летописец отметил:

Того же лета начаша литовцы пакостить в области Великого Князя Александра.

В начале XIII века литовцы были ещё диким, варварским народом, яростно отвергавшим все попытки христианских миссионеров привить им начатки цивилизации и культуры. Они разделялись на несколько племён, сильнейшим из которых были ятвяги – прекрасные наездники и отчаянные разбойники. В Белоруссии до сих пор сохранилась характерная поговорка про недружелюбно настроенного человека – "Смотрит ятвягом", то есть разбойником.

Из-за постоянных нападений немецких рыцарей разрозненные литовские племена начали объединяться. Рождением единого Литовского государства можно считать битву при Сауле (1236), которая положила конец существованию ордена меченосцев.

Литовские князья отличались большим непостоянством в отношениях с соседями. Они то боролись в союзе с русскими князьями против общего врага – немцев, то нападали на земли своих союзников. Население окраинных новгородских и псковских городов и сёл жило в постоянном страхе неожиданных нападений литовских дружин, которые, быстро передвигаясь на своих малорослых, но выносливых лошадях, производили страшные опустошения.

Литовское вторжение 1242 года Александр отбил с замечательной быстротой. С немногочисленным войском он рассеял семь неприятельских отрядов и отбил у литовцев всю награбленную добычу.

Однако литовцы не унялись. Оправившись от поражения, они в 1245 году вновь опустошили Новгородские земли. И снова, как и три года назад, им не удалось уйти из Русской земли подобру-поздорову. Александр со своей дружиной настиг их у Торопца и разбил наголову. Восемь литовских князей пали в сражении, вся добыча и пленные достались победителям. Развивая успех, Александр двинулся вглубь самой Литвы. Новые полчища литовцев были разбиты под Витебском, после чего их набеги на Русь надолго прекратились.

Своими победами над шведами, немцами и литовцами Александр Невский доказал Европе, что даже обессиленная монгольским нашествием Русь способна постоять за себя.

В 1246 году отец Александра, Великий Князь Ярослав Всеволодович, был вызван к хану Батыю. Улус Джучи, управляемое внуком Чингисхана, раскинулось в Поволжских и Донских степях.

Ярослав Всеволодович отправился в Орду вместе с братьями Святославом и Иваном, племянниками, ближними боярами и небольшой дружиной. Путь был неблизкий, и у князя было достаточно времени, чтобы поразмыслить над своим положением.

ЯрославВеликий Князь Ярослав Всеволодович. Фото: Russian Look / Globallookpress 

Предыдущие годы показали Ярославу всю тщетность сопротивления огромному монгольскому войску, имеющему неисчислимые человеческие ресурсы. Жестокая расправа с теми, кто сопротивлялся вторжению, не оставляла никакой надежды на скорое избавление от захватчиков. Вместе с тем монголы оставляли в живых тех, кто соглашался платить им дань. Они даже были готовы отдать управление русскими княжествами в руки местных князей. Покорность хану была позорна и тяжела, но она сохраняла жизнь подданных, православную веру и надежду на освобождение Руси от иноплеменного ига. И Ярослав выказал Батыю полную покорность. Взамен он получил великокняжеский ярлык и мир, хотя и на условиях уплаты тяжёлой дани.

Смирение князя Ярослава перед жестоким врагом позволило начать дело возрождения Руси. Но самому Ярославу воспользоваться плодами мира было не суждено. Для утверждения своих прав Ярослав отправился в столицу Монгольской Империи Каракорум к великому хану всех монголов Гуюку. Ярослав первым из русских князей прошёл этот скорбный путь в тысячи вёрст, которым вскоре пришлось идти и его сыну Александру. Русские летописи молчат об этом событии, лишь подводят печальный итог, сообщая о смерти Ярослава Всеволодовича. И мы ничего не знали бы о его кончине, если бы не… францисканец Плано Карпини. Папский легат, посланный Иннокентием IV в Монгольскую Империю "на разведку", стал свидетелем первой встречи русского князя и хана. Ярослава, как и князей других порабощённых земель, ожидал холодный и надменный приём, и только богатые дары и покорность смогли расположить хана к посланцам Русской земли.

Видимо, дела Ярослава Всеволодовича складывались удачно. Он получил подтверждение своего ярлыка. Более того, ханша (мать Гуюка) пригласила князя к себе, чтобы угостить из своих рук. Это был знак расположения со стороны всей семьи хана. Но, придя с трапезы, Ярослав через несколько часов занемог, а спустя семь дней умер. На его теле проступили явные признаки отравления. Плано Карпини не сомневался, что это отравление было делом рук ханши.

Они (татары) очень вспыльчивы и раздражительного нрава… Вначале, правда, они льстивы, а под конец жалят как скорпион. Они коварны и обманщики, и, если могут, обходят всех хитростью, – читаем мы в записках монаха. – Убийство других людей считается у них ни за что.

Похоронив отца, 25-летний князь Александр стал старшим в семье Ярославичей. Но были ещё живы два брата Ярослава Всеволодовича. По старинному русскому обычаю, ещё не вполне изжитому к этому времени, дяди имели родовое старшинство перед племянниками. Самый младший из Всеволодовичей, Иван, князь Стародубский, ненадолго пережил умершего в Орде Ярослава (он скончался в 1247 году). А Святослав Всеволодович по старому праву занял великокняжеский владимирский престол. Оставив Александра в Новгороде, он раздал остальным его братьям разорённые монголами города, чем те оказались очень недовольны. Михаил Ярославич по прозвищу Хоробрит (смельчак, задира), которому в удел досталась Москва, выгнал дядю из Владимира и занял его место. Но в том же году Михаил погиб в бою с литовцами на реке Протве. Князь Александр остался единственным законным наследником на престоле своего отца. 

АлександрКнязь Александр Ярославич. Фото: Mary Evans Picture Library / Globallookpress 

В 1247 году перед ним встала та же непростая политическая и нравственная проблема. Хан Батый потребовал от него лично явиться в ханскую ставку.

Бог покорил мне многие народы: ты ли один не хочешь покориться державе моей? – писал великий владыка монголов непобедимому русскому герою. – Если хочешь сохранить за собой землю свою, приди ко мне: увидишь честь и славу царства моего.

Что было делать Александру? Подчиниться ханскому вызову означало претерпеть страшное унижение и фактически признать власть Батыя над Новгородской землёй. Отказ вызвал бы новое нашествие монголов на Русь и, вероятно, полное разорение вольного Новгорода. После мучительных размышлений Александр сделал свой выбор: он отправился на поклон в Орду. Вид коленопреклонённого победителя шведов и немцев умилостивил Батыя, который отдал должное доблести Александра.

Правду говорили мне, – произнёс хан, – нет князя, равного ему.

А вот младший брат Александра, Андрей Ярославич, отказался покориться Батыю. Летопись сохранила его гордые слова:

Лучше мне бежать в чужую землю, чем дружить с татарами и служить им.

Однако ни Александр, ни другие русские князья не поддержали его. В результате Андрей был разбит войском Батыя под Переславлем и во исполнение своих слов действительно бежал за границу – в Швецию.

Что же касается Александра, то он до конца своей жизни послушно исполнял все ханские приказания и даже подавлял стихийные народные выступления против монгольского ига. Вместе с тем он спешил восстановить разрушенные города, собрать разбежавшихся людей, помочь им устроиться на разорённых пепелищах. Особую заботу князь проявлял по отношению к Церкви, украшая храмы книгами и утварью, жалуя их богатыми дарами и землёй. Он не щадил своей казны и на выкуп пленных, которых татары толпами уводили в Орду. В 1261 году Александр выхлопотал у хана Берке разрешение на устройство в столице Орды – Сарае – русской епархии.

Историки до сих пор не могут сойтись в оценках этой политики Александра. Одни полагают, что она легла тёмным пятном на его репутацию патриота, другие же уверены, что именно ей Русь обязана своим спасением от окончательного порабощения.

Но подлинным судьёй Александра Невского стали, конечно, не историки, а сама история. Склонившись вместе со своим князем под монгольским ярмом, Русь отнюдь не смирилась с иноземным владычеством.

Подождём, православные, пока Бог переменит Орду,

– такова была заветная мысль всех русских людей на протяжении двух столетий. Великое терпение русского народа на самом деле было долгим ожиданием дня освобождения. Поэтому оно и осталось в истории актом величайшего героизма.

Русь набирала силы, а её западные и восточные враги слабели. Младший сын князя Александра Даниил, родившийся в 1261 году и выросший уже без отца, получил в удел Московское княжество, которое и стало центром объединения русских земель и сопротивления монголо-татарскому игу. Внук Даниила, московский князь Дмитрий Донской, вывел русские полки на Куликово поле (1380).

Четвертая часть: ЗАКРОЕМ ПРОБЕЛЫ В ШКОЛЬНЫХ ЗНАНИЯХ: КАКИМ НА САМОМ ДЕЛЕ БЫЛО ЛЕДОВОЕ ПОБОИЩЕ

Продолжение следует.


Читайте также:

Сотни тысяч долларов на девочек и сумочки: тайны капиталов Навального Малофеев обратился с призывом к Собянину: Москва заслуживает памятника Александру Невскому! Памятник на Лубянской площади: Лидером голосования остаётся Александр Невский