Герои Чернобыля: Правда, о которой не помнят в фильме, получившем «Эмми». Или намеренно предпочли забыть
Фото: Florian Bachmeier/globallookpress
Повод для гордости

Герои Чернобыля: Правда, о которой не помнят в фильме, получившем «Эмми». Или намеренно предпочли забыть

Более тридцати лет назад - 25 сентября 1986 года, за мужество, героизм и самоотверженные действия, проявленные при ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, Президиум Верховного Совета СССР присвоил звание Героя Советского Союза майору внутренней службы Л. П. Телятникову, лейтенантам внутренней службы В. Н. Кибенку (посмертно) и В. П. Правику (посмертно)

26 апреля 1986 года прогремел страшной силы взрыв, поднявший по боевой тревоге караулы лейтенанта Владимира Правика в Чернобыле и караул лейтенанта Виктора Кибенка в Припяти. Прибыв на место, они увидели багровый отсвет под кубом реакторного блока. Спустя каких-то несколько минут они узнают, что огонь прорвался на крышу машинного зала.

Оценив обстановку, лейтенант Правик принял решение: все имеющиеся в его распоряжении силы бросить на защиту реактора — нужно было любой ценой преградить дорогу огню. Лейтенант Кибенок взял на себя разведку пожара. От нижней до верхней отметки реакторного блока — 71,5 метра. Всего восемь уровней плюс машинный зал — надо было погасить многочисленные очаги огня.

И Правику, и Кибенку было по 24 года. И им пришлось решать сложные задачи в сложнейшей обстановке.

35-летний майор Телятников был не только старше, но и, конечно, гораздо опытнее. В тот момент он прекрасно понимал, чем грозит пожар на блоке. Надо было продержаться до прибытия подкрепления. И ни в коем случае не допустить развития пожара до катастрофического.

Но знали ли они, что им придётся бороться не только с огнём. Противостоять радиации — этому не учили, об этом не говорили. В ту ночь пожарные старались потушить огонь, одетые в обычную форму, а не в специальное обмундирование. Они работали на высоте выше 70 метров под постоянной угрозой новых взрывов, в условиях жёсткого радиационного излучения.

И они были первыми, кто вступил в борьбу с атомной стихией. Позже высокое руководство скажет: «Их подвиг равен только великим эпохальным событиям во имя мира и людей всей планеты. Они спасли, они заслонили собой всех нас».

«Спасли Европу» — не просто красивая фраза

2 декабря 2004 года в возрасте 54-х лет умер легендарный Леонид Телятников. Он скончался от рака, но прожил всё же дольше, чем его сослуживцы. Все эти годы они ни разу не дал интервью ни одному СМИ. И лишь спустя год после его смерти вдова Телятникова согласилась встретиться с журналистами.

«Он не терпел лжи ни в каких её проявлениях, и после того, как в нескольких публикациях его слова исказили, Телятников решил вообще отказаться от интервью. Так что, поверьте, никакого подтекста не было, — цитирует Ларису Телятникову издание fakty.ua. — Ничего он не скрывал, просто это была его позиция. Конечно, это вызывало кривотолки. Многим было непонятно, почему человек не бьёт себя в грудь, не говорит, мол, я — герой. Это было нетипично. У него даже прозвище было Негеройский герой».

Американский сериал где-то сгустил краски, где-то не договорил. То, что рассказывают очевидцы и родные героев, звучит, конечно, по-другому. Но глядя на счастливые лица людей, получивших заветную награду, понимаешь, что для них было это важнее, чем рассказать правдивую историю. Фото: Birdie Thompson/globallookpress

Она говорит, что никогда не слышала от него слова «героизм». Муж считал, что выполнял свою обычную работу, только в экстремальных условиях.

Ту ночь Лариса Телятникова помнит очень хорошо.

«Мы сидели на кухне и ждали, когда дадут воду. У нас в Припяти горячая вода была всегда, а вот холодную давали только поздно вечером. Левик читал книжку, а я приводила себя в порядок, потому что на следующий день мы собирались пойти по хозяйственным делам. Около половины первого ночи мы услышали взрывы, но не придали этому значения. Неподалёку базировался лётный полк, и очень часто самолёты «брали» над Припятью звуковой барьер: на низкой высоте это было довольно ощутимо. Но через три минуты раздался звонок, сообщили, что горит крыша машинного зала АЭС. Левик пошёл надевать форму, я побежала за его сапогами. Поскольку муж был тогда в отпуске, водителя он вызвать не мог. Весь караул уже был на пожаре, поэтому пришлось вызывать милицейскую машину. На станцию он приехал через 15 минут после взрыва».

Года за два до Чернобыльской катастрофы случился пожар на Армянской АЭС. Там тоже горела крыша машзала, в результате обрушения которой погибли люди. Мягкая кровля из битума горит хорошо, а тушится плохо.

«Помня об этом, муж в ту ночь не знал, вернётся ли домой. Обычно, уходя на вызов, он говорил: "Ларисонька, до свидания", а в тот день почему-то сказал: "Прощай!". Увидела я его уже на следующий день, в больнице», — рассказала Лариса Ивановна.

Она также добавляет, когда кто-то говорит, что пожарные спасли Европу, то это не просто красивая фраза.

«Ведь рядом находилось четыре ядерных реактора с топливом, загруженным стержнями… Если бы произошли цепная реакция и ядерный взрыв, действительно, Европы не стало бы. Ребята понимали, чем чревата работа в зоне повышенной радиации, но тем не менее пожар локализовали», — добавляет Лариса Телятникова.

«Есть шансы, что останутся в живых...»

«Династия пожарных в нашей семье началась с деда — Кузьмы Архиповича Кибенка. Он начал работать в Чернобыльской пожарной части в 1945 году. Мой сын — это уже четвёртое поколение», — говорит Наталья, двоюродная сестра Виктора Кибенка.

Отец Виктора — Николай был майором пожарной службы. Сам же Виктор с детства мечтал пойти по его стопам. Семья жила в селе Иванков — один из районов Припяти.

После школы Виктор, не раздумывая, поступил в Черкасское пожарно-техническое училище МВД СССР. Окончив его в 1984 году, получил звание лейтенанта. Отправился служить в пожарную часть в Припять.

«В ночь, когда взорвался реактор, он был на дежурстве. Ночью позвонили маме и сказали, что на АЭС авария я и ей нужно ехать одевать солдатов», — вспоминает сестра, её цитирует ukrinform.ru. Мама — Ирина Кибенок, — работала санитаркой в больнице Припяти.

Уже утром родные узнали, что караулы Кибенка и Правика прибыли на место ЧП первыми, за считанные минуты ребята буквально пропитались радиацией. Специальным рейсом их отправили в Москву, в шестую клиническую больницу.

Спустя некоторое время, родным Виктора Кибенка позвонили из Москвы и попросили приехать, чтобы сдать костный мозг. В клинику, не раздумывая, вылетели родители, сестра и беременная супруга Виктора — Татьяна.

Тогда сверхустойчивой формы, которая бы ещё быо Фото: Mikhail Dyagtyarev/globallookpress

«Таню пустили к нему одну-единственную. Она была в медицинском халате, а весь персонал заходил в палату в специальных защитных костюмах. Таня разговаривала с ним долго. Доктор сказал нам, что если ребята переживут 14 суток, то есть шансы, что останутся в живых. Они жили ровно 14 дней. Ночью 11 мая Виктор и Володя Правик умерли…  с разницей в 10 минут. За ними ушли и остальные», — вспоминает Наталья Ненюк.

   Мы ещё прожив до трёх летим до 100 лет!»

Своей жене и дочери Владимир Правик успел отправить из больницы единственное письмо. Текст цитирует « 000000000000000000000000КП».

«Здравствуйте, мои дорогие, хорошие Надюша+++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++, Наташенька! С большим приветом к вам ваш курортник и лентяй. А всё потому, что уклоняюсь от воспитания нашей крошки Наташки. Прошу простить за почерк. Это, кстати, Надежда виновата, потому что писала за меня конспекты и совсем разучила меня держать ручку. А

Живу я хорошо. Поселили нас в клинике для надзора, как вы знаете. Здесь все, кто был там. Так что мне весело, ведь мой караул весь при мне. Ходим, гуляем, милуемся вечерней Москвой. Одно плохо, что миловаться придётся через окно. И это будет длиться, по-видимому, месяца полтора-два.

К сожалению, такие здесь законы: пока всё не обследуют, не выпишут. Надежда, живи у родителей, в Городище, я приеду прямо туда. Да ещё пусть моя дорогая теща подыщет для меня работу, чтобы я мог перевестись.

Надюша, ты читаешь моё письмо и плачешь. Не нужно, вытри слезки, все обошлось хорошо, мы еще прожив2м до ста лет. И доченька наша ненаглядная тебя перерастет раза в три. Я по вам очень соскучился. Закрою глаза — и вижу Надежду с Наталией Владимировной.

А вы меня и не узнаете, когда приеду. Начал отпускать бороду и усы. В настоящий момент со мной мама, примчала сразу. Она вам позвонит и скажет, как я себя чувствую. А чувствую себя я хорошо.

На этом заканчиваю. Не волнуйтесь. Ожидайте с победой. Надежда, береги дочку Наталью. Крепко обнимаю, целую. Твой навеки Володя. Май 1986 года. Москва, клиническая больница №6».

В этом письме нежности, боли, отваги, самопожертвования и настоящей Истории больше, чем в американском сериале, где карьеристы не хотят слышать правду и спасают лишь собственные шкуры.

«Будет тут город. Но жить в нём никто не будет». Фото: Komsomolskaya Pravda/globallookpress

Жена Виктора Кибенка как-то вспоминала, что слышала в детстве, как жители села Лелив рассказывали историю об одном деде, который жил в деревне Семиходы. На месте этого села позже построили Припять. Так вот, дед из Семиходов говорил, что "будет тут город, но жить в нём никто не будет…"

Первые 25 героически смелых пожарных под командованием лейтенанта Владимира Правика, лейтенанта Виктора Кибенка, майора Леонида Телятникова тушили пожар при температуре 70 градусов без специальных антирадиационных костюмов, которые защитили бы их от сильнейших радиоактивных излучений. Такой формы тогда просто не было...

Своим подвигом эти люди защитили тысячи жизни:

Владимир Правик, Виктор Кибенок, Леонид Телятников, Николай Ващук, Василий Игнатенко, Владимир Тишура, Николай Титенок, Борис Алишаев, Иван Бутрименко, Михаил Головненко, Анатолий Хахаров, Степан Комар, Андрей Король, Михаил Крысько, Виктор Легун, Сергей Легун, Анатолий Найдюк, Николай Нечипоренко, Владимир Палачега, Александр Петровский, Пётр Пивоваров, Андрей Половинкин, Владимир Александрович Прищепа, Владимир Иванович Прищепа, Николай Руденюк, Григорий Хмель, Иван Шаврей, Леонид Шаврей.

Со времён Чернобыльской аварии к государственным наградам были представлены 70 тысяч ликвидаторов. Фото: Komsomolskaya Pravda/globallookpress.

«Повод для гордости»

В спецпроекте Царьград рассказывает о событиях из истории нашей великой страны. Хроники прошлых лет, безусловно, пересекаются с настоящим. Оглядываясь назад, мы понимаем, на кого стоит равняться, каких ошибок следует избегать и что сделать для счастливого будущего наших детей.  


Читайте также:

Особо опасная богадельня: что не так с Институтом философии РАН На трассе и на пепелище: Брошенные собаки ждут хозяина до последнего. Просто в этой жизни им не повезло Одна "Акула" контролирует полмира: Легенда ВМФ России до сих пор наводит страх на американцев. И это неудивительно