«Люди, события, факты» - вы делаете те новости, которые происходят вокруг нас. А мы о них говорим. Это рубрика о самых актуальных событиях. Интересные сюжеты и горячие репортажи, нескучные интервью и яркие мнения.
События внутренней, внешней и международной политики, политические интриги и тайны, невидимые рычаги принятия публичных решений, закулисье переговоров, аналитика по произошедшим событиям и прогнозы на ближайшее будущее и перспективные тенденции, публичные лица мировой политики и их "серые кардиналы", заговоры против России и разоблачения отечественной "пятой колонны" – всё это и многое вы найдёте в материалах отдела политики Царьграда.
Идеологический отдел Царьграда – это фабрика русских смыслов. Мы не раскрываем подковёрные интриги, не "изобретаем велосипеды" и не "открываем Америку". Мы возвращаем утраченные смыслы очевидным вещам. Россия – великая православная держава с тысячелетней историей. Русская Церковь – основа нашей государственности и культуры. Москва – Третий Рим. Русский – тот, кто искренне любит Россию, её историю и культуру. Семья – союз мужчины и женщины. И их дети. Желательно, много детей. Народосбережение – ключевая задача государства. Задача, которую невозможно решить без внятной идеологии.
Расследования Царьграда – плод совместной работы группы аналитиков и экспертов. Мы вскрываем механизм работы олигархических корпораций, анатомию подготовки цветных революций, структуру преступных этнических группировок. Мы обнажаем неприглядные факты и показываем опасные тенденции, не даём покоя прокуратуре и следственным органам, губернаторам и "авторитетам". Мы защищаем Россию не просто словом, а свидетельствами и документами.
Экономический отдел телеканала «Царьград» является единственным среди всех крупных СМИ, который отвергает либерально-монетаристские принципы. Мы являемся противниками встраивания России в глобалисткую систему мироустройства, выступаем за экономический суверенитет и независимость нашего государства.
Девять строчек о жизни: Таня Савичева оставила послание в своем дневнике для всех нас
Фото: globallookpress.com
Повод для гордости

Девять строчек о жизни: Таня Савичева оставила послание в своем дневнике для всех нас

Таня Савичева, одна из 400 тысяч ленинградских детей, вокруг которых сомкнулось блокадное кольцо. Почти вся семья Тани Савичевой погибла. В её дневнике девять страниц, на шести из которых даты смерти близких людей — матери, бабушки, сестры, брата и двух дядей. Сама Таня умерла уже в эвакуации 1 июля. Блокаду пережили только её старшие сестра Нина и брат Михаил, благодаря которым дневник Тани уцелел. Сейчас люди смогли увидеть то послание, которое Таня оставила для всех нас.

Савичевы, согласно записям того времени, были семьёй "раскулаченного" нэпмана. Так, до войны папа Тани держал маленький кинотеатр и одну булочную.

А потом его имущество отобрали да еще и лишили положения в обществе - например, дети не могли вступать в комсомол. В 1935 году НКВД выселило семью Савичевых из Ленинграда за 101-й километр в район Луги. Через какое-то время им разрешили вернуться в город, но глава семьи умирает от рака.

Оркестр, музыка, домашние концерты и… начало войны

С семьей они жили в доме на 2-й линии Васильевского острова. Брат Тани Леонид  - Лека - увлекался музыкой и вместе с друзьями даже создал самодеятельный струнный оркестр. У Савичевых было много музыкальных инструментов: пианино, гитары, банджо, балалайка, мандолина. В семье любили устраивать небольшие домашние концерты: братья аккомпанировали, а мама и Таня пели.

В конце мая 1941 года Таня Савичева окончила третий класс школы № 35 на Съездовской линии. В сентябре она должна была пойти в четвертый класс. В день нападения Германии на СССР, 22 июня, их бабушке Евдокии исполнилось 74 года.

В первые же дни войны Лека и его дяди Василий и Алексей отправились в военкоматы, но получили отказы. Леню не взяли из-за зрения, а Василия и Алексея – из-за возраста.

Дом, в котором жили Савичевы. Здесь Таня писала свой блокадный дневник. Фото: globallookpress.com

Сестра Тани – Нина с заводскими сослуживцами стала рыть окопы, а потом стала дежурить на вышке поста воздушного наблюдения в штабе заводского МПВО. Другая сестра - Женя сдавала кровь для спасения раненых бойцов и командиров.

Мама Тани вместе с работницами швейных мастерских отправилась на производство – шить форму для бойцов. Сама же Таня, как и ее сверстники, расчищала чердаки от мусора, собирала стеклянные бутылки для зажигательных смесей. Довоенная жизнь с прогулками по дворам и проспектам, с вечерними разговорами и посиделками забылась быстро.  

"Вот и хороним тебя, Женечка. А нас кто будет?"

В декабре 1941 года в Ленинграде остановилась работа транспорта, а улицы города были полностью занесены снегом. Женя слишком была обессиленной – из-за постоянной сдачи крови и от того, что ей ежедневно приходилось проходить от дома до завода по семь километров. Но однажды она не пришла на завод. Тогда ее сестра Нина отпросилась со своей ночной смены и поспешила к сестре на Моховую улицу, где и жила 32-летняя Евгения.

Женя умерла на руках у Нины. Маленькая Таня взяла записную книжку Нины, которая наполовину была исписана сведениями о трубопроводах, задвижках и излинована в чертежах. Однако та половина книжки, где был алфавит, еще оставалась чистой.

На странице под буквой "Ж" Таня оставила короткую отметку: "Женя умерла 28 дек в 12.00 час утра 1941 г.".

Домочадцам удалось раздобыть гроб. По воспоминаниям Нины, публиковавшимся уже после войны, на кладбище мать склонилась над гробом своей старшей дочери и сказала: "Вот мы тебя хороним, Женечка. А кто и как нас хоронить будет?"

"Вы не бойтесь, я тихонечко полежу"

После Жени умерла бабушка. Это было в конце января. Евдокии Арсеньевой требовалась срочная госпитализация, у нее была дистрофия. Но женщина отказалась, мол, больницы и так переполнены. В книжке Нины на странице с буквой "Б" Таня написала:

"Бабушка умерла 25 янв. 3 ч. дня 1942 г."

Есть сведения, что она завещала как можно дольше её не хоронить, чтобы живые могли получать хлебный паёк по её карточке.

"Вы не бойтесь, я тихонечко полежу", - говорила она перед смертью, вспоминала Нина. Место ее захоронения не известно, сама же Таня не принимала участия в похоронах.

Сестра Тани вспоминала, что соседи съели своего кота. Савичевы поклялись: своего Барсика не съедят. Но через неделю он пропал.

8 февраля 1942 года Нина должна была прийти домой, но так и не пришла. В тот день был сильный артобстрел. Савичевы были уверены, Нина погибла – удары пришлись как раз по предприятию, где она работала. В действительности Нину эвакуировали вместе с другими рабочими через Ладожское озеро. Послать письмо родным с "большой земли" Нина не могла – по понятным причинам.

Тогда Савичевы посчитали Нину погибшей. Брат Тани - Михаил ушёл в партизанский отряд, провёл в нём несколько лет. Он был тяжело ранен. О себе он также не мог сообщить семье.

Сестра Тани - Нина выжила во время войны. Однако находясь в эвакуации, не могла послать родным в блокадный Ленинград весточку о себе. Фото: globallookpress.com

В дневник сестру и брата Таня так и не записала, возможно, надеясь, что те живы.

А потом слово "умер" Таня перестала писать

Другой брат Тани – Лека в те дни работал на Адмиралтейском заводе днём и ночью. Ходить от дома до работы несколько километров зимой было очень трудно. Чтобы экономить силы, он оставался ночевать на предприятии, часто работая по две смены подряд.

В книге "История Адмиралтейского завода" под фотографией Леонида стоит такая надпись: Ни разу не опоздал на смены, хотя был очень истощен…".

Однажды он не пришел. Через два дня в цеху узнали, что он умер.

На странице с буквой "Л" Таня, видимо, в спешке объединила два слова в одно:

"Лека умер 17 марта в 5 часутра в 1942 г."

Следом скончался и дядя Тани – Василий.

На странице с буквой "Д" Таня написала так: "Дядя Вася умер в 13 апр 2 ч ночь 1942 г."

Потом умер и дядя Алексей. Поскольку страница на букву "Л" уже была занята записью про брата Леку, Таня написала на развороте слева. Слово "умер" она на этот раз пропустила: "Дядя Лёша 10 мая в 4 ч дня 1942 г.".

Через три дня не стало и мамы Тани. На листке под буквой "М" девочка вывела: "Мама 13 мая в 7.30 час утра 1942 г." Слово "умерла" Таня снова не стала писать.

"Осталась одна Таня"

Первый день, когда она осталась одна, Таня провела у своей подруги Веры Николаенко, которая жила вместе с родителями этажом выше Савичевых. Известно, что мама Веры зашила тело Марии в серое одеяло с полоской. Потом ее муж смог раздобыть двухколесную тележку, на которой тело отвезли через Смоленку в ангар. Туда тогда свозили всех мертвых. Таня не смогла пойти – была очень слаба.

Трупы из этого ангара хоронили в братских могилах на Смоленском православном кладбище. Однако уже после войны, когда выжившая в эвакуации Нина пыталась найти место захоронения матери, ей сообщили, что та похоронена на Пискаревском кладбище.

Только в 2004 году удалось узнать, что Мария была похоронена на Смоленском православном кладбище, -  недалеко от могилы её мужа.

Таня пробыла у Николаенко весь тот день и осталась на ночь.

"Сказала, что пойдёт жить к тёте. Вечером пришёл мой отец, принёс немного селёдки. Мы сели ужинать. Таня съела кусочек и сказала: "Ой, я вся просолонилась", - вспоминала позже Николаенко.

Таня взяла с собой немного драгоценностей, оставшихся в семье. Она собиралась их менять на хлеб.

"На следующее утро Таня ушла. Больше я её никогда не видела".

Мемориальная доска в память о Тани Савичевой. Фото: globallookpress.com

Позже в своем дневнике Таня написала еще три записи: "Савичевы умерли", "Умерли все", "Осталась одна Таня".

Эвакуация не спасла от туберкулеза

Как позже удалось установить, Таня пошла к бабушкиной племяннице Евдокии Петровне Арсеньевой. С собой Таня прихватила стоявшую у них дома палехскую шкатулку, в которой хранились мамина свадебная фата, венчальные свечи и шесть свидетельств о смерти.

По документам известно, что Евдокия оформила опекунство над Таней. Девочка была истощена к тому времени. Несмотря на теплую погоду, она все время мерзла и ходила в зимней одежде.

В самом начале июня 1942 года Таню нашёл Василий Крылов – общий друг Леонида и Нины. Как оказалось, во время эвакуации Нина все же умудрилась отправить весточку - не в блокадный Ленинград, а ему. При первой же возможности Крылов разыскал Таню.

Евдокия сняла с себя опеку, чтобы девочку смогли отправить в эвакуацию. В августе 1942 года в числе 125 детей Таня прибывает в посёлок Шатки. Оттуда всех детей отправляют в посёлок Красный Бор.

Таня к тому времени заболела туберкулезом. Ее не допускали к другим детям, с ней общалась только медсестра Нина Середкина. Однако несмотря на все старания медсестры облегчить страдания девочки, болезнь прогрессировала.

В начале марта 1944 года Таню перевезли в дом инвалидов в селе Понетаевка. Потом, еще через два месяца, ее перевели в инфекционное отделение Шатковской районной больницы. До последнего за девочкой ухаживала санитарка Анна Журкина.

Возможно, те девять строчек из ее дневника, записанного в адресной книжке, из того страшного времени сейчас пытаются спасти нас. Фото: globallookpress.com

"Я хорошо помню эту девочку. Худенькое личико, широко открытые глаза. День и ночь я не отходила от Танечки, но болезнь была неумолима", - печатали в газетах отрывки ее воспоминаний о Тане.

Настоящее послание Тани Савичевой

Прогрессирующие дистрофия, цинга, нервное потрясение и костный туберкулёз сгубили Таню. 1 июля 1944 года она умерла. Ей было 14 лет. В последние дни она ослепла и мучилась от диких головных болей.

Таня стала единственной умершей из всех прибывших тогда детей. Похоронили Таню на местном кладбище.

Брат Тани Михаил после войны все время жил в Ленинградской области. Он умер в 1988 году. Нина жила в Санкт-Петербурге. Она умерла 6 февраля 2013 года. Ей было 94 года.

Дневник Тани Савичевой сегодня выставлен в Музее истории Ленинграда. Оригинал дневника закреплен за стеклом в развороте, рядом размещены фотокопии всех страниц.

Таня не спаслась. Возможно, те девять строчек из ее дневника, записанного в адресной книжке, из того страшного времени сейчас пытаются спасти нас. Чтобы не было войны… Некоторые историки полагают, что эти девять строк – настоящее завещание Тани Савичевой – "живите".

"Повод для гордости"

В спецпроекте Царьград рассказывает о событиях из истории нашей великой страны. Хроники прошлых лет, безусловно, пересекаются с настоящим. Оглядываясь назад, мы понимаем, на кого стоит равняться, каких ошибок следует избегать и что сделать для счастливого будущего наших детей.


Читайте также:

Спонсор Захара Прилепина: дочь британская, деньги украинские, патриотизм русский Чубайс, Минц, Хуснуллин... Пронько показал, как живёт "элита", пока семьи нищенствуют Они здесь навсегда. Мигранты захватывают медицину и образование Метастазы азарта: Как в России удалось сломать неоновый мир казино и "удачи"
Загрузка...