Святая правда: Церкви и тюрьмы

Братья и сестры, приветствую вас. Святейший Патриарх, Господь да хранит его, благословил на Николая поминать заключенных в темнице. От тюрьмы и сумы  как? Сами знаете… У Екатерины Второй был интересный случай в жизни … Русские цари посещали тюрьмы на Пасху. Она  по камерам ходит, говорит: «За что сидишь?» «Матушка Царица, оболгали, оклеветали, за чужие грехи сижу. Освободи, век буду Богу молиться». Второй, третий, пятый, 17-й – всё одно и то же. Она всем яичко, пасочку, куличик, копеечку. Зашла в камеру, какой-то молодой мужик сидит. Спрашивает: «Ты за что сидишь?». Он говорит: «Матушка Царица, за грехи сижу. Согрешил, поймали, посадили – всё законно». Она: «Выпустите его сейчас же». Говорят: как, что, почему, за что? Говорит: «Ну, не может же один виновный сидеть с такой кучей невиновных». То есть повинную голову меч не сечет. Только от тюрьмы и от сумы, повторяю.

Это жизнь такая, сегодня здесь – завтра там. «Война, ваша светлость, такая игра, сегодня победа – завтра дыра», - пели во французской песне при осаде Ла-Рошели. Так вот мы поминаем заключенных в темницах, всяких заключенных. И я хотел бы сегодня интересную тему поднять на ваше внимание, а именно, церкви и тюрьмы.

В 20-х годах прошлого столетия, когда молодая советская республика изнывала в кровях, борясь с Врангелем, была такая песенка: «Белая армия, черный барон», … «снова готовит им царский трон». И там «ведь от тайги до британских морей Красная армия всех сильней». Авторы - еврейская семья из-под Киева, семейство Покрасов. Они много песен написали. «Мы красные кавалеристы, трам-трам-трам». Это они тоже написали. «Солнце красит нежным светом…» - это тоже они написали. Они дали голос Советской Республике. Три еврея написали все песни, которые пела вся страна долгие десятилетия. До сегодняшнего дня они не забылись. В песенке про Красную армию, в последнем куплете есть такие слова: «Мы разжигаем пожар мировой, церкви и тюрьмы сравняем с землей».

Меня, в контексте молитвы за сидящих, интересует сравнение церквей и тюрем. Церкви и тюрьмы в сознании большевиков и в сознании просветителей французских, между прочим, было одно и то же. Церковь порабощает дух. Они Коперника замучили, Галилео замучили, сожгли Джордано Бруно. А тюрьма томит человеческое тело. Церкви и тюрьмы нужно разрушать вместе.

Большевики так и начали. Они рушили церкви. Храм Христа Спасителя. Разрушили сотни церквей по всему пространству нашей огромной Родины. То, что строили столетиями, они превращали в строительную пыль в течение месяца-двух-трех. Взрывали, ломами разбивали всё. Строили коровники, сараи, туалеты.

А потом вдруг перестали. А потом вдруг тюрем не хватило. Тюрьмы разрушать не стали. Тюрьмы стали достраивать. Церкви рушили, а тюрем не хватило. Тюрьмы нужно было умножать. Потом они решили: зачем строить тюрьмы? Мы церкви в тюрьмы превратим. И церкви стали тюрьмами. Монастырские комплексы, бывшие монашеские кельи. Соловецкий лагерь, пожалуйста, СЛОН - лагерь особого назначения. Это же была огромная тюрьма не только для бывших архиереев и монахов, но также и для интеллигенции. Там и Лихачев сидел, и Пикуль учился в школе юнг. Там и Лосев, кажется, был. Там много кого было. Они все перекочевали в тюрьмы, переделанные из церквей. Песенка себя не оправдала. «Церкви и тюрьмы сравняем с землей» — получилось только полработы.

Тюрьмы не рушили, их просто открыли. Уголовщину выпустили наружу. Уголовники заполнили собой все пространство. Криминализация была зашкальная. Потом начали всех «винтить» и сажать, и политических, и уголовных, и церковных. И превращали церкви в тюрьмы. И наши церкви неразрушенные на долгие годы советской власти стали тюрьмами. Песенка была лживая: «Церкви и тюрьмы сравняем с землей». Ничего не сравняли. Наоборот, тюрьмы достраивали, а церкви в тюрьмы превращали.

Получаем интересный такой закон. Если мы хотим разрушить церкви и тюрьмы, то нам придется, разрушая церкви, умножать количество тюрем, в пропорциональной зависимости от разрушенных церквей. Чем меньше церквей – тем больше тюрем.

 Раньше так говорили: хочешь не строить тюрьмы – строй школы. Ну, правильно, кто не строит школы, спортивные секции, бесплатный или дешевый, правильный досуг для подрастающего поколения, тот вынужденно будет строить для них тюрьмы. Потому что они будут наркотой баловаться, блудить, убивать друг друга, резаться на дискотеках. А потом будут уходить по этапу.

А сегодня уже даже этого мало. Хочешь, чтобы в школы было кому ходить – строй сначала церковь. А потом при церкви спортивную секцию. А потом воскресную школу. А потом детскую площадку… Вокруг церкви будет жизнь клубиться, кружиться и завихряться. А потом уже будет школа рядышком. И потом не нужна будет тюрьма. А вот если храмов не будет – тогда будут пустые садики, полупустые школы с обезумившими детьми, и, конечно, битком набитые тюрьмы. Это та наша сегодняшняя реальность.

Сегодня мы встречаем страшное сопротивление, например, программе «2000» в Москве. Когда строятся храмы, выходят активисты и говорят: а где моя собака пИсать будет, лапу задирать мой Тузик будет? Под каким деревом? Тут было дерево, где мой Тузик пИсал. А теперь будет храм. Что такое? Нарушение моих правил, понимаешь. А другой говорит: меня колокол будет утром будить, а я спать люблю. Такая аргументация людей, которые не хотят храма, и плодит битком набитые тюрьмы и пустые школы. Потому что детей-то нет. Или есть, но уже корейцы, китайцы, таджики, узбеки. А русских почти и нету.

Это именно из-за того, бараны вы, что вы церквей не хотите. Будет церковь – будет всё: полный садик, полная школа и пустая тюрьма. Не будет церквей – будет полная тюрьма и пустая школа, или битком набитая школа узбеками, таджиками, китайцами и корейцами. Но не русскими. Когда вы это поймете, люди добрые! До свидания.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Уничтожить здоровье: Жадность, кумовство и коррупция в Орловской области
Загрузка...