Сергей Михеев. Итоги недели


Обозреватель телеканала «Царьград» Сергей Михеев высказался о самых горячих темах недели. 

Андрей Афанасьев: Здравствуйте. Я Андрей Афанасьев. Итоги недели в студии телеканала "Царьград" подведём с обозревателем Сергеем Михеевым. Сергей Александрович, приветствую вас! Предлагаю начать с главной политической новости.

Сергей Михеев: Здравствуйте!

Путин объявил о намерении побороться за свой четвёртый президентский срок на выборах в марте 2014 года.

А.А.: И после этого заявления понеслось: западные СМИ, либеральные издания начинают публиковать материалы о том, как долго Путин у власти.

С.М.: Да… неожиданная новость, конечно. Кто бы мог подумать?

На самом деле, избирательная кампания Путина началась, на мой взгляд, ещё с начала осени. Интенсивность публичных встреч президента значительно выросла, причём акцент постепенно смещался от официальных переговоров, визитов к менее официальным мероприятиям, встречам с большими массами людей. Поэтому, конечно, никакой неожиданности в этом не было. Вопрос только в том, в какой из дней и в каком антураже это заявление по поводу выдвижения будет сделано. Я думаю, что Путин победит на этих выборах, вопрос в результате. Если проблемы когда-то и могут возникнуть, то в больших городах. В больших городах наиболее активны оппозиционные деятели. Но в целом победа Путина не вызывает никаких сомнений. Цель либеральных и западных СМИ — максимально дискредитировать предстоящие выборы и следующий срок Путина, потому что, скорее всего, он пойдёт на следующий срок. Они отрабатывают свою программу. Им сказать больше нечего, потому что, по большому счёту, доверие к Путину является реальным фактом. После этого устраивать истерики и лить крокодиловы слёзы по поводу того, что "вот опять" — бессмысленно.

А.А. Любой руководитель, любой глава государства опирается в первую очередь либо на элиты, либо на народ. Что можно сказать о Владимире Путине?

С.М.: Рейтинг доверия меряется не среди элиты, а среди масс населения. В основной массе населения доверие к нему по-прежнему сохраняется, хотя это не означает, что к нему нет претензий. Их довольно много и многие, на мой взгляд, довольно обоснованы. Например, что касается внятной экономической политики. Мне кажется, в стране её до сих пор не хватает. Мы находимся под давлением идеологии свободного рынка, и, на мой взгляд, современная ситуация свободного экономического рынка в России не менее идеологизирована, чем она была в Советском Союзе, просто в другую сторону. Необходимо ставить цели развития и использовать подходящие способы независимо от того, в какую идеологему эти способы должны укладываться.

Способы должны достигать поставленных целей, а укладываются они в ту или иную идеологему или нет — это совершенно другой вопрос. Вот такого работающего компромисса, на мой взгляд, не найдено, потому что эта дискуссия продолжается, причём по большей части она до сих пор бесплодная. Мы говорим, что факты существуют, правительство действует само по себе, и я думаю, что это одна из претензий, которая может быть обращена и к главе государства. По-прежнему запас доверия к Путину, который он получил со значительным авансом в начале нулевых, до сих пор работает. В определённой степени он его оправдал, по крайней мере, в том, что касается внешней политики. Есть ещё надежда на то, что он в следующий срок сделает ещё больше, чем он сделал до этого. В целом этот рейтинг доверия остаётся и базируется на провале социальной политики, который мы видели в 90-е. Зачем возвращаться в 90-е? Хотите вспоминайте, хотите нет, но Путин как политическое явление — это фигура, которая в значительной части набрала свой авторитет благодаря тому, что он отстроился от политики 90-х, которая была совершенно разрушительна.

А.А.: Переходим к следующей теме — к соотношению между элитами и народом, которое было в нашей стране.

В России необходимо ввести налог на роскошь, который приравняет траты на дорогостоящие покупки к пожертвованиям. Об этом заявил крупный предприниматель, филантроп и председатель группы компаний "Царьград" Константин Малофеев.

А.А.: Не можешь себе этого позволить — не покупай Феррари.

С.М.: В принципе, идея-то правильная, только не уверен, что наши элиты на неё с радостью откликнутся. Хотя есть много богатых людей, которые занимаются благотворительностью, причём жертвуют достаточно большие суммы. Но в целом наша доморощенная элита не склонна к тому, чтобы проявлять заметную соцактивность, потому что в основном это люди, которые "из грязи в князи", пусть не обижаются. Собственно говоря, они в 90-е годы занимались невесть чем, чтобы получить всё то, что они получили. И это не для того, чтобы жертвовать.

А.А.: Но есть люди, которые могут себе позволить купить Феррари и яхту, но говорят, что "я себе за 20 млн покупаю Феррари и столько же отдаю детям".

С.М.: Есть такие люди, но их меньшинство. Давайте скажем честно: их гораздо меньше половины. Кстати к предыдущему вопросу. Вы спросили об отношениях Путина и элит. Иногда его за это критикуют, но тем не менее: не было бы никакого Путина, тем более в нынешнем его историческом образе, если бы в начале нулевых он не вошёл в жёсткий конфликт с элитами. А он вошёл в этот конфликт, который позволил ему получить самостоятельность, в том числе и на внешнеполитическом контуре.

Но возвращаясь к вопросу благотворительности: конечно, это было бы правильным действием и, конечно же, добровольным. Запрос на социальную справедливость существует. Он во многом является утопическим, но он справедлив. Разрыв в доходах огромный, а многие люди, которые имеют эти доходы, сделали деньги на неправедном разделе советской экономики. Поэтому если бы они сами показали, что на самом деле они готовы к тому, чтобы помогать неимущим, больным и прочим, я думаю, что это было бы правильно. Это бы снизило уровень напряжённости в обществе и повысило бы доверие к ним, и в том числе, как это ни странно звучит, легализовало бы хотя бы частично те богатства, которые у них есть...

А.А.: Которые находятся за пределами России. Таким образом они могли бы национализироваться в России — крупные владельцы капиталов.

С.М.: Да, хотя бы так…

МОК вынес вердикт: российскою сборную лишили права выступать в южнокорейском Пхёнчхане в следующем году, об этом стало известно 05.12. Однако в официальном заявлении МОК сообщается, что "чистые" российские спортсмены будут допущены в качестве независимых участников.

А.А.: Началась общественная дискуссия, которая во многом, кстати, носит искусственный характер. Часть людей стали как по команде говорить, что "нельзя спортсменам ломать судьбу, надо, чтобы они ехали под нейтральным флагом", а 80% посетителей нашего сайта говорят о том, что ни при каких условиях ехать на Олимпиаду нельзя, это оскорбление.

М.С.: Сам по себе запрет МОК связан с теми же самыми выборами. Опять мы обсуждаем международное событие. Я абсолютно уверен, что это — политическая акция, которая должна внести раскол в российское общество, деморализовать массового любителя спорта в России и постараться перевести стрелки по этому поводу на кандидата номер один: вот, мол, это всё из-за него.

А.А.: Но происходит это всё с точностью до наоборот.

М.С.: Ответ власти на эту ситуацию тоже должен технологически рассматриваться исключительно в той же самой предвыборной коллизии. Власть сейчас пытается занять такую компромиссную позицию, когда она старается минимизировать тот негативный эффект, который организаторы этой акции хотели бы привнести в общество. То есть не запрещает и не разрешает. "Давайте пожалеем спортсменов" — это основной девиз спортивного сообщества. Спорт давно стал шоу-бизнесом, я бы вообще не стал разводить столько шума по этому поводу. Он стал шоу-бизнесом, люди там делают карьеру, и это их основная цель, а вовсе не защита национальных цветов и прочего. И власть говорит, что если они хотят ехать, то пусть едут. То есть ответственность за то, что они поедут, перекладывается на них, с одной стороны. С другой — они сказали, что нет, мы не признаём обвинений международного олимпийского комитета в том, что это была государственная политика. Никаких доказательств нет, они базируются на свидетельствах этого Родченкова, не вполне нормального человека. На самом деле, официальная реакция Кремля тоже укладывается в эту самую предвыборную канву. Представьте, что было бы, если бы, например, завтра из Кремля сказали: "Мы запрещаем всем спортсменам ехать на Олимпиаду!"

А.А.: Как по мне, это очень хорошо, я бы так и сделал.

С.М.: Андрей, это бы тоже вызывало негативный эффект, в том числе и потому, что какая-то часть спортсменов всё равно поехала бы, и вы увидели бы там людей, которые встали в политическую позицию, противопоставив себя стране. Что касается сути, то мы перегрузили спорт политическим влиянием, и от этого такие переживания.

А.А.: Это же не только мы сделали, это во всём мире так.

С.М.: Да, но, к сожалению, во всём мире это больше и больше становится шоу-бизнесом. Даже смерть и война стали шоу-бизнесом. Это гораздо более глубокая, печальная, философская, религиозная даже тема. Я просто призвал бы не нагружать спорт такими смыслами и значениями, которыми мы его нагружаем, потому что мы становимся заложниками этой темы. Именно поэтому на наших эмоциях так легко играть: мы сами придали этому значение, которого у него нет. Тем более, я уверен в том, что на этой Олимпиаде сделают всё, чтобы нашим спортсменам осложнить жизнь, чтобы доказать: вот, смотрите, они поехали без допинга и они не выигрывают. Думаю, что и судейство будет несправедливым. Поэтому я бы снизил степень внимания к этой проблеме, не позволял бы нами манипулировать. Чем больше мы накачиваем это значениями, которых там нет, тем больше мы позволяем манипулировать нашими эмоциями. Совершенно очевидно, что это технологическая операция, и если вы не можете её блокировать, принимайте решения, чтобы минимизировать последствия. Мне кажется, в таком ключе власть и действует.

В среду, 6 декабря, президент США Дональд Трамп принял решение, которое откладывалось больше, чем полвека. США признают Иерусалим столицей Израиля и перенесут туда своё посольство. Данный ход вызвал бурю возмущения на Ближнем Востоке: Палестина и Ирак дружно высказались против подобного шага.

А.А.: Поддержали не только иудеи, но и огромное количество протестантских пасторов на территории США, которые давно уже сращиваются в такой христианский сионизм с иудейскими проповедниками, которые находятся на территории Израиля.

М.С.: Такой дрейф протестантства в эту сторону — тенденция старая. Она достаточно хорошо описана в том числе всевозможными богословами, это совершенно очевидная вещь. А что касается США, для них это позиция, которой они внутренне придерживались давным-давно, а Трамп сейчас это решил реализовать. Но меня здесь интересует совсем другое. На самом деле, Трамп решает свои собственные проблемы внутриполитического характера. Во-первых, он заигрывает с конгрессом, а во-вторых, пытается понравиться большому израильскому лобби и еврейской общине в США.

А.А.: По-моему, ему это удалось.
М.С.: Ему несомненно это удалось. Это делается с прицелом на предстоящие выборы в конгресс. У Трампа есть внутриполитическая проблема, он пытается её решать всеми способами и в данном случае он показывает, как он готов жертвовать внешней политикой ради решения внутриполитических проблем. То есть для него главное — то, как он будет решать внутри США свои проблемы в отношениях с населением, истеблишментом, с обществом. Что будет за пределами США, его ни разу не волнует, ему всё равно. Придётся повторить две простые вещи: к сожалению, системного взгляда на внешнюю политику у Трампа и его команды нет. Хотя по этому вопросу он вошёл в конфликт даже с заявлениями Госдепа, которые были сделаны буквально накануне, о том, что можно быть очень осторожными. А с другой стороны, мы видим масштабную вещь: США не могут, не хотят и не будут ответственными лидерами на этой планете. Они претендуют на эту роль, они являются наиболее мощной державой на планете, они завербовали множество сторонников, включая и нашу страну, говоря о том, что они лидеры на планете, и надо следовать за ними. Но посмотрите, как безответственно этот лидер относится к собственным поступкам. Ведь, по сути, Трампу абсолютно всё равно, что начнётся на Ближнем Востоке, ему всё равно, что может быть взрыв радикализма. Ведь исламские радикалы обязательно этот факт возьмут (и уже берут) на вооружение и скажут, что "вот, вы говорили, что не надо войны с Западом. А на самом деле надо, на самом деле христиане и Израиль вместе, эта война священная, религиозная, вперёд!" и так далее. Ему всё равно, что это может привести к негативным последствиям. Ему на это, как и США, наплевать. Они сидят в своём граде на холме, сияющем, как им кажется. А мне кажется — воняющем на всю планету.

А.А.: А град на холме — это как раз Иерусалим. Они себя называют новым Иерусалимом.

М.С.: Они-то считают, а всё, что происходит вокруг, для них — не более чем поле для экспериментов. Сколько людей пострадает, за что, каким образом — им просто наплевать. Этим людям нельзя доверять лидерство на планете, они не понимают, что они творят. Или ещё хуже — понимают, что творят, но их совершенно не волнуют негативные последствия, которые будут расхлёбывать другие.

А.А.: Одновременно это ещё и крах мягкой глобалистской политики, когда Обама пытался заигрывать и с Ираном и с Израилем и всех втянуть в такой глобальный американский проект. Таким жёстким решением Трамп однозначно отрезал исламский мир на продолжительное время от этого проекта поглощения американских стран.

М.С.: Ну, отрезал или нет, посмотрим. Потому что арабские страны все разные. Например, саудитам ничего не мешало долгие годы совмещать несовместимые вещи: быть союзниками США и при этом поддерживать радикальных ваххабитов, при этом ещё и претендуя на особую позицию. Ничего не мешало им. Что касается арабских шейхов, там бабушка надвое сказала: они люди очень гибкие. Негибкие только в одном — в приобретении собственного влияния и богатства. Посмотрим на последствия, но в целом все лидеры мусульманских стран вынуждены будут всё равно отстроиться от этой политики, и это, конечно, внесёт раскол между США и мусульманским миром. Если даже в Европе многие выступили с таким очень осторожным отношением, то в мусульманском мире это проблема. Наше дело — за этим наблюдать. Если у США ума не хватает вести более мудрую политику, то мы посмотрим, как этим можно пользоваться.

А.А.: Давайте перейдём к внутриполитическим проблемам Трампа, их хватает. Вот ещё одна:

В выборах в сенат конгресса США в качестве избирателей участвуют уголовники, перед которыми стоит задача голосовать за кандидата от демократов против республиканца Роя Мура.

А.А.: Рой Мур — тот самый человек, который отстаивал памятник 10 заповедям в суде Алабамы, когда он там работал. Либеральные товарищи требовали снести этот памятник как нетолерантный, а Рой Мур отстоял его. Вообще он такой христианский, хоть и протестантский консерватор, чем очень выводит из себя Сороса со товарищи. И у него есть все шансы победить на выборах в Алабаме и стать сенатором. Это очень серьёзная должность.

С.М.: Для Сороса его учеников в принципе нет никаких ограничений. На самом деле, их такое антихристианство проявляется в том, что они не считают, что вообще существует добро и зло. Добра и зла нет. А если вы всё-таки хоть где-то в душе или в голове держите это разделение между добром и злом, то у вас в голове есть некая красная черта, за которую вы никогда не выйдете. И для них важно отречься от всех этих вещей для того, чтобы больше никаких моральных ограничений для них не было. Потому что это, по их мнению, гораздо более технологично. То есть на самом деле наиболее технологичным, с их точки зрения, является конченный подонок — человек, который готов на любую мерзость, на любой обман, подтасовку и манипулирование. Есть такая "модель американского успеха" в том виде, в котором Сорос её импортирует вовне. В этом смысле для неё нет ничего святого даже в США. Вся ситуация вокруг Трампа показывает, что для таких людей ничего святого нет нигде.

Некоторое время назад было можно говорить, что американцы такие молодцы, они добиваются собственных целей, потому что они действительно заботятся о своей стране. Но ничего подобного! На самом деле, эта ситуация очень интересная: Соросу и свою собственную страну не жалко и своих собственных людей, потому что тот, кто единожды наплевал на разделение между добром и злом, тот, кто единожды совесть слил в унитаз, продал её, отрёкся от неё, будет так себя вести везде. Сорос — сам для себя Бог, а потому его желание — закон. Ради реализации этого желания он готов на любые, самые изощрённые методы. Это интересно с точки зрения оценки тех акций, которые Сорос и подобные ему позволяют себе и дальше будут позволять на территории нашей страны, постсоветского пространства и разных странах мира. На самом деле, для него соврать, подставить, совершить подлость, манипулировать — это не то, что зазорно, это очень даже хорошо, потому что позволяет добиться поставленной цели. Надо знать, с чем мы имеем дело.

 

А.А.: Далее надо поговорить о том, что, собственно, они творят вовне, потому что США обнародовали новую стратегию концепции национальной безопасности.

Администрация Трампа готовится в течение ближайших недель представить новую стратегию безопасности страны.

А.А.: Во враги записали Россию, Китай, Иран и КНДР — все евразийские страны.

С.М.: Ну да, всё-таки интересно, что Китай они не выносят за скобки. У нас модно говорить, что "ха-ха, вы пытаетесь с Китаем дружить, но главный партнёр для Китая — Америка". И доказательство — торговый оборот. Вот этим торговым оборотом, извините, задолбали. И разговорами, что якобы валовой внутренний продукт всё определяет. У Римской Империи был самый большой валовой внутренний продукт в мире, но это не спасло её от варваров, которые разрушили эту самую передовую страну и превратили её в руины. То же самое и тут. У людей, которые мыслят очень узко и плоско, существует представление о том, что если есть торговый оборот, значит, хорошие отношения. Это не так. Мир сложнее. И то, что американцы открыто рассматривают Китай в качестве потенциального военного противника и как минимум конкурента на Тихоокеанском потенциальном театре военных действий, о многом говорит. Да, денежки деньгами, но на самом деле американцы прекрасно понимают, что Китай — потенциальный военный противник. Несомненно, это сближает наши позиции с ним. Я довольно часто общаюсь с китайцами и напрямую задаю им вопросы по поводу их отношений с Америкой. В Китае люди, которые занимаются политикой, прекрасно всё понимают. И разговоры о том, что за деньги люди готовы отказаться от суверенитета или поделить мир на двоих с американцами, это ни о чём. Китайцы чувствуют своим евразийским восточным чутьём, что американцы не имеют пределов, за которые они не могут перейти, поэтому эта доктрина очень показательна. Да, для США фактически любая более-менее значимая страна в Евразии, имеющая политическую позицию, является врагом. Но, на самом деле, здесь я бы Евразией не ограничивался. Просто так случилось, что в Евразии сосредоточены основные исторически сильные цивилизации, но в общем-то для американцев любая страна, претендующая на суверенную политическую позицию, автоматически становится врагом. Если такая страна появится в Африке или в Латинской Америке, они и её туда запишут. Это тоже о модели американского доминирования: они сами становятся её заложниками, потому что она потенциально конфликтная. Им надо всё время доказывать своё лидерство, наказывая непослушных, а это автоматически ведёт к конфликту, росту напряжённости и так далее.

А.А.: Предлагаю поговорить о суверенитете и о том, как мы начали его потихоньку защищать.

В России появился запрет для представителей СМИ-иноагентов на проход в Госдуму.

А.А.: И на этой неделе Минюст опубликовал список из пока что девяти СМИ, которые получают деньги напрямую от конгресса США. Теперь они иноагенты.

С.М.: Очень мало. Я слышал, что таких СМИ сотни. Некоторые даже называют цифру около 900 только в России, которые разными способами, через разные программы, через косвенные цепочки получают деньги из-за рубежа. Я не вижу ничего плохого в том, чтобы выявить эти цепочки и заставить эти СМИ заявить, что они получают деньги из-за рубежа. Это не означает цензуру, увольнения, закрытия, но я думаю, что было бы правильно всевозможные СМИ, которые из себя корчат искателей правды, подписать очень заметной строчкой. А если надо, то каждый гражданин должен иметь доступ к тому, чтобы расшифровать эту информацию: какие деньги получают, от кого конкретно, на какие формально заявляемые цели. Ничего плохого я в этом не вижу. А вот эта мера — не пускать "Голос Америки", это такая...

А.А.: Это зеркальная мера, потому что то же самое произошло, например, с RT America, которым запретили проходить в Белый дом.

С.М.: Ясно. Но там даже эти меры более широкие, так как они автоматом распространяются на многие другие госорганы — как я понимаю, на уровне штатов. У нас такого нет. У нас, я думаю, это чисто символическая вещь. Но вы знаете, мне в данном случае наша оправдательная позиция не нравится: мы всё время пытаемся оправдываться, когда говорим о зеркальной позиции. "Вы знаете, извините нас, пожалуйста, мы бы этого не делали и не хотели вас обидеть, но раз уж вы приняли, мы тоже вынуждены что-то принять…" Не надо этих извинений, мы в своём праве! Я считаю, что было бы абсолютно правильно выявить все моменты, все случаи зарубежного финансирования всех СМИ без исключения и заставить их заявить об этом. А то у нас тоже много всяких людей, которые корчат из себя борцов за справедливость. Так вот скажите, откуда вы на эту борьбу получаете деньги, и дальше пишите что хотите.

А.А.: Благодарю вас!

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Уничтожить здоровье: Жадность, кумовство и коррупция в Орловской области
Загрузка...