Сергей Михеев. Итоги недели: Задача США – заставить Россию изменить внешнеполитический курс

  1. Могут ли «фактические брачные отношения» приравнять к браку?
  2. Должен ли чиновник молчать о своем вероисповедании?
  3. Нужны ли нам азиатские кишлаки вместо русских деревень?
  4. Почему доктор экономических наук Валентин Катасонов сравнил Давос с современным Вавилоном?
  5. Почему США сдали курдов в Африне?

Андрей Афанасьев. Итоги недели в студии телеканала «Царьград» подведем с обозревателем Сергеем Михеевым. Сергей Александрович, приветствую вас.

Сергей Михеев. Здравствуйте.

А.А.: Мы постарались выбрать самые актуальные и резонансные события. В Госдуму внесен законопроект, предлагающий ввести в Семейный Кодекс России понятие «фактические брачные отношения». Сенатор Антон Беляков выступил с инициативой, в которой незарегистрированные отношения мужчины и женщины приравниваются к официальному браку при соблюдении ряда условий. Одним из таковых является совместное проживание на протяжении пяти лет. Если у пары есть общий ребенок, этот срок сокращается до двух лет. Инициатива вызвала очень много споров. Причем, далеко не все с условно либеральной стороны поддержали, и далеко не все с условно консервативной были против. Ваш взгляд.

С.М.: Может быть, у сенатора Белякова были самые добрые намерения, кто знает. Может быть, он считает, что таким образом будет подталкивать людей к вступлению в законный брак, но в целом я против. Почему? Потому что это расшатывает институт законного брака. Можно сколько угодно рассуждать о том, что это будет стимулировать людей к более ответственному отношению, и многих подтолкнет к заключению законного брака. Если этот закон будет принят, а я думаю, что, скорее всего, он принят не будет, это делегитимация законного брака, которая будет утверждать, что в законном браке не так уж много и законного. Можно так жить, а можно эдак.

Я не подозреваю Антона Белякова в ультралиберальных воззрениях, потому что несколько раз с ним пересекался и примерно представляю его взгляды на жизнь. Но мне кажется, что в целом этот закон будет иметь отрицательное влияние на сам институт семьи. Если вы для семьи подразумеваете многообразие разных форм организации, то это тот путь, который рано или поздно приведет вас, как и на Западе, к легализации любых форм взаимоотношений. Ведь на Западе шли от потребностей людей. В реальности есть разные формы сожительства, давайте их узаконим. Давайте обложим налогами, узаконим финансовую сторону. Ведь речь идет в первую очередь о финансах. Деньгами эти вещи не измеряются. Речь идет о расшатывании традиционных устоев общества, вокруг которых и группируется то, что называется культурой и традицией. А на Западе пошли как раз по пути удовлетворения потребностей. Сегодня мужчина с мужчиной, завтра кто-то захочет заключить брак с лошадью. Ведь на Западе недавно были такие смешные и полускандальные сообщения. Англичанка заключила брак со своей люстрой. А почему? А у них любовь. Может быть, даже у них с люстрой возникнут финансовые отношения. Кто знает, может быть, дальше надо будет делить с этой люстрой наследство. Люди завещают свое состояние котам, скоро будут завещать неодушевленным предметам. Может быть, даже уже завещают.

Я не верю, что пять лет являются каким-то сроком, после которого наступает ответственность. А почему не четыре года, не три, не два, не шесть? А что за пять лет нельзя накуролесить такого, что уже будет требовать некоей ответственности, что ли? Ну, хорошо, пять лет. Но через четыре с половиной года человек накосячил и соскочил с темы. И всё. По какому закону вы тогда будете регулировать эти вещи? Кроме всего прочего, это дает мотивы тем, кто говорит: мы не будем заключать брак. Возникают какие-то люди, которые говорят: мы не вступаем в брак, потому что таким образом можем получать пособия, как мать-одиночка.

А.А.: Очень популярно в Европе тоже.

С.М.: Любому извращению можно найти финансовое оправдание. Но стоит ли этому потакать? Я думаю, что нет.

А.А.: Переходим к следующей теме. Мэр Ярославля Владимир Слепцов, который стал известен всей стране после призыва к сотрудникам окунуться в прорубь на Крещение, дал эксклюзивное интервью телеканалу «Царьград». Он сказал: «Почему люди должны молчать о своем вероисповедании? Почему мы должны стесняться наших праздников? Я, как мэр города, первый захожу в купель. Никого не приходится заставлять. Люди православные с большим удовольствием это делают, каждый в своем районе. Руководитель района вообще должен первым показывать свой пример». После призыва к главам района проверить безопасность купелей и самим окунуться, потому что они несут за это ответственность, на господина Слепцова ополчились все за то, что он навязывает свои религиозные убеждения. Что он навязывает празднование Крещения даже тем, кто не хотел бы это делать.

С.М.: У таких заявлений есть двоякое значение. С одной стороны, в декларации о своих религиозных убеждениях нет ничего зазорного. В конце концов, если вы исповедуете ту или иную веру, вы должны об этом заявить, потому что это является признаком того, что вы ее, действительно, исповедуете. Если вы никому об этом не скажите, это фактически говорит о том, что вы боитесь своей веры, но этим вы ее и предаете. Я думаю, что не должно быть никакой дискриминации по религиозному признаку. С другой стороны, конечно, что касается реальной чиновничьей жизни, то там, действительно, так. Если начальник сказал всем окунаться, то верит - не верит, хочет - не хочет, он пойдет окунаться, потому что от этого может зависеть его продвижение по карьере. Мы знаем, как у нас многие чиновники, не желая того, становятся на горные лыжи или берут в руки хоккейную клюшку.

А.А.: Начинают заниматься дзюдо.

С.М.: Хотя, глядишь, он не сегодня завтра уже развалится. А в 90-е очень любили играть все в теннис. Сейчас про теннис вообще забыли, начались горные лыжи, потом хоккей... Надо быть осторожным, чтобы это не превратилось в фальшивку. Конечно, купание в проруби – это не религиозный обряд. Обрядом является освящение воды. А это – околоцерковный обычай. Но тем не менее, чтобы это не превратилось в фальшивку, конечно, заставлять никого не надо. С другой стороны, мэр  имеет право высказать свое мнение по этому поводу. Он  не имеет права заставлять - это не по закону и не полезно. К любому религиозному верованию человек должен прийти самостоятельно. Это должен быть его свободный выбор. Если его заставили, принудили, напугали или каким-то образом обманули, в этой вере нет ничего, кроме вреда и для адептов этой веры, и для окружающих.

А.А.: Переходим к следующей теме. Новый виток дискуссии вокруг постепенного изменения этнического лица русской сельской глубинки вызвала статья журналиста информационного агентства «Фергана» из Узбекистана. В ней  сказано, что единственной надеждой для умирающих деревень России являются таджики и узбеки. Автор на примере села Рождествено Тверской области показывает, как на смену спившимся и бездетным русским жителям деревни пришли 47 многодетных таджикских семей. В отличие от местных, они без проблем находят работу и вполне удовлетворены уровнем заработка. Причем, переезжают целыми кишлаками. И, соответственно, дискуссия развернулась вокруг того, хорошо это или плохо, и нужно ли это поддерживать или нужно как-то от этого защищаться. Но ведь объективный факт - у нас деревня вымирает.

С.М.: Это плохо для русской деревни. То, что туда переехали таджики, делает ее уже не русской деревней, а таджикским кишлаком. Если вы хотите, чтобы некоторые страны СНГ в полном составе переехали к вам, вы должны быть готовыми к тому, что и здесь они устроят Таджикистан. А в Таджикистане была страшная гражданская война, где до сих пор очень серьезные проблемы с исламским радикализмом, наркотрафиком, с контрабандой оружия. Думать, что, все эти вещи не будут перенесены сюда с людьми, было бы наивностью. Можно сколько угодно говорить: давайте всех уважать. Да, давайте всех уважать, но уважение не означает ложь. Надо констатировать правду такой, какая она есть на самом деле, а не такой, какой вам хотелось бы ее сделать, чтобы никого не обидеть.

Совершенно очевидно, что, переселяя огромное количество людей из бедных стран постсоветской Средней Азии, вы, несомненно, переселяете вместе с ними все проблемы, от которых они убегают из своих стран. Связи между ними заставляют их жить в замкнутом мире. Потому они переносят обычаи и традиции. Скорее всего, они будут вести себя в этих деревнях точно так же, как ведут себя мигранты в Европе. Они будут создавать замкнутые анклавы, где не будут действовать российские законы. Контролировать то, что там происходит, будет крайне сложно. С этим столкнулась Европа, повторять ее опыт я не вижу никакого смысла. Я считаю, что внятной миграционной политики у нас до сих пор нет. С другой стороны, надо признать, что стоны условно русских по поводу миграции фальшивые. На самом деле сами русские не хотят отвечать за свою собственную жизнь. Не хотят жить в деревне. Не хотят работать. Не хотят …

А.А.: Детей.

С.М.: Не хотят детей, в том числе. Ведь эти таджики не приехали и не выгнали этих людей. Они приехали туда, где просто уже никого нет.

А.А.: Огромное количество пустых брошенных деревень.

С.М.: А почему никого нет? А потому, что люди детей рожать не хотят, уезжают в город за красивой легкой жизнью, и спиваются, и становятся совершенно недееспособными. До тех пор, пока мы, русские, будем так делать всякого рода риски по поводу этнического состава нашего общества и связанные с межэтническими отношениями, будут только нарастать. Потому что только русские несут ответственность за Россию. Они являются стержнем, государствообразующим народом, который несет ответственность за эту государственность. Не будет этой ответственности – никакие таджикские деревни Россию не спасут. Она просто развалится и исчезнет. Но русские, к сожалению, настолько поддались и внешнему, и внутреннему разложению, что очень часто не способны к конструктивному действию, не способны к созиданию, не способны к ответственному отношению к себе. Можно обвинять государство в том, что оно в 90-е годы развалило сельское хозяйство, и это способствовало опустению деревни. Это так. Но процессы эти начались еще до этого.

А.А.: Разваливали-то русские.

С.М.: В том-то и дело, разваливали сами русские. Брать и перекладывать ответственность на других – это то, что я, как русский человек, не принимаю. Стоны и нытье по поводу того, что нас давят нацменьшинства, могут быть правдой, но только потому, что вы позволяете это делать. Вы ослабли. Вы не хотите нести ответственность за свою судьбу, вы не хотите работать. Вы хотите, чтобы вас огородили забором, за которым вы будете делать то, что вам нравится: пялиться в телевизор, пить пиво, делать аборты, бросать свои семьи… А вас должен кто-то охранять по периметру. Если мы будем так дальше относиться, не то что таджики из Таджикистана, приедут люди из каких-то отдаленных африканских стран. Тот, кто не может бороться за существование, будет выдавлен с исторической арены. Это надо осознать всем тем русским, которые считают, что происходят какие-то тяжелые процессы.

Существует ситуация, когда многие русские не могут работать на деревне. Там тяжело выживать, необходима помощь. Но личная воля и целеполагание являются определяющими. Есть еще одна проблема, которая связана с характером современного  сельскохозяйственного производства. По всему миру оно укрупняется, выдавливая людей из сельской местности в большие города. Движется по пути создания крупных латифундий, крупных фермерских хозяйств, крупных компаний. Это процесс трагический для деревни, не только у нас, но и во многих других странах мира. Если таджики находят возможность жить и работать, то почему вы не находите. Вот в чем вопрос. Мы часто говорим: нам государство не помогает. А им помогает?

А.А.: Половина на нелегальном положении, для государства их нет.

С.М.: Оно им тоже не помогает. Тем не менее, они находят формы для работы и жизни, рожают детей. А вы не находите? Проблема в нас самих. А таджики, узбеки бегут из своих стран, где жизнь еще хуже, чем здесь. Они не уехали бы оттуда, если бы там было нормально. Кстати, одна из форм решения этой проблемы –интеграция в рамках Евразийского экономического союза для того, чтобы создавать экономические цепочки, которые позволяли бы снизить уровень миграции.

А.А.: Чтобы они могли найти работу там у себя в Узбекистане и остаться в своем традиционном контексте.

С.М.: Да.

А.А.: К следующей теме. Давление общественности возымело свое действие. Выданное Министерством культуры прокатное удостоверение фильму «Смерть Сталина» отозвано. Общественный совет при Минкультуре обратился с письмом в Генпрокуратуру России, с просьбой вынести предостережение главе ведомства Владимиру Мединскому. Об англо-французской киноленте сатирической юристы Минкульта пишут, что «фильм «Смерть Сталина» направлен на возбуждение ненависти, вражды, унижение достоинства российского человека, пропаганду неполноценности человека по признаку его социальной и национальной принадлежности, а это признаки экстремизма». Тоже горячая тема, все очень бурно обсуждали. И вопрос первый: почему, если все так страшно, почему выдали лицензию?

С.М.: Я думаю, что сейчас отмена лицензии связана с предвыборным периодом. Этот жест со стороны властей связан с борьбой за  условно «левый» электорат. Есть момент заигрывания. Я видел трейлер фильма – он чудовищный. Независимо от того, как вы относитесь к Сталину, и как вы относитесь к советской эпохе, это не просто шутка.  Это не просто пародия – это издевательство над нашим историческим прошлым. Может быть, на Западе к этому относятся спокойней. Но все-таки они больше любят издеваться над чужой историей, чем над своей. Над своей они издеваются гораздо реже. Я не считаю, что такой фильм вообще должен появляться в отечественном прокате. «Смерть Сталина» они запретили, а «Матильду» они прокатывали. Над царем Николаем Вторым можно издеваться, а вот над Сталиным нельзя. В этом я усматриваю предвыборный контекст, в первую очередь.

А.А.: Может быть, это лицемерие?

С.М.: Лицемерие, в том числе. В целом, я поддерживаю запрет проката. Люди с особо извращенным отношением к собственной истории смогут посмотреть его в интернете.

А.А.: Насчет людей с извращенным чувством истории или вкусами. В кинотеатре «Пионер», несмотря на запрет, прокатили этот фильм и люди сходили. В интернете есть сообщения, билеты фотографировали и показывали. Получается, липовый запрет?

С.М.: Пусть с кинотеатром «Пионер» и разбираются, предъявляют к нему некие санкции. Почему я еще считаю, что здесь политический контекст. С одной стороны, власти отменили лицензию, видимо, по политическим соображениям. С другой стороны, само по себе появление фильма именно сейчас приурочено к избирательной кампании. Просто сто процентов. Вот почему именно сейчас должен быть прокат этого фильма о Сталине, а не в апреле или в мае?

А.А.: Ну в марте смерть Сталина, скажут они.

С.М.: Да, скажут. А я скажу, что март - выборы президента в России. Не надо нам здесь бабочку лохматить и вешать лапшу. Всё мы понимаем. Мы не глупее тех людей, которые планируют, что и как делать. Всё это видно. Запретили – и, слава Богу.

А.А.: К следующей теме. Лидер Коммунистической партии Геннадий Зюганов рассуждает о религии в студии «Эха Москвы». А либералы восхищаются Совхозом имени Ленина и заискивают перед коммунистами. Навального, несмотря на все его ухищрения, не допустили даже до регистрации в ЦИК. А Ксения Собчак, на которую делали ставку некоторые оппозиционные круги, по-видимому, также не оправдала высокого доверия. А КПРФ смотрится поинтереснее. Ведь выдвинутый ею кандидат Павел Грудинин в предвыборных рейтингах следует сразу за Владимиром Путиным, правда, с большим отрывом. Неужели, действительно, мы можем пронаблюдать такое странное сращение коммунистом и либералов? Это уже журналисты успели окрестить как красно-голубой союз.

С.М.: Что вас удивляет? Вспомните историю 17-го года. Мы весь прошедший год его очень активно обсуждали. Там союз либералов и «левых» обеспечил развал Российской Империи. Ничего удивительного я не вижу. С другой стороны, оппозиция всегда находит общий язык. У оппозиции есть цель - борьба за власть. Она чаще всего основывается на критике действующей власти. Особенно, если оппозиция в серьезном меньшинстве. И в этой ситуации практически всегда политические оппоненты находят друг с другом общий язык, по крайней мере, в периоды избирательных кампаний, в периоды какой-то критической необходимости борьбы за голоса тех или иных избирателей. Почему Зюганов на «Эхе Москвы»? У либералов на сегодняшний день нет достойного кандидата, за которого можно было бы голосовать. И почему бы Зюганову и КПРФ не попытаться побороться за часть оппозиционно-либерального электората…

А.А.: И пропихнуть Грудинина.

С.М.: Почему бы и нет. На основе просто критики Путина и критики действующей власти. Технология вполне себе понятная. То же самое касается и людей с «Эха Москвы», которые выполняют некий заказ. Избирательная кампания, как известно, это период большого чёса для политтехнологов и средств массовой информации. Хотя рейтинг Грудинина второй после Путина, он, в значительной степени опирается на рейтинг КПРФ, которая является единственной идеологической партией в России. Я себя не считаю приверженцем коммунистов. Но, если говорить об идеологической платформе, КПРФ – это единственная партия, у которой эта платформа проработана максимально глубоким образом. Они опираются на идеологическое наследие прошлых лет.

А.А.: Инерция КПСС.

С.М.: Инерция КПСС – раз, советского патриотизма – два. Наличие проработанной философско-мировоззренческой платформы. Даже у либералов она гораздо более размытая. Что касается «Единой России»,  идеология стабильности понятна, но она и идеологией не является. Это ощущения. И, конечно, рейтинг «Единой России» завязан на рейтинг Владимира Путина.

А.А.: К следующей теме. 23-го января в Давосе в 48-й раз открылся Всемирный экономический форум. Четыре дня представители европейских, ближневосточных и азиатских государств, бизнесмены и инвесторы, обсуждают «общее будущее в разобщенной мировой экономике», как они говорят. Так звучит главный лозунг мероприятия. На сайте телеканала «Царьград» ученый-экономист, доктор экономических наук Валентин Катасонов сравнил Давос с современным Вавилоном. Цитата: «Современный Давос – символ постхристианской Европы, которая решила построить земной рай, обойдясь без Бога, заменив его своей придуманной наукой, техникой, культурой, и так далее». И, конечно же, все ожидают вечерней пятничной речи Дональда Трампа на закрытии Давоса. Он явно не будет их хвалить.

С.М.: Я надеюсь, что Трамп там зажжет. Скажет что-нибудь такое, что как-то всколыхнет  информационные потоки. Я так понимаю, что он к Давосу и всем тем, кто там собирается, относится достаточно пренебрежительно, как человек. Он собирается работать на американскую промышленность. А если еще конкретнее – на своего избирателя, который заинтересован в рабочих местах и в повышении уровня производства. У Америки самая крупная экономика, но производство падало десятилетие за десятилетием. Фактически американская экономика переместилась в сферу финансовых спекуляций. Трамп будет оставаться верен той тактике, которую избрал. Не мытьем, так катаньем, любыми средствами демонстрировать своему избирателю в США, что он увеличивает количество рабочих мест. Поэтому в Давосе, я думаю, можно от него ждать тоже таких приколов.

А.А.: Главная тема Давоса в этом году звучит как «Общее будущее в разобщенной мировой экономике». То есть, сейчас все разобщено и плохо, и нам нужно идти к этому общему светлому будущему.

С.М.: Удивительный западный птичий язык. Общего будущего у разобщенной экономики нет, будет будущее разобщенное.

А.А.: Они хотят, чтобы была общая экономика.

С.М.: Ну, мало ли, что они хотят. Понятно, что этого хочет финансовая глобальная верхушка. Проект глобализации в этом и заключается - есть некая верхушка, управляющая процессами, все остальные работают на нее. Именно это входит в противоречие с тем, что говорит Трамп. Я не подозреваю Трампа в системной борьбе с глобализмом, тем более, что Америка является флагманом этого глобализма.  По крайней мере, часть американской элиты, совершенно точно. Но его тезисы скорее входят в противоречие с той темой, которая заявлена на Давосе в качестве ведущей. Кроме всего прочего, они сами признают, что мир остается разобщенным. И я думаю, что это неплохо.

А.А.: Мы уже очень давно перестали ездить высоким уровнем на Давос, максимум, отправляем вице-премьера, а то и просто какого-нибудь министра.

С.М.: Дворковича.

А.А.: Ну, да.

С.М.: С другой стороны, Дворкович говорит, что американцы прячутся, разговаривать не хотят.

А.А.: Может, они от него прячутся?

С.М.:Точно так же можно написать, что мы за ними бегаем. Надо перестать за ними бегать, и тогда что-то начнет меняться, в том числе, в наших отношениях. Кроме всего прочего, американцы прячутся по понятным тактическим причинам, они готовят к вводу новый пакет санкций, который может оказаться достаточно жестким. Он  предусматривает санкции против наших торговых партнеров, например, в сфере торговли оружием. Совершенно очевидно, что американцы будут бить по личностям. Задача, перетянуть на свою сторону правящую элиту и окружение Путина и заставить все-таки российскую власть сменить внешнеполитический курс, остается актуальной. С другой стороны, лишить Россию доходов. Основные удары в последнее время наносятся по наиболее доходным статьям нашего экспорта. В первую очередь, нефтегаз. Они строят нам препоны по поводу проектов трубопроводов в Европу, «Северный поток-2», «Южный поток», их планы по продаже сжиженного газа. А второе, удар по нашей торговле оружием, которая тоже приносит нам достаточно большое количество денег. Насколько я понимаю, это второе место после торговли газом и нефтью. Поэтому, о чем они будут говорить с Дворковичем? Они не хотят с ним говорить ни о чем.

А.А.: События в сирийском Африне – это наша следующая тема. Там все развивается стремительным образом. Самая горячая точка на карте Сирии оказалась в центре внимания всего мира после того, как Анкара приняла решение о начале наземной операции против курдских формирований, находящихся на этой территории. Наступление турецких войск на Африн идет с севера и с запада. С юга и востока курдов подпирают боевики «Ан-Нусры» и Свободной сирийской армии, а также регулярные части официального Дамаска тоже там находятся. Американцы, получается, отступили и сдали своих союзников, курдов, которых они так усиленно накачивали оружием все эти годы?

С.М.: Американцы поступили с курдами достаточно цинично. Сначала объявили о создании каких-то сил безопасности, внушили курдам большие надежды. А потом, буквально прошло несколько дней, и американцы отступились от своих обязательств. Хороший урок всем тем, кто собирается с американцами заключать такие долгосрочные сделки. Сейчас некоторые обвиняют российскую сторону в том, что мы по отношению к курдам поступаем цинично, мы их тоже предаем. Но, на самом деле, история-то не такая. На каком-то этапе, мы предлагали курдам сотрудничество. Но курды выбрали американцев. Курды сделали ставку…

А.А.: В далеком две тысячи … уже на рубеже 15-го и 16-го…

С.М.: Да. Курды сделали ставку на сотрудничество с американцами. С американцами, которые, между прочим, нам создавали достаточно серьезные проблемы в проведении военной операции, совместно с сирийской армией, как раз в районах восточного Евфрата и на этих территориях, где сейчас идет война. По наущению американцев, они создавали нам определенные проблемы. Хотя контакт с ними поддерживался, у нас с ними общие цели - борьба с терроризмом. При этом, американцы ведут двойную игру. Они, несомненно, продолжают поддерживать с курдами контакты. Я думаю, что у них будет и американское оружие, и даже американские советники, в этом тоже есть парадокс. Турецкая армия, армия страны-члена НАТО, ведет войну с курдами, которых поддерживает другая и главная страна-член НАТО. Но на официальном уровне американцы фактически отвлеклись от курдов. Что там будет дальше? Очень плохо, что гибнут люди, но в целом, нас это уже не очень сильно занимает. Эти территории и раньше не находились под прямой властью Дамаска, и не будут находиться в какой-то будущей конфигурации. Эрдоган обещал уйти, выполнив свои цели… Кстати, турецкая операция, насколько мне известно, идет очень непросто. Слухи о боеспособности турецкой армии оказались сильно преувеличенными.

А.А.: Она не такая обстрелянная?

С.М.: Сейчас ее обстреляют. Курды, к сожалению, исторически находятся в заложниках сложной геополитической ситуации. В понедельник состоится Конгресс межсирийского диалога в Сочи. Это очень важное событие. Российская инициатива, которую мы фактически подарили миру после того, как женевский формат провалился. Мы в сотрудничестве с Ираном, затем в сотрудничестве с Турцией создали астанинский формат переговоров, а теперь переходим к налаживанию политического диалога внутри Сирии. Там, конечно, могут быть какие-то шероховатости, но эта ситуация показывает, что без России на Ближнем Востоке решать проблемы, а также принимать решения, уже ни у кого не получится.

А.А.: При этом, у нас в стране очень многие политологи занимаются виртуальными войнушками. Они поделились практически поровну, за турок и за курдов, и начинают усиленно ссориться. В эфирах, в комментариях, в статьях. Вообще, это здравая позиция, нам нужно занимать какую-то сторону в этом конфликте?

С.М.: Нам нужно занимать сторону, и сторона эта называется Россия. Надо быть за Россию, а не за турок или  курдов. На данном конкретном этапе турки являются нашими коллегами в ситуации сирийского урегулирования. В какой-то момент мы заставили Турцию присоединиться к антитеррористической операции. Но с ней надо держать ухо востро. Надо помнить весь бэкграунд наших исторических отношений - больше десятка войн. Правда, мы во всех победили, что, несомненно, греет душу. Надо помнить о том, что Турция страна-член НАТО. И сколько бы Эрдоган ни ругался с Европой и США, я не вижу пока стремления Турции выйти из НАТО. С другой стороны, есть традиция взаимодействия с курдами, в том числе, и в советское время. А сейчас ситуация складывается достаточно непросто. Надо смотреть, каковы интересы России. Не курдов, и не турок, а России. Вот на этой стороне надо находиться.

А.А.: Благодарю вас, Сергей Александрович. Итоги недели подвели мы с обозревателем Сергеем Михеевым. Меня зовут Андрей Афанасьев. Через семь дней увидимся. До встречи.

Оставьте email и получайте интересные статьи на почту

Загрузка...

Оставить комментарий

Протоиерей Андрей Ткачев. Ванька Жуков и другие... Какой будет Россия после марта 2018 года? (гость – Михаил Хазин)
Новости партнёров