сегодня: 23/06
Святой дня
Святитель Василий Рязанский

Михеев. Итоги недели: Европейцы сами копают себе яму

Обозреватель телеканала «Царьград» Сергей Михеев высказался о самых горячих темах недели. Путин прямо в Сирии отдал приказ о выводе российских войск. "Яблоко" позора: храмофоб-богоборец рвётся в мэры Москвы. Греческий суд решил выдать русского программиста США.
Подробности узнаете в 12:00 в прямом эфире программы «Итоги недели». Жестко, честно, по-русски.

Видео. В понедельник, 11 декабря, президент России Владимир Путин посетил военный аэродром Хмеймим и отдал приказ о начале вывода наших войск с территории Сирии. На аэродроме главу российского государства приветствовали сирийский лидер Башар Асад, глава Минобороны Сергей Шойгу и командующий российской группировкой в стране Сергей Суровикин. Сразу по прибытии российский лидер объявил о выводе российской группировки из Сирии. Российский президент подчеркнул, что военнослужащие нашей страны возвращаются домой с победой.

Андрей Афанасьев. Какое удовольствие лично я получил, когда поднял заголовки по Сирии образца 2015-го года. Россия проиграет, Сирия — это могила России, лебединая песнь Путина... Не вышло?

Михеев. Ну, вот даже хотя бы эти заголовки подтверждают, что там, действительно, если победа, ну, как минимум, очень крупный успех. Вы правы, начиналось все это с того, что нам говорили: Россия не вытянет и двух месяцев. Военная победа над страшной ИГИЛ (организация, запрещенная в РФ) вообще не возможна абсолютно, Асад не удержится, вы проиграете, вы завязнете, для вас это будет катастрофа, подобная Афганистану. Я считаю, если эти вещи анализировать, несомненно, большой успех в Сирии является реальностью. Во-первых, российская военная машина доказала, что она вполне дееспособна, причем, дееспособна на высоком уровне. Во-вторых, крупным формированиям ИГИЛ, действительно, нанесено мощное военное поражение. Крупные формирования или полностью уничтожены, или рассеяны. В-третьих, мы продемонстрировали мощь нашего оружия, я имею в виду, с точки зрения техники. Мы отработали там очень эффективно, и многие новые виды были протестированы.

А.А.: Высокоточные.

С.М.: Были протестированы в Сирии. Многие вещи были модернизированы, по итогам сделаны выводы, и в дальнейшем это будет пущено в ВПК. И четвертое, что крайне тоже важно. Мы, на самом деле, победили не только ИГИЛ. Мы победили вот тех, кто писал эти заголовки. А именно, американцев и европейцев, которые ставили нам палки в колеса на всем протяжении этой кампании. Какова была стратегия Соединенных Штатов Америки в Сирии? Убрать Асада. Вот это была главная цель. Вспомните, опять же, те два года назад. Они там боролись с ИГИЛ? Они вообще про ИГИЛ тогда практически не вспоминали.

А.А.: С диктатором они боролись.

С.М.: Главное - убрать Асада, любыми путями. Если ИГИЛ убирает - прекрасно. Итог - Асад не только остался у власти, он укрепился, и, скорее всего, именно под его руководством будет идти процесс национального примирения. Лакмусовой бумажкой, между прочим, в этом процессе является позиция Турции. С чего Турция начинала. Она была против нашей операции, она была против Асада. Эрдоган напрямую высказывался по поводу того, что Асад должен уйти. И именно этим, в том числе, был обоснован инцидент с нашим Су-24. А чем закончилось? Турция примкнула к группе переговорщиков, к тройке Россия-Иран-Турция, и, на самом деле, участвует в переговорном процессе. И полностью почти изменила свою позицию по Сирии, что крайне важно. Турция просто так бы этого не сделала. А кроме всего прочего, Турция, хочу напомнить, является членом НАТО. Альтернативная коалиция - она возглавляется США, и именно в нее входят всевозможные члены НАТО. Это политическая,  военная, и, я бы сказал так, имиджевая победа. И сколько бы там ни говорили, что все это не означает полной победы над терроризмом, и поэтому все наши рассуждения это пропаганда - это все ерунда. Пропагандой являются как раз вот эти заголовки и попытка оспорить успех. Потому что успех есть. Другое дело, что он очень раздражает. Знаете, особенно перед выборами президента, есть задача максимально дискредитировать политический режим в России. У этого политического режима есть масса недостатков, действительно. И мы их, кстати, тоже критикуем, в том числе, в нашей студии, вместе с вами. Но есть однозначные успехи. А вот когда успехи однозначные - они особенно раздражают. И их надо дискредитировать в первую очередь. И поэтому весь этот вот лай ничего не стоит. Сам по себе терроризм, как глобальное явление, действительно, не побежден. Но мы перед собой такой задачи и не ставили. Мы ставили задачу сохранения Сирии и победы, военной победы над ИГИЛом в Сирии. Эта цель достигнута, причем, достаточно эффективно. Кроме всего прочего, я считаю, что мы сделали очень серьезные и внутриполитические выводы. Я вспоминаю времена Афганистана, времена Чечни. Вы знаете,  многие наши военные операции, которые были вполне успешными, особенно в Афганистане, потом были провалены политиками и средствами массовой информации. Из Афганистана мы сами сделали поражение. На самом деле, советские войска в Афганистане добились серьезнейших успехов. И вообще, вся эта операция по поддержанию лояльного нам режима была в целом успешной. Но приход Горбачева и такой формат ухода из Афганистана разрушил все успехи. Мы сами создали ситуацию тотального поражения, которая, между прочим, серьезно повлияла на внутриполитические настроения в стране. И здесь на примере Сирии я вижу, что уроки из прошлого извлечены. Мы победители, при этом, с минимальными потерями. И я думаю, что оспаривать это крайне сложно.

А.А.: Более того, это, наверное, еще очень показательный урок для всех. Что, даже если ты руководитель какой-то небольшой страны, Сирия  - это не сверхдержава, и Америка решает тебя убрать, это еще не конец, это еще не смертный приговор.

С.М.: Несомненно. Есть такая страна, как Россия, к которой можно обратиться за помощью, и не исключено, что эта помощь будет оказана. И Сирия - очень яркое подтверждение этого.

А.А.: Переходим к следующей нашей теме. 12-го декабря в стране отмечался День Конституции.

Видео. 12-е декабря в современной России называется Днем Конституции. Некоторые даже считают его важным событием. Более половины граждан России, а именно, 52%, считают, что российская Конституция нуждается в изменениях. 38% необходимости в этом не видят. Это показал опрос ВЦИОМ. При этом, социологи отмечают, что число граждан, помнящих о дате Дня Конституции, снижается. Споры экспертов о том, нуждается ли основной закон страны в изменениях и правках, как всегда, становятся 12-го декабря особо жаркими и оживленными.

А.А.: Больше половины граждан России образца 2017-го года хотели бы изменить Конституцию нашей страны, потому что считают ее несправедливой.

С.М.: Ну, я отношусь к этой большей половине. Я  не очень готов рассуждать в терминах "справедливая, несправедливая". Во-первых, потому, что справедливость - понятие резиновое, растяжимое. И каждый о справедливости  мыслит так: когда мне хорошо - это справедливо, а что касается всех остальных - тут можно спорить. Это, во-первых. Во-вторых, на бумаге можно писать все, что угодно. Вопрос, как это будет исполняться. Но, тем не менее, я тоже за то, чтобы вносить правки в нашу Конституцию, потому что она писалась в значительной степени под руководством внешних  советников, которые отнюдь не были нашими доброжелателями. И там есть масса пунктов, в том числе, по приоритету международного права, которые необходимо, на мой взгляд, изменить.

А.А.: Характерно, что одна из четырех мин, заложенных в нашей Конституции - приоритет международного права над национальным, он де-факто-то уже не работает. Мы де-факто уже не признаем международное право, если оно вступает в конфликт с нашими национальными интересами.

С.М.: В том числе, поэтому, мне кажется, пришло время на это взглянуть более трезво. Может быть, после выборов президента Владимир Путин к этому вопросу вернется. Сейчас разговаривать об этом никто не хочет, потому что сразу обвинят: вы собираетесь заложить третий срок Путина, четвертый, пятый, десятый, и так далее. Но вообще, конечно, ситуация изменилась. 25 лет назад была другая страна, была другая обстановка вокруг нас. Все было по-другому в значительной степени. Сейчас мы протрезвели. Я считаю, что мы медленно, но все-таки потихоньку идем по пути выздоровления. И мы лучше осознаем все то, что происходит и внутри страны, и вокруг нее. Держаться за призраки из прошлого, держаться за призраки 90-х я не вижу никакого смысла. Жизнь идет вперед, многое меняется и требует гибкого отношения даже к Основному закону. Мне кажется, Основной закон - это не скрижали, которые были даны с неба, вырубленные на камне. Он пишется людьми. И люди же имеют право, и даже обязаны изменять его, в зависимости от того, как меняется обстановка и как по-новому осознаются интересы страны.

С.М.: В начале 90-х осознание собственных национальных интересов было совсем другим. А точнее, его не существовало. Да и само понятие "национальные интересы" считалось почти ругательным. Ситуация изменилась.

А.А.: Нам тогда говорили: мы часть прогрессивного мира, вот сейчас мы заживем, сейчас нас возьмут в Европу, в НАТО. И будет нам счастье.

С.М.: Мы уже зажили. С прогрессивным миром все понятно. Поэтому необходимо взглянуть трезво и на Основной закон. Я не вижу в этом  ничего криминального.

А.А.: Хотел с вами обсудить вопросы  идеологии и цензуры.

С.М.: В принципе цензура, но под другим названием, необходима. Я думаю, что под цензурой можно иметь в виду более системную политику государства в отношении культуры и СМИ.  Важно не порождать конфликтных очагов, которые могут нанести ущерб стабильности общества. Это опасная вещь, вопрос в том, у кого в руках будут эти инструменты, и как эти люди будут оценивать ситуацию.

А.А.: А пляски Серебренникова в Большом - это не опасная ситуация?

С.М.: Есть риски, которые больше опасностей.  Надо просто провести объективную дискуссию по этому вопросу, чтобы выработать гибкую формулу. А первое кроме цензуры...

А.А.: Идеология.

С.М.: Естественно общество без идеи жить не может, отсутствие идеологии тоже является идеологией, тем более, что ни в 90-х гг., ни сейчас мы не можем сказать, что у нас нет идеологии. Она существует, она перетекает из разных форм. В 90-е у нас была идеология полного отказа от суверенитета - это тоже идеология, это комплекс идей, который обосновывал необходимость отказа от суверенитета, лукавство с самого начала. Сам по себе пункт отказа от идеологии тоже был частью отказа от идеологии - это была вредная идеологема. Я бы сначала убрал пункт, что не должно быть идеологии, а потом начал бы достаточно длительную дискуссию, пока не будет выработана форма.  Мы не такие идиоты, чтобы не прийти к какой-то модели, которая может удовлетворять общество.

А.А.: Переходим к следующей теме.

12 декабря состоялась пресс-конференция руководителя московского отделения партии "Яблоко" Сергея Митрохина, на которой он объявил о своих планах выдвигаться на выборы мэра Москвы в 2018 году и подтвердил свое неприятие строительства новых храмов в городе. (...)


А.А.: Я был на этом мероприятии. 20 или 30 минут Сергей Сергеевич монотонно читал по бумажке, как он видит экономику, здравоохранение, если он станет мэром Москвы: заживем и вздохнем полной грудью. Мы ему задали вопрос: "А что будет с программой 200 храмов - вы являетесь ярым храмофобом, приезжаете практически на каждую стройку, где строится храм по программе 200 и устраиваете акции от партии "яблоко"?» И тут его понесло, человек озверел, начал кричать, говорить "запрись у себя дома и молись!", "храм шаговой доступности не нужен" - просто ужас какой-то.

С.М.: Вылезло его истинное нутро. Надо понимать, что у нас есть люди, которые прикрываются той или иной идеологией, делают вид, что они политики или писатели, а на самом деле сущность всего этого - "я против Христа, я против православия, я против исторической России".  Все остальное является средством оформления и доставки этой идеи, поэтому он читал скучную программу, и никому не было интересно, а потом эмоционально завелся, как вы рассказываете. Это квинтэссенция того, что его гнетет и гложет. С точки зрения политических перспектив ни Митрохин, ни «Яблоко» - вещи, не реанимируемые и оживить их невозможно. «Яблоко» имеет свои полтора или два процента и дальше может с этими 2%  работать. Согласен, может в больших городах больше шансов, в больших городах больше людей находящихся в пограничном состоянии, в частности, и в Москве. Но говорить о том, что «Яблоко» имеет серьезное электоральное ядро, не приходится. Серьёзного электорального ядра у Яблока не было уже с конца 90-х начала 00-х, и восстановить  его  невозможно. Ходорковский в свое время пытался накачать его деньгами и, кстати, накачивал, давал им деньги, пытался их использовать как таран в своих планах захвата Госдумы - ничего у них не получилось.  А сейчас и подавно разговаривать всерьез об этом не имеет смысла. Я думаю, как политический феномен бояться, опасаться и обсуждать их перспективы не имеет смысла. Хорошо, что в этом формате, мы видим их реальное лицо - что они из себя представляют. А то знаете, все эти убаюкивающее мантры: мы за все хорошее, за права человека, за нормальную экономику, чтобы все было как в нормальной стране - у нас не нормальная страна, народ ненормальный, все ненормальное - а они знают, что такое нормальные. Их нормальность - нет православию, нет традиции, нет Богу, нет всему тому, что составляет архетипическую основу России, в чем состоят их внутренняя платформа, а все остальное это такие кубики, бумажные домики, которые рассыплются при первом дуновении ветра. Они обижаются на власть, мол, власть их тормозит - это неправда. В случае с «Яблоком» не власть их тормозит. Огромное количество людей им на самом деле не верит, интуитивно чувствуя, что за этим стоит. Их единственный лозунг - "долой Путина". К Путину можно по-разному относиться. К нему тоже есть масса вопросов и не только таких, какие задавали на пресс-конференции. Но ничего содержательного, концептуального у этих людей нет. То же самое «Яблоко», что говорили в 91 году, то они и сейчас говорят.

А.А.: Народ изменился. Уже умерли те, кто за них голосовал.

С.М.: Страна другая.  Они говорят все то же самое и считают что то ли народ тупой, то ли Кремль 30 лет не дает добиться успеха. Люди не хотят на себя трезво взглянуть, себя оценить трезво. Это одна из главных проблем, например, на пути и к религиозному пониманию мира: если ты себя не можешь понять, как ты можешь понять то, что вокруг тебя происходит?

А.А.: Переходим к внешней политике, там тоже много интересного произошло.


Президент Турции Реджеп Эрдоган призвал признать Иерусалим столицей Палестины на внеочередном саммите, посвящённом организации исламского сотрудничества в Стамбуле


А.А: Вот тоже взял Трамп и признал Иерусалим столицей Израиля. Вроде бы просто заявление, просто подпись на каком-то документе, а какие пошли процессы тут же!

С.М.: Мы уже об этом говорили. Трамп заигрывает с еврейским и произраильским лобби в США, решая внутриполитические задачи, кстати, на стезе внутренней политики и экономики он добивается успехов по целому ряду показателей. Действительно выполняет свои предвыборные обещания и добивается успеха во внутренней политике.  А внешнюю он рассматривает как инструмент для обеспечения внутренней.  В этом проявляется безответственность лидера, лидерства настоящего у США нет, лидерство вещь ответственная, а вот ответственности со стороны США мы не видим. Главное что Трамп со своими делами разобрался - он не пытается вникать что будет происходить дальше и это отрикошетит по Штатам. Теракт, который они там то ли предотвратили то ли нет, думаю уже связан каким-то образом с его решением.  Но то, что это приведет к конфликту на Ближнем Востоке, несомненно. Наша позиция  -  выполнение американцами или невыполнение резолюции ООН.  Это проблема отношений между США, Израилем и их ближневосточными союзниками, а также странами мусульманского мира. Здесь у нас есть счастливая возможность не ввязываясь слишком глубоко в эту проблему, быть наблюдателями тех решений которые когда-то были приняты ООН. Потом эта конфликтная линия между союзниками США на Ближнем Востоке создаёт для нас определение поле для маневра, И, я думаю, что этим полем имеет смысл воспользоваться, главное это сделать грамотно.

А.А.: Более того, до начала нашей операции ВКС в Сирии у США был не только Израиль, как союзник, но и Саудовская Аравия, и Турция. И что происходит? Уже Саудовская Аравия осуждает заявление Трампа, потому что они не могут их поддержать - они хранители двух святынь.  Король Саудовской Аравии не может просто поддержать, что третья святыня исламского мира находится в руках израильского руководства. Получается, что они сами сжали свое присутствие до одной страны на Ближнем Востоке.

С.М.: С одной стороны безответственность и неспособность американцев к системной политике, с другой стороны их наплевательское отношение: ну и путь будет хаос, в хаосе нам будет легче ловить рыбу. Но с третьей стороны есть последствия, которые американцы просчитывать не хотят, потому что они погружены во внутриполитическую борьбу.  Мы иногда недооцениваем американские шаги, а иногда переоцениваем, особенно у нас в интернете среди людей, которые возбуждены постоянными обсуждениями, бытует такая точка зрения, что Америка все просчитала  на 500 лет вперед. Что там заговор и что они такие мудрые заговорщики, у них все схвачено и за все заплачено. Но я такую позицию никогда не поддерживал, она означает «лапки кверху» - если у них все схвачено, все просчитано, какой смысл трепыхаться. Они не боги и не надо их наделять такими чертами. У них есть серьёзные ресурсы, несомненно, но они иногда ошибаются. И наш успех в Сирии  - это ошибка американцев. Они позволили создаться ситуации,  они потеряли Сирию.  Проблема с Турцией - еще одна ошибка, проблема с саудитами тоже ошибка... Другое дело, что американцы, пока находясь на своём острове, считают, что подобные проблемы являются допустимыми издержками: "Ну да мы это допустили сейчас, но потом наверстаем или как-нибудь развернем ситуацию, так что в свою пользу".

А.А.: Эрдоган подсуетился и после заявления Трампа созвал экстренный саммит Организации исламского сотрудничества - это крупнейшая международно-политическая организация, 57 мусульманских стран и получается что он взял и заявил о своем первенстве в суннитском мире под сурдинку.

С.М.: Но Эрдоган же добивался этого. Мы когда обсуждали инцидент с нашим Су-24, а забывать этот инцидент не надо, мы обсуждали претензии Эрдогана на лидерство.  На самом деле участие в сирийском вопросе, попытки поучаствовать в смещении Асада тоже были претензиями Эрдогана и Турции на установление своего влияния на Ближнем Востоке. Турция хочет быть там лидером, Турция хочет побороться за свое место. Эти поытки стали причиной появления напряжённости между турками и американцами. Эрдоган этих планов не бросил, он просто перегруппировывает силы, он переформатирует ситуацию - хорошо, что на Россию не удалось надавить.  Сколько турки проиграли нам войн, я уже даже считать не буду... Хорошо, если сейчас Россия снова не получилась, давайте будем вместе с Россией, но цели все те же, Турция хочет быть более самостоятельной на Ближнем Востоке, более активной и более влиятельной. Другое дело, что она пытается сейчас попробовать другую расстановку сил, и Эрдоган не зря зацепился за этот вопрос - он понимает насколько  он  болезненный для всех остальных. Вопрос, кто первый захватит лидерство в этом процессе, и Эрдоган пытается это делать.

А.А.: К следующей теме: перенесемся в Грецию.

Верховный суд Греции оставил в силе решение об экстрадиции Александра Винника в США, где его обвиняют в отмывании денег и махинациях с криптовалютой.

А.А.: Не такой мудрый ареопаг как был когда-то, как вам кажется, хватило мужества греческому министру юстиции отправить нашего программиста на Родину, а не в США?

С.М.: Думаю, пока не хватит, хотя понятно, что прогноз это дело неблагодарное. Вообще к грекам у нас двойственное отношение. Понятно, что мы с ними вместе, в связи с общностью веры. Понятно, что это такая православная ойкумена, понятно, что нас и в прошлом соединяет много общего и в геополитическом плане, но сегодня давайте смотреть трезво на эти вещи. Помните, несколько лет назад был ажиотаж вокруг Ципраса и какую борьбу Ципрас пытался вести с Германией, с ЕС. Все говорили: "Греки молодцы! Щас Алексис Ципрас и Греция поставит и чуть не развалит ЕС!" Ну и чем все кончилось? Их просто купили по большому счету.

А.А.: Потому то они же не верующие православные греки...

С.М.: По этой же самой причине думаю, что эта ситуация будет разрешена в пользу американцев, а у них ажиотаж и фобия, связанная с российскими хакерами. Это достаточно раскрученная тема, и я думаю что греки попытаются в нее встроиться, хотя тут вопрос в том, а чью же сторону выберут греки - сторону трампа или сторону его противников.  Трамп говорит не было никаких российских хакеров, а если и были они, то точно они не помогали ему победить. А вот его противники как раз наоборот настаивают на том, что российских хакеров пруд пруди, они буквально из каждой щели лезут и, конечно, они любой подобный инцидент, эти стрелки все-таки выруливают на то, что трамп избрался не вполне законно. Или что Трамп был ангажирован Кремлем, или что тут греческие власти могли бы поиграть, но пока мне кажется, хотя опять же тут знаете дело неблагодарное - пока мне кажется, что греческая правящая элита, скорее всего, будет склоняться к тому, чтобы удовлетворить американские запросы. Но приходится выбирать.

А.А.: Переносимся в Бельгию, там тоже не все спокойно.

В бельгийской провинции Льеж все 28 отделений международного красного креста получили указание руководства убрать отовсюду изображения красных крестов, чтобы продемонстрировать "религиозную нейтральность"

А.А.: Много таких ситуацией происходит в Европе и всегда они очень характерны тем что "убрать кресты" или спрятать, не показывать их просят не мусульмане - это делают сами европейцы.

С.М.: Сами европейцы копают себе яму, они разрушают свое наследие,  оно не только религиозное, но и культурное в значительной степени, потому что вообще вся европейская культура нового времени, несомненно, базируется на христианских ценностях.

А.А.: Не только новая – все, что нашей эры...

С.М.: Несомненно, они сами это делают.  Тут тоже как с представителями «Яблока»  - "изнутри жалят гномы" что называется - "что бы такое, где бы найти какой-нибудь оправдание тому, чтобы отречься от Христа еще раз".  Вот мусульмане, подходящая тема - "давайте скажем, что мы это делаем для них" или гомосексуалисты, еще лучше, "давайте скажем, что мы для них это делаем" - перепишем Библию и все прочее. Чтобы такое сделать, или еще кто-нибудь, не имеет значения, кто. Что бы такое сделать, чтобы отречься от собственной веры, чтобы еще раз плюнуть в ту сторону, показать что "нет-нет, мы не с ним", "мы отрекаемся от него и будем использовать для этого кого угодно" лишь бы разрушить даже память о том, что связывает Европу с христианством. Например, есть Организация красного полумесяца, красный полумесяц - это религиозный символ. Вот мусульманам придет в голову отказаться от красного полумесяца ради того, чтобы кого-то не обидеть? Нет, и они будут правы, потому что это не имеет смысла, это в значительной степени предательство самих себя. А почему вообще эти организации взяли на вооружение эти символы? Потому что они милосердие свое и помощь основывали на памяти религиозных принципов. Что Красный Крест, что Красный полумесяц - отталкиваясь от своих религиозных доктрин, они оказывали помощь тем, кто страдает, помощь больным, тем, кто сегодня в этой помощи нуждается. Эти символы никогда не были случайными, они обозначали верность тем религиозным принципам, которые позволяли оказывать милосердие, которые позволяли оказывать помощь. Отказываясь от символа, эти люди отказываются от ценностей и принципов, эта тенденция - один из символов дальнейшего разрушения всего того, что мы привыкли называть Европой.

А.А: Под конец вернемся к внутренней повестке. 

Появились новые подробности президентской кампании 2018 года.  На выборы президента России в будущем году Владимир Путин пойдет как самовыдвиженец, об этом он сообщил 14 декабря в ходе традиционной итоговой пресс-конференции.


А.А.: Если вспомнить, как глава государства у нас выдвигался в 2012 году, он все-таки выдвигался на съезде «Единой России», в этот раз идет как самовыдвиженец. Это сигнал, что он хочет быть над политической схваткой, над противостоянием партий? О чем это говорит?

С.М.: Высокий рейтинг Путина позволяет ему позиционироваться как кандидату от условно путинского большинства, которое не должно быть ограничено ни партийными рамками, ни рамками общественных движений. Не должно быть связано ни с чьим антирейтингом. Грубо говоря, он хочет быть свободен от любых даже формальных коннотаций с той или иной структурой. Он хочет, чтобы он был избран народом хотя ясно что партийная поддержка все равно существует, что ЕР является партией власти, есть еще Народный Фронт и прочее. Но ограничивать свое выдвижение партийными рамками в ситуации с Путиным, особенно учитывая факт, что с большой вероятностью это последний его президентский срок, не имеет смысла. Не говоря уже о том, что в отдельный случаях у ЕР на местном уровне может быть достаточно высокий антирейтинг и напрямую себя ассоциировать с партийным брендом может играть в минус.  С точки зрения позиционирования - я самовыдвиженец, независимый кандидат, при этом хочу быть кандидатом всех, кто за меня проголосует, не зависимо как относится к той или иной партии . С другой стороны есть чисто технологические ограничения, связанные с выдвижением от конкретной партии или общественного движения. Например,  человек хочет проголосовать за Путина, но не любит ЕР - такое бывает. Причём сплошь и рядом - зачем тогда выдвигаться от ЕР? Все понятно.

А.А.: Это такая наша российская характерная ситуация?

С.М.: Не знаю, честно говоря, не готов привести какой-то список исторических феноменов или прецедентов по этому поводу, не знаю.

А.А.: Что будет после выборов 2018 года? Будем надеяться, что ничего критического не произойдёт, учитывая нынешний рейтинг главы государства, он одержит законную,  легитимную победу на выборах.

С.М.: Трудно сказать, что будет за 6 лет, не могу залезть в голову Путина и сказать, как и что он думает, как видит ситуацию. Мне не хочется, чтобы была продолжена инерционно та политика внутри страны, которая имеет место сейчас в экономической сфере. По внешней политике есть консенсус, внешняя политика России, несмотря на то, что есть вопросы, разделяется большинством общества. По экономической политике есть много вопросов. Этот срок должен стать для Путина историческим во многом потому, что наша экономика сильно идеологизирована с точки зрения либерально-рыночных подходов и сильно ограничивается групповыми интересами, вопросом вывоза каптала за границу. 30 лет реформ, а результаты, честно говоря,  не сильно впечатляющие, надоело уже. Давайте продемонстрируем рывок вперед, в значительно степени он ограничивается концептуальными ограничениями. Мы можем действовать только в парадигме свободного рынка. Почему? Надо ставить цели и достигать их теми средствами, которые для этого годятся, независимо от того, соответствуют они каким-то теориям или нет. А так, чем мы отличаемся в лучшую сторону от советского времени? Они тоже многие хорошие вещи профукали, потому что надо было вписываться в советскую идеологию, в парадигму того "как это должно быть при социализме". Хотя как оно должно было быть, зависело то того, что люди скажут. Мне кажется, что было бы правильно в эти 6 лет продемонстрировать новые подходы. Это не значит, что давайте все снова разрушим до основания - то что работает, то работает. Гибкости и хорошей агрессии, которая может отстраниться от идеологических штампов, в этом не хватает. Слишком много инерции.

А.А.: Благодарю вас, Сергей Александрович! 

Новости партнеров

Новости





Наверх