Память вечная. Оптина пустынь прощается с архимандритом Венедиктом (Пеньковым)

Сегодня, 22 января, на 79-м году жизни после продолжительной болезни скончался наместник Свято-Введенского ставропигиального монастыря - Оптиной пустыни архимандрит Венедикт (Пеньков) .

В традиционной рубрике "Святая правда" протоиерей Андрей Ткачев расскажет о монашеском погребении и об уникальности Оптиной пустыни.

Братья и сестры, приветствую вас. Начнем с печальной новости. На 79-м году жизни скончался священноархимандрит Свято-Введенской Оптиной пустыни Венедикт (Пеньков). Год рождения 1939-й, еще до начала Великой Отечественной войны человек родился на белый свет. С 1990 года являлся главой, священноархимандритом всемирно прославленного монастыря. При нем была красная Пасха, с убийством одного иеромонаха и двух послушников. При нем было восстановление порушенных святынь, возобновление паломнической деятельности, духовной жизни обители. В общем, он положил последний период своей жизни на полноценное и живое функционирование одной из самых важных монашеских обителей.

Грустные новости имеют свет в себе: печаль моя светла, как говорил поэт. В случае, если умирает человек, потрудившийся для Бога и Церкви, поживший для истины. Само погребение монашеское тоже имеет торжественно умилительный характер. Это проводы в вечную жизнь. Длинные очень проводы, протяжные. Совершаемые всей монашеской семьей. Когда одними устами, одни сердцем молится вся братия, с паломниками и прихожанами. И в это время человеческому сердцу открывается очень много о жизни и смерти.

Погребение праведников описал святой Игнатий (Брянчанинов). Это торжество. Оно лучше молебна и акафиста. И именно на погребении праведного человека ты ощущаешь пасхальную радость. Посему погребальные одежды для службы – белые. Посему свечи горят. Посему человек не просто быстренько-быстренько отправляется куда-то и, не дай Бог, сжигается. Наоборот, его целуют, он лежит посреди храма, с ним прощаются, как с живым, зная, что он жив во Христе. И совершаются эти проводы того, кто ушел раньше нас. То есть, один из наших на свободе, - так говорят сидящие в тюрьме, когда приходит весточка об освобождении. Примерно так же можно сказать – один из наших на свободе, когда умирает праведная душа.

Надеюсь, что эти слова вполне оправдаются и на архимандрите новопреставленном Венедикте, тяжко проболевшем последние годы жизни, пострадавшем от сахарного диабета и прочих недугов.

Два слова об Оптиной пустыни. Эта обитель занималась тем, что залечивала тяжелейшую рану, нанесенную Церкви в годы Петровской реформы. О какой ране я говорю? Стриженный крестьянин и завитой бигудями барин, бородатый крестьян и гладко выбритый пахнущий духами дворянин, в портках и лаптях крестьянин и в чулках и в туфлях с пряжками барин – это были люди с разных планет, с разной верой. Тот по-французски говорил, этот сидел на редьке и по-русски гуторил. Тот ел, думал, читал одно. Этот ел, думал, слушал другое. Они были разными людьми.

Эта пропасть и родила революции, на самом деле, эта пропасть между образованными и простыми, богатыми и бедными, обфранцузившимися, обангличанившимися, обнемечившимися и оставшимися русаками людьми. Вот эту пропасть зашивала, так сказать, сдвигала края Оптина пустынь.

Это был уникальный монастырь в истории Руси, когда старцы, известные, начиная со Льва, потом Макарий, потом известнейший, самый известный, Амвросий, и другие, Варсонофий, Нектарий у себя в келье собирали, как Достоевский об этом пишет, и барина, и студента, и бывшего семинариста, и беременную, и многодетную крестьянку, и профессора из университета, и какого-нибудь покаявшегося разбойника. Все туда сходились. Как в том детском стихотворении: приходи к нему лечиться и корова, и лисица, и жучок, и червячок, и медведица.

Таких бы монастырей, как Оптина пустынь, на Русь штук двадцать – не было бы революций. Все язвы общества были бы серьезным образом исцелены, они были бы затянуты, эти кровавые раскрытые раны. Но Оптина была уникальная в своем роде, она всех к себе собирала. Всех, разного… То есть, тех, которые мимо шли по улице, не здороваясь, она собирала к себе и делала их братьями и сестрами. Это заслуга старчества. Каждый образованный православный человек должен обязательно прочесть об этом монастыре житийную литературу.

Начинать лучше с Амвросия. Он самый известный. Потом нужно почитать об этом монастыре у Гоголя, у Леонтьева, у Розанова, у Достоевского. А потом, конечно, можно поехать туда. И тогда слова и книжки пойдут в одну сторону, а ваше сердце пойдет на небо.

Ну, а говорим мы об этом потому, что сегодня упокоился архимандрит Оптиной пустыни Венедикт, на 79-м году жизни он закончил свой земной путь. Пожелаем ему все вместе доброго ответа на Страшном Судище Христовом. Аминь.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Афера "Открытия": В краже триллионов никто не виноват?
Загрузка...
Загрузка...