«Люди, события, факты» - вы делаете те новости, которые происходят вокруг нас. А мы о них говорим. Это рубрика о самых актуальных событиях. Интересные сюжеты и горячие репортажи, нескучные интервью и яркие мнения.
События внутренней, внешней и международной политики, политические интриги и тайны, невидимые рычаги принятия публичных решений, закулисье переговоров, аналитика по произошедшим событиям и прогнозы на ближайшее будущее и перспективные тенденции, публичные лица мировой политики и их "серые кардиналы", заговоры против России и разоблачения отечественной "пятой колонны" – всё это и многое вы найдёте в материалах отдела политики Царьграда.
Идеологический отдел Царьграда – это фабрика русских смыслов. Мы не раскрываем подковёрные интриги, не "изобретаем велосипеды" и не "открываем Америку". Мы возвращаем утраченные смыслы очевидным вещам. Россия – великая православная держава с тысячелетней историей. Русская Церковь – основа нашей государственности и культуры. Москва – Третий Рим. Русский – тот, кто искренне любит Россию, её историю и культуру. Семья – союз мужчины и женщины. И их дети. Желательно, много детей. Народосбережение – ключевая задача государства. Задача, которую невозможно решить без внятной идеологии.
Расследования Царьграда – плод совместной работы группы аналитиков и экспертов. Мы вскрываем механизм работы олигархических корпораций, анатомию подготовки цветных революций, структуру преступных этнических группировок. Мы обнажаем неприглядные факты и показываем опасные тенденции, не даём покоя прокуратуре и следственным органам, губернаторам и "авторитетам". Мы защищаем Россию не просто словом, а свидетельствами и документами.
Экономический отдел телеканала «Царьград» является единственным среди всех крупных СМИ, который отвергает либерально-монетаристские принципы. Мы являемся противниками встраивания России в глобалисткую систему мироустройства, выступаем за экономический суверенитет и независимость нашего государства.

Красный угол с Еленой Шаройкиной. В гостях Кирсан Илюмжинов

Запад обвиняет его в сотрудничестве с диктаторами и тиранами, а на Востоке его считают одним из самых незаурядных международных переговорщиков, который решает острые геополитические конфликты. Почетный гость "Красного угла" – Кирсан Илюмжинов.

Кирсан Николаевич Илюмжинов - российский государственный и общественный деятель, дипломат, благотворитель.

Первый президент Калмыкии. Возглавлял субъект федерации на протяжении 17 лет.

Включил в Основной закон Республики положение об ответственности калмыцкого народа за все происходящее на Земле.

Идеолог этнопланетарного мышления и защитник традиционных ценностей.

С 1995 года по настоящее время руководит Международной шахматной федерацией - ФИДЕ.

Рассматривает свою деятельность на этом посту, как высшую миссию по духовному развитию человечества и спасению мира от новых войн, конфликтов и технологических катастроф.

Будучи буддистом по вероисповеданию, построил 22 православных храма.

Находится под санкциями США.

 

Елена Шаройкина: Кирсан Николаевич, сегодня вы почетный гость программы «Красный угол». Рада вас приветствовать.

Кирсан Илюмжинов: Спасибо за приглашение.

Е.Ш.: Как вы, вообще, считаете, шахматы могут изменить характер человека?

К.И.: Ну не только характер. Мне кажется, шахматы должны априори изменить сам образ мышления и само человечество, для чего я несколько лет назад выдвинул лозунг «One billion chess players» – «Один миллиард шахматистов и один миллиард умных людей».

В свое время чемпион мира по шахматам Михаил Моисеевич Ботвинник, один из интеллектуалов, доктор технических наук, автор первого шахматного компьютера - шахматной машины, созданной в 1962 году, сказал, что шахматы нельзя рассматривать чисто как спорт, шахматы больше, чем спорт. Шахматы – это сочетание культуры, науки, искусства и спорта. То есть шахматы – это образ мышления, поведения. Тот код, который заложен в нас, теми цивилизациями, которые создавали нас. И поэтому, наверное, вот сколько тысячелетий прошло, приходили народы, уходили, цивилизации приходили, Византия, эпоха Чингисхана, Наполеон приходил, Александр Македонский, целые народы появлялись и уходили, викинги, империи. Игры появлялись и уходили. А шахматы почему-то оставались.

Е.Ш.: То есть шахматы – это та нить, которая прошла через разные века и скрепила между собой разные цивилизации, разные периоды?

К.И.: Да, посмотрите, вроде раньше не было ни телевидения, ни интернета, ни почты. А шахматы… Например, в Монголии я был, президент Монголии показал шахматы, которым более трех с половиной тысяч лет. Или Куско, древняя столица инков, в Перу. Там шахматам около пяти тысяч лет. В Китае, в Индии, в Японии. На разных континентах находили шахматы, где принцип одинаков - это черно-белые клетки, 64 клетки, инь и янь. И потом, наверное, пошло вот это противопоставление.

Почему в шахматах два разных цвета, черный и белый. Наверное, это противопоставление: дьявол – ангел, мужчина – женщина.

Е.Ш.: Кирсан Николаевич, шахматы, метафорически, черное и белое, борьба добра и зла. Приходится ли Вам самому играть на одной или на другой стороне?

К.И.: Мне хотелось бы играть или на одной, или на другой стороне. Но жизнь такая многополярная, многоцветная. Если мы на радугу посмотрим, все-таки там не только черно-белый цвет, а там все-таки семь цветов. Поэтому я стараюсь на шахматную доску посмотреть немного со стороны и многоцветия. Нельзя воспринимать то или иное событие, или того или иного человека, или тот или иной поступок с позиции черных сил или с позиции белых сил. Может очень хороший человек  иногда совершить не очень хороший поступок. Или вот в школе был двоечником, плохим, как, например, Александр Матросов. Он учился, как отражено в некоторых воспоминаниях, плохо, но совершил такой поступок: закрыл грудью амбразуру, бросился на вражеский дот.

Е.Ш.: У Вас один из самых любимых героев - Павка Корчагин…

К.И.: Да. Но если посмотреть личную его жизнь, то там не все так было радужно, и не все так светло было, и не все так плохо. И любовь его, и всё. Нужно смотреть под разными углами на нашу жизнь.

А шахматы действительно, с одной стороны, здесь черный и белый цвет, то есть ты садишься и противник. Ты должен победить. Но в процессе твоей игры, в процессе того, как ты хочешь достичь этой победы, возникает многограние,  всё многоцветие… Например, ферзь – она сильная фигура, но ты в один прекрасный момент можешь ее отдать за пешку. Но шахматисты знают, что один ферзь –  стоит восемь пешек. Отдавая пешку, ты вроде должен проиграть партию. Но ты увидел на три-четыре хода вперед – и в результате выиграешь шахматную партию. И почему раньше компьютеры, то есть машины электронные проигрывали все время человеку. Потому что на этих ценностях, черное – белое, человек и обманывал компьютер. Делал нестандартный нелогичный ход. Он отдавал ферзя, например, то есть жертвовал… Компьютер ловился на это и проигрывал. А сейчас компьютер научился чувствовать, любить, ненавидеть. Появился уже интеллектуальный разум.

 

Искусственный интеллект

Е.Ш.: А как вы считаете, предсказания различных футуристов о том, что скоро будет искусственный интеллект, о том, что скоро будет аватар человека, насколько это может соответствовать действительности?

К.И.: Это уже реально в нашей жизни. Механический интеллект будет повсюду. Роботы начали выигрывать у человека. Самой сложной интеллектуальной игрой считается Го. Я еще являюсь по совместительству президентом Всемирной ассоциации интеллектуальных видов спорта, куда входят и шахматы, и шашки, Го, бридж, китайские шахматы. Так вот спортсмены Го всё время говорили: компьютер никогда не выиграет. Почему? Потому что в шахматной партии количество вариантов и ходов – сколько звезд и планет нашей Вселенной. А в Го после пятого хода количество вариантов и ходов – сколько атомов в нашей Вселенной. То есть в Го решения иногда приходят на уровне интуиции. И поэтому спортсмены в Го говорили: да мы вот левой пяткой…

Е.Ш.: Но все-таки…

К.И.: А все-таки в прошлом году компания Google создала программу, которая практически всухую выиграла у чемпиона мира по Го. И всё.

 

Каддафи

Е.Ш.: Кирсан Николаевич, давайте сейчас перейдем к другим играм, геополитическим. Я о Ваших отношениях с различными, как говорят американцы, кровавыми диктаторами. История с Каддафи. В 2011 году вы передали от Каддафи письмо к мировым лидерам. Что было в этом письме?

К.И.: Письмо простое было. Организация Объединенных Наций проголосовала, объявила беспилотную зону над Ливийской Джамахирией. Тем самым она позволила бомбить безоружных ливийцев. В сутки это было до 500 вылетов. Я сам неоднократно там был, попал ночью под такую бомбежку. Они рядом разбомбили госпиталь, часть здания парламента. Вот такая беспилотная зона была. Они решили уничтожить Каддафи.

12 июня, кстати, в День России, я был в российском посольстве, поздравлял наших дипломатов, своих друзей. Позвонил старший сын Каддафи, Мухаммед, он возглавляет Национальный олимпийский комитет, он был президентом Национального олимпийского комитета, почетным президентом шахматной федерации Ливии и президентом шахматной ассоциации средиземноморских стран. Позвонил, говорит: приезжай, сейчас в здании олимпийского комитета с отцом находимся. Я приехал, мне было интересно. Почему? Потому что вся мировая пресса писала, что в результате этих бомбардировок Каддафи уничтожен. Другие писали, что он ненормальный, псих и так далее, с ума сошел.

Мы встретились. Сидели. Каддафи передал письмо лидерам. Он обратился к руководителям западных стран, западной коалиции государств НАТО. Я еще написал письмо к Ангеле Меркель, Саркози, чтобы не бомбили, что он готов провести конституционную реформу и референдум, и чтобы народ избрал, какая форма правления для Ливии.

Е.Ш.: То есть он шел на переговоры, да?

К.И.: Да, на переговоры.

Е.Ш.: Он готов был договариваться.

К.И.: Он говорит: я не президент, не премьер-министр. Он официально должность не занимал. И он спрашивал: зачем бомбят город, страну, население уничтожают? Можно же договориться. И мой принцип всегда заключался в том, что можно всегда договориться, зачем убивать друг друга.

Е.Ш.: Кирсан Николаевич, как вы думаете, почему он выбрал вас своим посланником?

К.И.: Ну, потому, что мы неоднократно встречались.

Е.Ш.: То есть он Вам доверял?

К.И.: Да. Первый раз в начале 2000-х. Более того, у нас теплые отношения были. В 2004 году вместе с Каддафи мы провели Чемпионат мира по шахматам, по нокаут-системе, где узбекский гроссмейстер Руслан Касымджанов стал чемпионом мира. И впервые там сыграл в Чемпионате мира молодой Сергей Карякин, 14 лет ему было. Он был номинантом моим, как президента ФИДЕ. Англичане играли, представители более 50 стран мира участвовали в Чемпионате мира. И более того, несмотря на то, что дипломатических отношений не было между Израилем и Ливией, после моей встречи с Каддафи он сказал: пусть израильский гроссмейстер Александр Милов, он тогда в Швейцарии жил, пусть он приезжает, играет. И я сообщил ему, израильскому гроссмейстеру, что он может приехать.

Е.Ш.: Что, собственно, беспрецедентно для отношений арабов и израильтян.

К.И.: Да, беспрецедентно. И  через меня он, можно сказать, более глубоко приобщался к шахматам. Он мне показывал фотографии с внуками, знакомил. Каждый день по вечерам играл со своими внуками, учил их играть в шахматы.

Он писал стихи, увлекался буддизмом. В последней встрече, когда мы с ним в 2011 году встречались, очень подробно говорили о реинкарнации, о переселении душ. Я у него спрашивал: сейчас западные страны просят Вас покинуть страну. Он говорит: а почему я должен покидать свою Родину? Американцы убили мою приемную дочь. Здесь на днях я потерял свою 10-месячную внучку (когда  его дом разбомбили, более десяти человек погибли). Здесь похоронены мои предки. Почему я должен уехать в другую страну? Пусть они приезжают, договариваются. Я всегда был хорошим для них, здесь все западные лидеры были. (Берлускони целовал ему руку, Кондолиза Райс, госсекретарь США, восхищалась его умом, Тони Блэр, руководитель Великобритании, палатку поставил на Даунинг-стрит, 10. То есть он для всех хорошим был и вдруг)…

Е.Ш.: В какой момент все эти люди, которые имели с ним личные отношения, полностью их перечеркнули, и ради чего?

К.И.: Ради передела рынка, ради денег. Каддафи в свое время озвучивал то, что надо уходить от зависимости американского доллара. Что нефтяным и газовым странам нужно объединяться и ввести свой нефтяной, или он его называл, золотой динар. Потому что те бумажки долларовые, себестоимость которых меньше одного цента, которые печатаются в неограниченном количестве, они не обеспечиваются, не гарантированы золотом.

В свое время, помните, в 1968 году, когда де Голль, президент Франции, на нескольких кораблях собрал эти доллары и отправил их в Соединенные Штаты Америки, решил поменять на золото. В результате правительство Соединенных Штатов Америки заявило, что это бумажки, доллар золотом не обеспечивается.

Каддафи выступал за независимую политику. Он выступал за соблюдение международного права. Он выступал за невмешательство во внутренние дела. Он в своей «Зеленой книге» выступал за традиционные ценности. Он говорил, что человечество не должно из-за диктата доллара или из-за диктата наживы меняться, не должны разрушаться традиционные ценности человечества.

 

Саддам Хусейн

Е.Ш.: Кирсан Николаевич, хочу поговорить на тему ваших отношений с лидерами арабского мира. Итак. Вы называли себя другом Саддама Хусейна. У вас были близкие отношения с Каддафи. Вы хорошо знакомы с Асадом. И вас с этими людьми объединяли в первую очередь, как я понимаю, шахматы. Или что-то еще. Или взгляд на, может быть, геополитическое устройство.

К.И.: Я благодарен покойному Саддаму Хусейну за поддержку программы «Шахматы в школах». Кстати, в 1996 году Ирак стал одной из первых арабских стран, где шахматы включили в школьную программу как факультатив.

Саддам Хусейн был одним из образованнейших людей, лидеров. Мы с ним говорили на разные темы о мировой политике. Потому что я был единственным, можно сказать, мировым государственным лидером, который приезжал к нему, когда Организация Объединенных Наций объявила блокаду, санкции против Ирака. И когда я приходил в школы, выступал в Багдадском университете, у детей не было даже карандашей. Почему?  Потому что, согласно санкциям, там графит есть. Бумага была запрещена на ввоз в Ирак, карандаши и так далее. Вот чем дети провинились?

 

Башар Асад

К.И.: Я ездил во многие страны. Вы знаете, что в год иногда я посещаю до ста стран. В каждой встречаюсь с лидерами, с президентами государств, с премьер-министрами.

Башар Асад, например, культурнейший лидер, президент. Закончил Лондонский университет. Кстати, его дети играют в шахматы. И Асад, президент Сирии, говорил: Кирсан, а за что они меня так ненавидят. Я, когда стал президентом, все: вот, молодой президент, реформатор, стал. Джимми Картер сюда приезжал, когда мы с ним ездили по городу, он сам за рулем был, и Картер удивлялся, как, без охраны, без ничего. Башар говорит: народ меня охраняет, зачем охрана. Асад всегда без охраны ходил. Ну, тогда, до военных действий.

Это были образованнейшие люди, и мне интересно было не только с ними встречаться. А их тиранами или диктаторами…

Е.Ш.: Кровавыми диктаторами их называют Соединенные Штаты.

К.И.: Да, называет их так западная пресса, «демократическая», в кавычках, или Соединенные Штаты Америки. С этим в корне я не согласен. Потому что они меняют свое отношение в зависимости от их политики и в зависимости от того, что хотят. Мы помним Ясира Арафата. Его американцы называли «террористом номер один». Предлагали сколько-то миллионов долларов за его голову. И вдруг, раз –  ему дают Нобелевскую премию мира, принимают в Белом доме и называют «миротворцем номер один». Поэтому недавно я своим американским друзьям, чиновникам из Белого дома, говорил:  сегодня, может быть, Башар Асад изгой у вас, но кто знает, может быть, завтра вы его будете принимать в Белом доме, и в Швеции ему будут вручать Нобелевскую премию мира за очищение мира от террористов.

 

Четвертая мировая

Е.Ш.: Вы знаете, в 1999 году я была на одной встрече в Белом доме, и задавала как раз вопросы о двойной политике. Я услышала очень интересный ответ от официального представителя Белого дома, что иногда плохие люди делают хорошие дела. Как раз те самые двойные стандарты. Но, Кирсан Николаевич, арабский мир сегодня полыхает. И, конечно же, не без помощи американцев. Естественно, они авторы этого пожара. Должны быть в мире отношения, которые позволяют найти справедливость? Сегодня их нет. Должна быть в мире организация, которая позволяет эту справедливость найти. Сегодня ООН не является такой организацией. Сегодня G20 не является такой организацией. Мы можем сейчас говорить о разных форматах. Но найти справедливости фактически невозможно.

И как вы считаете, какой дальнейший путь современного мира для того, чтобы не закончить всё ядерной войной?

К.И.: Справедливость, еще начиная с каменного века, пытались найти. Когда у Альберта Эйнштейна спросили, какая будет Третья мировая война, он говорит: не знаю, какая Третья мировая, но Четвертая мировая, я знаю – будут снова с дубинками бегать, с каменными топорами и так далее.

Вы правильно говорите, что человечество всё время старается найти ту «золотую середину» или найти путь к справедливости. Были проповедники, учения.

Религию я называю учением, и христианство, и ислам, и буддизм, и другие учения, которые проповедуют одно и то же, общемировые ценности. Что нельзя убивать, что нужно любить друг друга. Была потом Лига Наций, вот сейчас Организацию Объединенных Наций создали. И все пытаются как бы договориться, чтобы не было войны. Но, мне кажется, это зависит от нас самих. Как вот в свое время его святейшество Далай-лама говорил: ты построй, самое главное, храм внутри себя.

Е.Ш.: Конечно.

К.И.: Найди врага и союзника внутри себя.

Е.Ш.: Кирсан Николаевич, как вы считаете, война может быть?

К.И.: Конечно, может быть.

Е.Ш.: Уничтожающая всё ядерная война.

К.И.: Конечно, конечно, это в два счета может.

 

Экология

К.И.: Поэтому в 1993 году, когда меня избрали президентом Республики Калмыкия, одной из первых идей и предложений было создание мирового такого экологического правительства. Я написал письмо в Организацию Объединенных Наций, как раз в сентябре должна быть сентябрьская сессия Организации Объединенных Наций, и предложил генеральному секретарю ООН взять чистый белый лист бумаги. 203 страны, там сколько стран – члены Организации Объединенных Наций. И одна строчка всего: мы… и начиная: Андорра, Ангола, Алжир, до Японии, до Ямайки, на год отказываемся от финансирования производства всех вооружений. Все сэкономленные деньги, которые в этом году мы не направляем на производство оружия, которое убивает нас самих, направляем на здравоохранение, на образование. Вот все же ученые говорят…

Е.Ш.: И каков был результат?

К.И.: Можно буквально за год, за два года найти способ лечения от рака, от сахарного диабета. Многие-многие беды наши человеческие… Человек же может спокойно 250-300 лет жить. Но из-за того, что мы сами себя уничтожаем, мы не можем… Ответ я послал, ну, посмеялись, несерьезно. Я говорю: а что несерьезно? Народы вас избрали не для того, чтобы вы убивали друг друга, а для того, чтобы любили друг друга, так же? И Господь Бог нас создал не для того, чтобы мы убивали друг друга.

 

Калмыкия

К.И.: В Калмыкии мы пошли даже вперед.

Когда Организация Объединенных Наций не ответила, я 27 марта 1994 года обратился к народу Республики Калмыкии принять новую Конституцию… Мы отменили Конституцию Республики Калмыкии, отменили Декларацию о суверенитете и независимости Республики Калмыкии, Закон о гражданстве Калмыкии, я отказался от поста президента Калмыкии. Я сказал: один президент России должен быть. Если у нас одна граница, если у нас один рубль, Центральный банк, то зачем в бумажные суверенитеты играть? И проблемы такие большие, что мы должны объединиться. И вместо старой Конституции мы написали Степное Уложение. Самый главный пункт там был, статья 10-я, где в Степном Уложении, это основной закон Республики Калмыкии, было написано, что все жители, граждане Республики Калмыкии…

Е.Ш.: Отвечают за все, что происходит в мире.

К.И.: Да, за всё то, что происходит на земном шаре. За озоновую дыру над Антарктидой, за голод в Африке. То есть те проблемы, которые стоят перед человечеством, одно государство уже не сможет решить.

Е.Ш.: Это важный буддистский принцип – жить во благо всех существ на Земле. С вашей точки зрения, у человечества есть шанс? Шанс спасти себя.

 

Иные миры

К.И.: Конечно. Я когда с инопланетянами говорил, спросил: а почему вы не обратитесь к нам? Ведь можете, CNN, BBC, «Царьград» подключится, сказать: мы здесь, что вы воюете, уничтожаете друг друга. Он говорит: ну, вы ж с муравьями не говорите. Вы же еще не доросли, у вас еще сознания нет. Я говорю, ну как, у нас интернет, телевидение есть, в космос корабли пускаем, космонавты летают. Весь ваш уровень цивилизации, весь ваш прогресс заключается в том, что вы себе подобных, тех, кого мы создали вместе с вами, братьев по разуму, я имею в виду свиней, коров, лошадей и так далее, сначала сырыми ели, а потом стали жарить, парить, в ресторанах при свечах есть. Вам какое мясо подать, хорошей прожарки, или middle, или сильной прожарки. А перед этим эта корова стояла и плакала, когда ее других вот братьев уничтожали.

Каждый должен пройти свой путь.

Вот мы смотрим на бабочку, на мошку. Лампочка светится – для них это жизнь,  они появились – и прожили где-то час, где 10-15 минут. Если мы посмотрим с другой галактики на нашу планету, то наши 100 лет жизни для них - это как доля секунды. И поэтому вот эти тысячи лет – это еще, может быть, та секунда, которая еще не прошла. Всего 500 лет назад мы только в Европе сожгли более пяти миллионов женщин, умных людей, которые говорили, что Земля не на трех китах или не на трех слонах. Сейчас каждый ребенок знает, что Земля крутится. То есть это определенный этап развития был. Или недавно религия – она полностью отрицала внеземные цивилизации. А теперь Папа Римский, Ватикан –  целую обсерваторию, целый отдел в Ватикане создали, по контактам с инопланетными разумами. То есть всё меняется. Теперь Церковь тоже признает, что не только от Адама и Евы все произошли. Что Господь Бог создал подобных нам и на других планетах.

Е.Ш.: Вы рассказали о своем уникальном, неправдоподобном опыте общения с внеземными цивилизациями. Кирсан Николаевич, итак, внеземные цивилизации выбрали вас как одного из тех людей, с кем они общались. Так почему же выбрали все-таки вас, как вы считаете?

К.И.: Не только меня. Просто я первый, кто официально из государственных, общественных мировых деятелей, первый в открытую это журналистам рассказал. Остальные, кто виделись, они просто боятся, что посчитают их сумасшедшими, ненормальными.

Е.Ш.: А вы не побоялись, кстати?

К.И.: Нормально, видите, не побоялся. Те же американцы, NASA, организация, которая занимается космическими исследованиями, в год регистрируют более четырех тысяч таких контактов. У нас целый отдел был создан и в Комитете госбезопасности. И в других странах, которые я посещаю, мне по секрету мои друзья, президенты, главы государств говорят о тех или иных случаях… Я вот тоже своему другу, коллеге сказал, а он президент одного из крупнейших мировых государств, он говорит: мы с женой видели. Я говорю: а что ты не скажешь? Он говорит: Кирсан, я что, сумасшедший, что ли? У меня через несколько месяцев выборы, мне партию надо в парламент проводить. Скажут: у нас президент с этими общается, с зелеными, с желтыми человечками...

Конечно, все боятся. И вот этот страх, боязнь удерживает тоже развитие нашей цивилизации человеческой. Почему я решил? Кто-то должен как Александр Матросов бросаться на амбразуру, кто-то должен заявить, подтолкнуть человечество, подтолкнуть обывателя, подтолкнуть средства массовой информации, тех государственных деятелей и секретные службы, которые владеют этой информацией, опубликовать эту информацию, рассказать людям, что мы не одни разумные существа на этой планете. Мы же знаем четыре измерения, еще девять измерений есть. Параллельно с нами, может быть, в этой комнате они сейчас сидят, подсмеиваются, смотрят на нас.

Вот для чего я в Калмыкии вводил этнопланетарное мышление. Для чего детей мы старались приучать к тому, чтобы границы у школьника, у жителя Калмыкии не ограничивались границами только Калмыкии, границами России, а то, чтобы они чувствовали себя землянами. Что все проблемы Земли – это их проблемы. И тогда, когда у человека открываются границы, он старается познать необъятное. Он старается учиться, старается быть лучше. Тогда человек к большому, к великому стремится.

Я для себя поставил эту идею, цель – спасти человечество и показать путь, куда нужно стремиться. Искать контакты, быть…

Е.Ш.: Спасти человечество через что?

К.И.: Через знание.

Е.Ш.: Кирсан Николаевич, вы очень часто говорите, что шахматы – это ваше хобби. Но на самом деле из того, что я сейчас услышала, вы говорите, что все-таки моя задача, моя миссия – спасти мир через знания. Таким образом, это, наверное, все-таки больше чем хобби? И не случайно вы 22 года уже руководите Всемирной шахматной федерацией. Что вам удалось сделать на этом посту? За что вы сами собой гордитесь?

К.И.: У меня в мыслях даже не было. У меня достаточно было полномочий как президента Калмыкии, члена Совета Федерации. Однако 1995 год, Париж, Франция. Шахматный мир был расколот.

Каспаров в Нью-Йорке, в Америке, создал параллельную организацию, PCA, Профессиональная ассоциация шахматистов. По разным версиям чемпионаты проводились. ФИДЕ – организация-банкрот, и политический, и финансовый. Не было денег на матч Гата Камский – Анатолий Карпов, матч за звание чемпиона мира. Ни денег не было, ни возможностей, ничего. И нужно было что-то делать. Наверное, человечество посчитало, и шахматный мир посчитал, что должен был появиться такой человек как я, вложить свои деньги, около ста миллионов долларов я вложил, объединить шахматный мир.

Сейчас ФИДЕ - единая организация, которую в 1999 году Международный олимпийский комитет признал как единственную международную спортивную федерацию, представляющую интересы шахматистов в спортивном олимпийском движении.

В 1999 году я добился того, что Международный олимпийский комитет признал шахматы как спорт. А шахматы не были признаны спортом. И у нас один чемпион сейчас - Магнус Карлссон. Одна организация. Мы признаем Олимпийскую хартию, стремимся стать членами олимпийской спортивной семьи. То есть всё нормально идет. Если в 1995 году в официальном календаре ФИДЕ было всего несколько соревнований, то сейчас десятки тысяч соревнований проводятся. Если тогда играли более чем 100 миллионов, сейчас 600 миллионов человек играет. Если тогда в ФИДЕ входило около ста стран, сейчас - 188 стран, скоро 200 стран будут. То есть шахматы уже вошли в нашу жизнь.

И вот этот лозунг, который я объявил - «Один миллиард играющих в шахматы», - я думаю, через несколько лет мы его осуществим.

 

Владимир Путин

Е.Ш.: Конечно, умный миллиард всегда лучше, чем золотой миллиард. И как раз я хочу сейчас перейти к теме политики. Безусловно, для России крайне важно, чтобы такую почетную должность, важную, влиятельную должность продолжал занимать русский человек, гражданин России. И вы этим летом встречались с президентом Путиным, и после встречи объявили, что принято решение, что вы будете опять баллотироваться на пост президента ФИДЕ, и выборы пройдут в 2018 году. Президент, как я понимаю, поддержал это ваше решение?

К.И.: Конечно, поддержал. Он пожелал мне успехов. Он сказал, что я имею моральное право баллотироваться и побеждать, потому что очень много сделал за 20 лет.

Я не одно десятилетие активно занимался общественной, политической, государственной деятельностью. И своим долгом я посчитал, как гражданин России, проинформировать и попросить благословения у президента страны, лидера нашей страны, лидера нашей нации Владимира Владимировича Путина. И для меня очень важно было его понимание, его совет.

 

Гарри Каспаров

Е.Ш.: Вы в 2014 году, когда переизбирались на пост президента ФИДЕ,  объехали около ста стран…

К.И.: 108.

Е.Ш.: В одном из интервью вы сказали, что в 90% стран вы рассказывали о российской внешней политике. Потому что ваш конкурент как раз очень много говорил о России как… и вообще, воспевал Россию как образ врага. Вам же пришлось говорить о России совершенно в другом ключе. И в другом ключе говорить о президенте Путине. Правильно я понимаю?

К.И.: Да, смотрите, выборы были действительно политизированы. Они были привнесены моим оппонентом, чемпионом мира Гарри Каспаровым. Вы знаете, что в марте 2014 года Евросоюз, Соединенные Штаты Америки объявили санкции российскому государству. А выборы были 11 августа 2014 года. И эти полгода предвыборная кампания как раз и проходила под этим лозунгом Каспарова, что Россия под санкциями, что Россию нужно изолировать от всего остального мира. Если он ранее выступал, до введения санкций, как кандидат в президенты ФИДЕ, говорил о каких-то шахматных программах, то он проигрывал мне, там он отставал в несколько раз. Разница поддержки стран Каспарова и моя поддержка – она была значительная, очень. Но его учителя или его советники из Вашингтона, из Соединенных Штатов Америки посоветовали ему поменять тональность, и теперь говорить нужно о политике. Что Илюмжинов - ставленник Кремля, что он за 20 лет создал агентурную сеть КГБ. Что он выполняет только инструкции Москвы. Что он в Украине, что это он всё делает в Крыму и так далее. Всё негативное нужно было повесить на меня.

Я приезжаю в африканскую страну, Того, кажется, и начинаю рассказывать о моей программе, как я хочу научить миллиард людей играть в шахматы. А тут журналист спрашивает: а что там по Крыму делаете, что в Донбассе? Я говорю: вы знаете, где Крым находится? Нет. А где Украина? Не знаете. А что вы спрашиваете? Да вот, на прошлой неделе Каспаров был, рассказывал нам, отвечает он.

Или Коста-Рика... И везде эта политизация пошла, и я начал терять голоса.

Е.Ш.: Наносила ущерб не только вам, но и России. Получается так?

К.И.:  И России, и мне. Поэтому я решил на этих встречах объяснить политику, проводимую руководством Российской Федерации в отношении своих соседей, в отношении соблюдения международного права, в отношении того, что нельзя вмешиваться во внутренние суверенные дела государств. И это начало совпадать с мнением большинства государств. Почему? Потому что Каспаров говорил, что нужно поменять соотношение сил в ФИДЕ. У нас как, одна страна – один голос. Каспаров говорил: если страна большая, то она должна больше голосов иметь, чем маленькая страна. Ну чем, например, жители Сан-Томе и Принсипи, или Того, или Мальты хуже, чем те же шахматисты из Соединенных Штатов Америки, Германии или Франции? Моя позиция, на чем стоит Устав Международного олимпийского комитета и ФИДЕ, что все страны – равны, все имеют равные голоса. И вот когда я начал говорить: невмешательство во внутренние дела государств, невмешательство в дела международных организаций, мы сами должны определять свою судьбу. И снова поддержка начала возрастать, а 11 августа 2014 года 110 стран проголосовало за меня и 61 страна – за Каспарова. То есть с двойным перевесом я победил.

Е.Ш.: Сейчас, вообще, не секрет, что федерации международные спортивные давно уже являются активными игроками в геополитических играх. И, к сожалению, Россия теряет свои позиции.

Как вы собираетесь бороться на следующих выборах за пост президента ФИДЕ, когда вы находитесь под санкциями и когда вы, по сути, судитесь с Америкой?

К.И.: Да, здесь даже мнение и у нас в России было, что не следует Илюмжинову выдвигаться в президенты ФИДЕ, он же под санкциями находится, нужно, может быть, другую кандидатуру выдвинуть. Но я считаю, что это страусиная политика, уход от проблемы. Наоборот, и я руководству страны сказал, мы должны в бой пойти.

Е.Ш.: Это и психологически все-таки, и политически важный аспект, находиться под санкциями США. И кто-то может побояться оказать вам поддержку. Таким образом, опять делятся на две части, наверное, и потенциальные ваши сторонники, те, кто за США, и те, кто за Россию, будем так говорить. Как вы считаете, на кого вы можете опираться, кто станет вашими союзниками?

К.И.: Не просто побоятся, но уже даже побоялись. Мои сотрудники, вице-президенты, которых я тоже выращивал, которым помогал. Они тут же отвернулись, испугались Соединенных Штатов Америки: о, Кирсан, слушай, ты сам свои проблемы решай, а нас не затрагивай.

Е.Ш.: Неужели ФИДЕ сегодня не могло возмутиться?

К.И.: ФИДЕ – это международная организация. Там работают люди. Не роботы, люди. И они также боятся Соединенных Штатов Америки. Ну как не забояться США, которые совсем недавно две атомные бомбы сбросили на Хиросиму и Нагасаки, совершили преступление против человечества. На два мирных города сбросили атомные бомбы.

Как не бояться того государства, которое законно избранного президента Саддама Хусейна взяли и повесили.

Как не бояться правительства Соединенных Штатов Америки, когда лидера страны, лидера народа Каддафи они взяли и просто растерзали на глазах у миллионов. И госсекретарь Соединенных Штатов Америки, кандидат в президенты, аж закричала: вау…, античеловечески.

Поэтому это чисто человеческий страх, вот чисто. И я понимаю их, потому что у них дети, у них родственники в США. Поэтому Соединенные Штаты Америки в результате своей такой как бы хищнической, захватнической политики, позиции, они, можно сказать, ставят весь мир на колени.

Е.Ш.: Тогда это борьба не только за шахматы. Это все-таки борьба за ту самую справедливость, о которой мы с вами говорили. Справедливости можно либо ждать и надеяться на нее, либо бороться за нее. По сути, ваши выборы на посту президента ФИДЕ, новые выборы – это попытка бороться за справедливость.

К.И.: Ну, если откровенно, честно, то шахматная тематика в этих выборах - малая толика, одна сотая, как шахматная тематика в 2014-м. Практически шахмат не было. Я приезжал в некоторые страны, давал пресс- конференции – и в конце только вспоминал: подождите, давайте о шахматах поговорим. Но уже журналисты, все шахматисты разбегались, услышав мои ответы на другие вопросы. Потом целенаправленно меня сначала под санкции, потом американская федерация принимает решение, нарушает мои права, что я не могу баллотироваться.

Санкции

Е.Ш.: А почему вас под санкции?

К.И.: А меня под санкции, потому что я ездил в Сирию, потому что я встречался с Башаром Асадом. Мне же прислали дело, Министерство финансов Соединенных Штатов Америки, почему они под санкции. Ну, вот там вырезки из газеты Gardian. Там переписка, значит, из Twitter, статьи Гарри Каспарова, английского гроссмейстера Шорта. Вот то, что из Twitter они надергали, из статей, фотографии с Башаром Асадом, в Сирии, с детьми. То, что мы открыли шахматный клуб. То, что я подарил, я туда не оружие же вез, я что подарил – шахматы и шахматные учебники детям. Из-за связи с сирийским руководством меня поместили под санкции. Я тогда обратился в суд, Верховный Суд Соединенных Штатов Америки. Сейчас идут досудебные разбирательства. Я прошу моральной компенсации, 50 миллиардов долларов попросил. Я прошу извинения у них. Молчание. Ну, сначала они начали разбираться, дальше ушли куда-то в тень, потом я начал снова требовать. Более того, я написал руководству ФБР, ЦРУ, что я готов пройти «детектор лжи», на полиграфе. Они не пригласили меня, сказали: всё ясно, больше не хотим приглашать. Хорошо. Я покупаю билет «Дельта», я хочу прилететь в Соединенные Штаты Америки. У них, на их территории хочу ответить на их вопросы. Боятся, не пускают. А чего вы боитесь? Вы там за некоторыми деятелями по всему миру гоняетесь. Бута в Таиланде, в тапочках привезли туда, в Соединенные Штаты Америки.

Е.Ш.: Вас не пустили в Америку?

К.И.: Они не пустили. Сейчас снова, я к новому президенту обратился, к Дональду Трампу. Что давайте приглашайте, я готов. И я требую у них закрытые суды. Я требую, чтобы суд в отношении меня, или суд в отношении правительства Соединенных… или наши разбирательства, назовем так, мои разбирательства с правительством США были открытыми, гласными и честными. Вот я прошу. Ждем ответа.

Митрополит Иларион

Е.Ш.: Вы знаете, те шаги, которые вы делаете, они смелые, неожиданные и, по сути, парадоксальные. Вообще, если посмотреть на вашу жизнь, она вся такая. Она очень парадоксальная. И с разных точек зрения. Инопланетяне, космическое мышление там и так далее.

С точки зрения православия, казалось бы, многие ваши действия, слова не совсем приемлемы. При всем при этом, я знаю, что вы в неплохих отношениях с митрополитом Иларионом. И я даже видела на государственном телевидении вашу с ним беседу о православии и буддизме. Насколько я знаю, вы общаетесь с ним.

К.И.: Мы дружим. Он прекрасно играет в шахматы. Мы летели с ним в Бейрут на мероприятие, и пока четыре часа летели, играли в шахматы. Мама прекрасная шахматистка у него. Я не просто очень уважаю этого человека, это действительно кладезь ума, знаний и такта. Ну, я тоже дружу с Патриархом Московским и всея Руси Кириллом. Также с покойным Патриархом Алексием Вторым мы дружили. Он, кстати, награждал меня многими орденами. Орденом Святого Даниила I степени я награжден. Я построил десятки буддистских и православных храмов.

Е.Ш.: Да, вы очень много сделали для православия.

К.И.: В Москве здесь тоже построил храмы.

Е.Ш.: В Калмыкии.

К.И.: В Калмыкии в 1993 году не было ни одной православной церкви, ни одной буддистской церкви, ни одной мечети. Ничего не было. Потому что с 1943 по 1956 год калмыки были депортированы в Сибирь, и все церкви сожжены и уничтожены, все монахи, православные, буддистские – они были репрессированы, расстреляны. И, когда я избирался президентом Калмыкии, меня бабушки и просили: ладно, Кирсан, с дорогами, с заводами там всё, но нам негде детей крестить, негде службы проводить. Пожалуйста, построй хоть одну православную церковь, хоть один буддистский хурул… Я начал строить. И считаю, что это помогало мне и помогло народу в возрождении своих духовных корней. А без духовных корней мы не двинемся ни влево, ни вправо. О чем мы с митрополитом Илларионом и говорили. У каждого народа, у каждой религии есть свои корни, на что нужно упираться. И если это здоровые такие корни, то  будет и дерево, и плод будет здоровым.

Российская Империя

Е.Ш.: И духовные корни и, правильно вы говорите, и культурные. Естественно, много веков в России, в Российской Империи очень мирно уживались и мусульмане, и буддисты, и православные. И, по сути, я так понимаю, вы обладаете имперским мышлением. И, наверное, я предположу, что считаете, что Россия вполне может возродиться как великая Империя.

К.И.: Она не просто возродится  или возрождается. Она не умирала. Российская Империя – она всегда оставалась, в сознании. Не Российская Империя в границах вот того государства, которое было до 1917 года, когда еще Финляндия здесь была, Средняя Азия. А я имею в виду, что Российская Империя или российская цивилизация, потому что это образ мышления, это традиции, это культура – это все, что нас объединяет. Потому что если мы говорим, предположим, «немец», существительное, «американец», «француз», «японец». Всё это имя существительное. А про русского гражданина – «русский», то есть прилагательное. Русский татарин, русский калмык, русский белорус, русский украинец, русский узбек.

И поэтому, имея такую богатейшую культуру, цивилизацию, мы не можем быть обречены на какую-то гибель, уход из этой человеческой истории.

В противовес - Соединенные Штаты Америки. Каких-то там 200 с лишним лет назад вот те, кто не в ладах был с законом в Испании, во Франции, в Англии, бежал от правосудия. Потом там бедных индейцев взяли и уничтожили. Миллионы, миллионы индейцев вырезали, загнали в резервации. Их золото, их территорию они поделили. И говорят о правах человека. Потом начали атомные бомбы на других бросать... О какой культуре можно говорить? О каких ценностях можно говорить? И поэтому оттуда  идут и однополые браки, и разная такая нечисть, я бы так сказал, которая разрушает устои общества, семьи, государства, государственности. Если мы говорим о России, о нашей стране, о государстве, об Империи, о цивилизации, то Россия никогда не нападала, Россия всегда защищала малые народы.

Монархия

Е.Ш.: Кирсан Николаевич, все-таки Империя предполагает наличие императора, наличие монарха. И, кстати, владыка Иларион известен еще и тем, что он является монархистом. Что он считает, что в России нужно возродить монархию. А как считаете вы?

К.И.: Ну, конечно. Я об этом говорил еще в 1994 году, когда меня начали критиковать: вот, Кирсан - за возрождение калмыцкого ханства. Я не про это говорил. Я говорил о Царе или об Императоре. Что и культура наша такая. То есть тут вопрос не о самодержце, а о лидере. Как в некоторых странах лидер называется? У нас - президент. Но президент - это привнесенное что-то, западное. У нас всегда был Царь, был Император. Это не вопрос, у кого сколько власти, а вопрос того, как это увязывается с нашей культурой, с нашими ценностями. И вопрос о царе, об императоре – это  вполне  актуально.

Я, например, если бы меня спросили как гражданина России, я бы проголосовал за царя. Если бы такой опрос был бы в Российском государстве. За царя. Можно императором называть…

Е.Ш.: То есть если бы проводили сейчас референдум, нужно ли в России ввести монархию, вы бы проголосовали «за».

К.И.: Вполне, если у нас история вся на этом развивалась. Были Романовы и так далее, начиная еще с первых наших царей. Почему. Ну оно вполне как бы вписывается в историю Российского государства. Я бы проголосовал «за», если мое мнение вы спрашиваете.

Чудесное дерево

Е.Ш.: Кирсан Николаевич, у меня есть последний вопрос, который я все-таки не могу не задать. У себя в Twitter вы разместили фотографию. Вы находились в Самарканде. И на ней было дерево. И вы написали, что это дерево, которое исполняет желания. Поэтому я хочу спросить: а какое, если это не секрет, желание вы загадали тогда, в Самарканде?

К.И.: Интересное это дерево в Самарканде, там паломничество и православных, и мусульман к этому дереву. Там, кстати, побывал в 1994 году Патриарх Московский и всея Руси Алексий Второй, есть фотография, табличка.

А рассказали такую историю. Патриарх в Самарканд приехал посмотреть руку: там находится могила святого Даниила, которого еще две тысячи лет назад, две с половиной тысячи лет назад привезли. И эта могила растет Сейчас уже 16 метров, каждый год растет.

И было там маленькое, засохшее фисташковое дерево. И Святейший Патриарх Алексий Второй прибыл туда, чтобы посмотреть, встретиться с верующими. Ему показали это дерево, которое засохшее, в углу двора стояло. Патриарх попросил там службу провести. Он окропил водой дерево, почитал молитвы, провел службу, более тысячи лет этому дереву, которое последние сто лет уже просто засохло… Его не вырубали, потому что тоже со святых мест привезли.

И каково было удивление, когда на следующий год появились листочки, затем плоды. И сейчас это, вы видели на фотографии, нормальное дерево, которому более тысячи лет, или две тысячи лет. Там уже традиция появилась это дерево обнять… Я пожелал еще много-много тысячелетий, чтобы это дерево цвело, на радость всем верующим. Это говорит именно о незыблемости, о вечности нашей веры и жизни.

Е.Ш.: От всех тех, кто болеет за Россию, желаю вам победы на выборах президента ФИДЕ.

Спасибо вам, что вы стали гостем программы «Красный угол».

К.И.: Спасибо вам.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Нас должны были вакцинировать 12 лет назад. Опасный эксперимент стал реальностью сейчас "Не принуждай, не осуждай, не раскалывай": Страсти по вакцинации затронули Русскую Церковь
Загрузка...