сегодня: 16/01
Святой дня
Пророк Малахия

Красный угол с Еленой Шаройкиной. В гостях Евгений Савченко

В этом выпуске в гостях у Елены Шаройкиной – губернатор Белгородской области Евгений Степанович Савченко.

"Красный угол" - программа о достойных!

Наш гость почти четверть века руководит регионом, в котором родился. Он мечтал на вверенной территории построить свой город-сад, и ему это удалось. Область неизменно занимает лидирующие позиции во всех национальных рейтингах России.

Евгений Степанович Савченко.

Губернатор Белгородской области. Российский политический и государственный деятель. Хозяйственник. Ученый.

Бессменно возглавляет регион с 1993 года, что является абсолютным рекордом среди глав субъектов Российской Федерации.

Под его руководством в Белгородской области созданы крупные эффективно работающие агрохолдинги. Регион является лидером в России по производству свинины и мяса птицы. Занимает третье место по урожайности зерновых после Краснодарского края и Адыгеи.

В области кардинально решена жилищная проблема.

Савченко считает себя сторонником госрегулирования в экономике. Не разделяет либеральные представления о «мифической руке» рынка. Выступает противником свободной купли-продажи земли, приватизации и передела собственности за счет народа.

Еще до введения санкций против России со стороны Запада полагал оправданным принятие самых жестких протекционистских мер для защиты отечественного производителя. Является одним из идеологов доктрины импортозамещения и продовольственной безопасности страны.

Поддерживает идеи биологизации сельского хозяйства и полного запрета на использование ГМО.

Доктор экономических наук. Профессор. Член-корреспондент Российской Академии наук.

Имеет высокие государственные награды.

С женой Надеждой Николаевной воспитал двух дочерей.

Елена Шаройкина: Евгений Степанович, здравствуйте.

Евгений Савченко: Здравствуйте.

Е.Ш.: Спасибо, что пришли к нам и стали гостем программы. О Белгородской области  с придыханием говорят не иначе как об экономическом и социальном чуде. Вы руководите регионом четверть века.

Е.С.: 24 года и 21 день.

Е.Ш.: У вас каждый день считается.

Е.С.: Да, все по дням.

Е.Ш.: Когда говорят, что это чудо, вы сами как считаете?

Е.С.: Есть итальянская пословица, что чудес не бывает, есть хорошо подготовленное и реализованное мероприятие. Прежде чем рассчитывать на какое-то чудо, надо сначала все хорошо продумать, осмыслить, правильно поставить задачу. Правильно поставленная задача и цель и задача по ее достижению – вот это и есть главный стиль управления на Белгородчине. Правильно поставленная задача притягивает колоссальную позитивную, положительную энергию созидания.

Е.Ш.: Как вы выбираете ту задачу, которая в конечном итоге становится правильной? На что вы опираетесь?

Е.С.: Здесь работает то, что называют интуицией. Интуиция – это что? Это разговор со своей душой, с небом, если хотите. Форма разговора с Богом. Интуицию надо слушать, прислушиваться к ней. И она обязательно тебе наедине когда-то шепнет: надо делать так. Надо делать не так, как тебе подсказывает какая-то логика определенных событий, а чтобы все было разумно и гармонично. И тогда все получается.

Е.Ш.: Вы считаете, что при принятии государственных решений необходимо, в том числе опираться на интуицию?

Е.С.: На интуицию, только интуицию.

Е.Ш.: Если вы принимаете решение и чувствуете себя хорошо, эмоционально хорошо…

Е.С.: И другим становится хорошо, легче. И тебе стараются помочь какие-то даже неожиданные люди, которых ты не знаешь. Они приходят и становятся участниками процесса. Все это - правильно поставленная цель и задача, с помощью внутреннего ресурса.

Е.Ш.: Вы к этому сами пришли или знали с самого начала? Когда вы стали понимать?

Е.С.: Я в этом вопросе не копался. Наверное, какое-то внутреннее состояние всегда было.

Е.Ш.: Работа на государственной службе - то, чему можно научиться, или таким нужно родиться? Я не разделяю мысль, что ты должен стать государственником от рождения.

ВЫБОР

Е.С.: Мне кажется, что никто не готовится становиться государственными людьми. Возьмите современных политических деятелей, они что, родились для этого? В детском саду уже думали, что они станут какими-то государственными деятелями? Нет, конечно. Это процесс случайности и промысла, если хотите. Это логика.

Е.Ш.: Какой-то особый  дар, да?

Е.С.: Нет.

Е.Ш.: Вы кем мечтали быть?

Е.С.: Я мечтал быть врачом, журналистом. Я очень впечатлительный человек. И в детстве в 1960-е, в начале 1970-х годов посмотрел фильм «Журналист». Помните? Ах, да, вы не помните, конечно. «Журналист» - фильм о брутальном человеке, красивом, хорошем мужчине и его поведении. Мне запомнилось одно его выражение: «Что такое журналист? Это профессиональный дилетант». Вы согласны?

Е.Ш.: Полностью разделяю эту точку зрения. Журналист должен уметь разобраться в любом вопросе.

Е.С.: И мне запомнилось это выражение. Сейчас, когда вспоминаю об этом сюжете, думаю, а кто я такой как руководитель? Любой руководитель губернии или государственный министр - это профессиональный дилетант. Надо знать обо всем, из всего выделять главное, быть профессионалом. Когда я посмотрел этот фильм, мне захотелось быть журналистом. Когда я про врачей посмотрел фильм, мне захотелось быть врачом. Ну а стал потом геологом, агрономом, а сегодня я губернатор.

Е.Ш.: Нас объединяет то, что мы с вами профессиональные дилетанты, если вы так считаете. Но все-таки вы стали профессионалом в области сельского хозяйства.

Е.С.: Я учился на это. Я пропадал в библиотеках, хотел докапываться до какой-то глубины в земледелии, в растениеводстве. Мне нравилось сельское хозяйство. Мне нравился уклад жизни и история крестьянства. Это очень любопытно, когда тебе нравится и ты находишься на должности, допустим, главного агронома. Ты реализуешь то, что тебе нравится, у тебя получается - и это кайф!

Е.Ш.: Почти за четверть века вы изменились?

Е.С.: Нет. Я себя помню и в студенческие годы, и в школьные годы, и в годы взросления. Внутренний мир остается одним и тем же.

Е.Ш.: А мудрость руководителя приобретается? Как руководитель вы изменились?

Е.С.: Не знаю. Внутренний мир остается один и тот же. Мне хочется удивлять и удивляться. Мне хочется  что-то менять, постоянно производить изменения. Положительные, позитивные изменения.

Е.Ш.: Четыре «П».

Е.С.: Да. А откуда вы знаете?

Е.Ш.: Я готовилась к программе.

Е.С.: Создавать Пространство Постоянных Позитивных Перемен. Вот это то, что является моим внутренним содержанием.

Е.Ш.: Но сформулировали вы эти четыре «П» не так давно. Значит, все-таки к чему-то пришли, к иным формулировкам. Были ли 25, 20, 15 лет назад какие-то идеи, мысли, ожидания? Жизнь изменила что-то?

Е.С.: В течение 25 лет происходило множество событий драматических и трагических. Таких, которые заставляли содрогаться и общество, и каждого человека. И позитивных очень много. В каждом дне, в каждой минуте твоего существования есть множество возможностей. Почему? Потому что нам дано право выбора. Мы с вами беседуем, и мы пользуемся постоянно этим правом. Что сказать, как улыбнуться, какой сигнал подать, даже какие флюиды послать друг другу. Это всё право выбора. А люди, которые отвечают за других, руководители, государственные деятели – для них право выбора должно быть тысячекратным, внутренне осознанным. Внутренне согласованным. Вот так я это понимаю.

МАТРИЦА

Е.Ш.: Сейчас будет цитата не из классика. Либо, скажем так, из классика управления регионом современной России. Это точно ваша цитата. Вы сказали так: «Это мой последний губернаторский срок. Я точно понимаю, что в этот период самое главное выйти из материальной матрицы. Учитывать не только материальные потребности, но войти в творческо-духовную матрицу». Примерно так это звучит.

Итак, вы говорите о том, что духовный творческий потенциал региона в последний свой губернаторский срок вы должны максимально использовать. Я задумалась, а как вы это собираетесь сделать, какие шаги нужно предпринять?

Е.С.: На Русском Соборе выступал с докладом Патриарх. Я не весь доклад услышал, но я слушал комментарии. Главный посыл - солидарность. Мы должны построить солидарное общество. Общество, которое сплоченно, общество, в котором все пропитано справедливостью. Это гармоничное общество. И я считаю, что в России сегодня солидарность должна быть национальной идеей.

Солидарное общество, как и коммунизм, никогда не построить, потому что это совершенство. А совершенства невозможно достичь. Но двигаться к нему и выбрать траекторию движения можно. А на какой основе можно строить? На материальной. Это общество потребления. Страны, которые шли по пути общества потребления, сегодня ушли далеко от нас. Куда они идут? Они идут неправильным путем. Это люди сетевого пространства, где каждому определена роль.

Е.Ш.: Россия же попала в эту матрицу потребления.

Е.С.: Нас туда затягивают всякими путями, либеральными идеями. Но русский человек туда никогда не попадет, потому что он внутренне другой. Он не воспринимает это. Для него важны солидарность и справедливость. Пусть будет какой-то средний уровень жизни, мера и справедливость. Когда это есть, то все экономические и политические проблемы решаются. Море солидарности, гармонии и согласия – это созидательная энергия. Вот чего хочет русский человек. На Первом Русском.

                                               ПРЕОДОЛЕНИЕ  ЗЛА

Е.Ш.: На Первом Русском, да. Я тоже училась в советской школе, и очень хорошо помню классиков марксизма-ленинизма. Мы сейчас с вами говорим примерно о том, о чем говорили классики. Что первично – базис или надстройка.

Е.С.: Что такое жизнь по Карлу Марксу? Это форма существования белковых веществ. А что такое жизнь с духовной точки зрения? Мне как-то попалось одно очень сильное изречение. Пять слов, но они величайшие: «Жизнь – это приобретение умения преодолевать зло». Я бы в каждом паспорте их напечатал, чтобы человек понимал, для чего он живет. Какой смысл его существования. А как преодолевать зло? Любовью, согласием, солидарностью, энергией созидания, добром, доброделанием.

Е.Ш.: Я рада, что их услышала. И теперь наши зрители за эти слова вам тоже будут благодарны. Есть только один маленький вопрос. Не всегда можно понять, что такое зло. Либо иногда то, что кажется злом, необходимо в тот или иной момент. То есть критерий зла, как и добра, он тоже очень философский. А как вы предлагаете определять, что такое зло?

Е.С.: Тестировать зло.

Е.Ш.: Как?

Е.С.: Мы с вами беседуем, и от этого нам становится лучше. Мы свет посылаем в пространство. Значит, это добро.

Е.Ш.: А если мы с вами два злых человека, плохие люди. И нам становится лучше, но питаемся, при этом мы злом?

Е.С.: Так мы же питаемся злом, и мы питаем вокруг себя эту низкую энергию, энергию разрушения. Рано или поздно она вырывается наружу.

Е.Ш.: Человек должен сам определять зло, добро, доверять своей интуиции, либо все-таки он должен обращаться за помощью к духовным отцам, как вы считаете? Должен быть у человека духовник?

Е.С.: Наверное, наставник должен быть. Но где Бог? Он в духовнике или в сердце человека? Бог – в сердце человека.

                                               КРАСНЫЙ ПОЯС

Е.Ш.: Вы поняли, почему «Красный угол»?

Е.С.: Нет.

Е.Ш.: Красный угол – это самое почетное место в доме. Поэтому в нашу программу мы приглашаем тех людей, кого, с точки зрения ценностей телеканала «Царьград», мы считаем самыми почетными. И, конечно же, я очень рада, что вы сегодня присутствуете здесь. Потому что вы такой человек.

Е.С.: Среди красных самый красный. Я же из «красного пояса»… Белгородская область, часть Черноземья, юг… В 1990-е годы нас называли «красный пояс России».

Е.Ш.: В таком случае, регион претерпел достаточно серьезные изменения.

Е.С.: Как сейчас принято говорить - трансформацию.

Е.Ш.: Из «красного пояса» он превратился в регион, где убрали памятник Ленину.

Е.С.: Не убрали, а перенесли. Это не одно и то же. Ближе к народу, на Народный бульвар.

Е.Ш.: Вы бы хотели, чтобы вообще убрали?

Е.С.: Зачем?

Е.Ш.: Как вы, вообще, относитесь к фигуре Ленина?

Е.С.: Неоднозначно.

Е.Ш.: Вы знаете, наша страна сейчас отмечает 100 лет революции. И, конечно…

Е.С.: Все хотят похоронить тело Ленина.

Е.Ш.: Это один из тех вопросов, который, к сожалению, является разделяющим, но, при этом крайне важным для этого момента нашей истории. Как вы считаете, Ленина нужно похоронить?

Е.С.: Я считаю, что это должен был сделать Борис Николаевич Ельцин, за пять минут до того, как он вышел к нам в эфир и попросил у людей прощения. А потом бы сделал паузу и еще сказал: простите меня, но я и Ленина похоронил на Волковском кладбище, в соответствии с его пожеланиями его родных. И перевернул страницу. И ему бы всё было прощено. Сегодня это сделать труднее.

Е.Ш.: Вот один из разделяющих вопросов, как раз к чему я вела. Оценка того, что произошло 100 лет назад, к сожалению, сегодня в обществе вызывает очень большие споры. Конечно, нет консенсуса. Как вы оцениваете, что произошло 100 лет назад?

Е.С.: Произошел прорыв энергии противоречия. Рано или поздно это бы рвануло, обязательно. Когда в России сотни лет были угнетатели и угнетенные, энергия этого противоречия накапливалась внутри общества… Она прорывалась в Пугачевщине, в Разине, она прорывалась в 1905 году. Она обязательно должна была найти выход. Поэтому не Ленин причина революции или большевики, или эсеры, или слабость царя Николая Второго. И не в измене элиты, о чем тоже сейчас говорят: элита у нас продажная. Не было гармонии в стране, в обществе, были угнетенные и были угнетатели. А должно быть больше солидарности и больше справедливости, и тогда все будет хорошо.

                                   ПОЗИТИВНАЯ ПЕРЕМЕНА

Е.Ш.: Как вы оцениваете такое событие для России как возвращение Крыма?

Е.С.: Позитивно, как же его еще оценивать! Люди вернулись. Я хорошо знаю Крым и крымчан. Они же все время хотели быть в составе большой России. И большинство украинцев хотят быть в составе большой России. Даже сейчас тоже об этом мечтают. Я вам анекдотический случай расскажу. Я частенько общался с бывшими руководителями. Не первыми руководителями Украины, а на уровне министров, вице-премьеров, иногда встречались чуть пониже. И в Крыму, кстати, еще в нулевые годы я все время проталкивал идею, говорю: «Слушайте, продайте Крым России. России он нужен и с геополитической, геостратегической точки зрения… Севастополь, Черноморский флот. Россия даже готова вам заплатить за это». И они меня даже один раз чуть не избили: ты что, ты понимаешь, о чем ты говоришь? А теперь после того, что случилось, примерно те же люди говорят, что я был прав.

Е.Ш.: То есть, это – позитивная перемена?

Е.С.: Позитивная перемена.

Е.Ш.: Это вы так считаете.

Е.С.: Так считает 99 с половиной процентов проживающих в Российской Федерации и столько же на территории Крыма.

Е.Ш.: Есть представители определенных российских элит, которые считают, что это колоссальная ошибка Путина. Что из-за этого у нас санкции. И вообще, это неправильно.

Е.С.: А что плохого в санкциях? В антисанкциях? Сельское хозяйство стало подниматься. Видите, мы многие проблемы решили. Россия, когда чувствует какое-то недоброе окружение, начинает сплачивается. А как ответила Россия на санкции? Она ответила антисанкциями и внутренней консолидацией. Сегодня у нашей страны огромный ресурс консолидации. Надо правильно этим духовным, эмоциональным ресурсом страны распорядиться. Если его сейчас стройными шеренгами пустить да на созидание, да на вот эту справедливость! Запрос на солидарность сегодня самый высокий.

Е.Ш.: В чем это должно проявляться?

Е.С.: Ну, например. Zum beispiel, как говорят немцы. Давайте строить дороги. Что человек сегодня хочет? Он хочет жить сегодня в квартире многоэтажного дома, где много коммунальных проблем и агрессии? Или он хочет жить в собственном доме, где гармония с природой, где человек чувствует себя человеком и патриотом, а не в революционной какой-то массе. В собственном доме, кстати, коммунист не водится, есть такая пословица.

Е.Ш.: Не слышала.

Е.С.: Давайте поможем людям построить дома. Программа: один миллион усадебных домов в год в России. Вы хотите жить в собственном доме? 90% людей хотят. На тебе землю! Не дальневосточный… не только, вернее, дальневосточный гектар, но и такой же гектар, или 15 - 20 соток во Владимирской и  Курганской областях, в Забайкалье и в Белгороде, где угодно.

Е.Ш.: Я читала, что ожидается «белгородский гектар».

Е.С.: У нас есть. Пожалуйста, приезжайте и берите этот гектар. Только чем у нас он отличается от дальневосточного? Тем, что у нас и газ уже подведен, и электроэнергия. Получайте его, но в селах с населением до 200 человек.

                                               РУССКОЕ ПРОСТРАНСТВО

Е.Ш.: Вы очень много делаете для возрождения деревни. Почему вы считаете, что так важно для России возродить деревню?

Е.С.: Для России очень важно иметь пространство, где происходит воспроизводство нации, ее культурного и генетического кода. Где оно происходит? В подъезде многоэтажного дома? Где иногда бывает не очень хороший запах, где коммунальных проблем много, где агрессии много, нерешенных проблем. Человек в этом пространстве находится на 50-60 квадратных метрах, вся его жизнь проходит между диваном и телевизором. Или в собственном доме, на земле? Где он видит плоды своего труда, где он укоренен в эту землю, пространство, природу. Где код наш генетический, где наша культура? Она там. Давайте мы создадим в России 20 городов – там у нас основные налоги. Поэтому давайте забросим эту всю деревню. Мы там будем вахтовым методом работать на селе. Это трагедия, конец России. Поэтому нам надо селом заниматься, крестьянством, образом жизни. Не обязательно человеком, который работает на земле. Это сельский учитель, сельский врач, фрилансер сегодня. Фрилансер, который, может, работает на какую-то глобальную корпорацию, на Google…

Е.Ш.: На «Яндекс».

Е.С.: На «Яндекс» или «Алибабу». Но он работает в селе, он живет в селе, в этом пространстве. Он в гармонии с этим пространством. Он воспроизводит в своей семье, в своих детях этот культурный код. Не замечая, самопроизвольно это происходит, но это происходит.

Е.Ш.: А как бы вы определили культурный код русского человека?

Е.С.: Справедливость, согласие и любовь. А как можно делать пространство справедливости и согласия без любви? Любовь – это самый главный инструмент построения справедливого общества.

Е.Ш.: Как вы определяете миссию России как самого большого в мире государства?

Е.С.: Мессианская роль России состоит вот в этом - показать альтернативный путь цивилизационного развития. Не общество потребления, а общество духовного развития. В этом есть миссия России.

ЗАЩИТА ЗЕМЛИ

Е.Ш.: Ваш регион стал первым в России, может быть, даже и единственным, принявшим закон о биологизации сельского хозяйства. О чем идет речь?

Е.С.: А речь идет о том, что 200 лет назад, во времена Докучаева наши черноземы, главное богатство страны, содержали 12-15% гумуса. Сегодня содержание гумуса (основного показателя плодородия) составляет где-то 2-3, редко 5%. Идет деградация черноземов, деградация земли. Чем она чревата, очевидно – ухудшением качества хлеба, который мы сейчас кушаем. Если взять хлеб 100 лет назад – он выпекался из зерна, из пшеницы, где содержание клейковины достигало 50, даже 60 процентов белка, то есть белковой части. Сегодня мы выпекаем хлеб, выращенный на черноземах, с содержанием клейковины 18-20%, а если 22% - так это очень хорошо. Качество хлеба ухудшилось в 2-3 раза. Если бы мы с вами 100 лет назад жили, то мы бы съели один кусочек хлеба, а сегодня он равен трем современным кусочкам. Это нагрузка на организм большая, правильно? Качеством нашей почвы, я считаю, это главное сегодня, чем должна озаботиться вся страна. Отсюда программа биологизации земледелия. И сейчас мы добились того, что впервые, наверное, за сотню лет на территории Белгородской области отмечаем стабилизацию и даже кое-где увеличение содержания гумуса в наших почвах.

Е.Ш.: Так поэтично про гумус мне никогда еще никто не рассказывал.

Е.С.: Гумус – это всё. Как Пушкин в поэзии, так гумус в сельском хозяйстве.

Е.Ш.: На самом деле истощение почв – это общая мировая проблема. Видите, все ищут разные выходы из положения. Из вопроса, как вообще накормить человечество. Есть такой выход как ГМО. Как вы к этому относитесь?

Е.С.: Крайне отрицательно. И опыты это уже доказали. Мышам или крысам скармливали ГМО. В третьем, пятом или восьмом поколении уже получили уродов. Очевидная же вещь - это даже не искажение, а какое-то насилие над тем, что создал Господь. В пшеницу, например, для того, чтобы она хорошо переносила холода, вносят ген моржа. Лабораторией Всевышнего это же не предусмотрено. Это насилие над природой.

Е.Ш.: Раньше, чтобы накормить человечество, занимались химизацией сельского хозяйства. Но мы сейчас уже видим, что это тоже путь в никуда.

Е.С.: Путь решения локальных проблем на какой-то исторический период. Кто у нас был первым, кто применил минеральные удобрения и доказал теорию минерального питания? Это знаменитый ученый Либих. Он прочитал одну лекцию, которая запрещена сегодня, о вреде применения минеральных удобрений для питания растений. Растения питаются из почвы тем, что производит почвенная биота - миллиарды существ и микроорганизмов. Они не питаются напрямую минеральными азотом, фосфором, калием и другими веществами. Они питаются теми испражнениями, которые производит огромный почвенный органический мир. А когда мы напрямую даем НПК и прочие гадости, то растения как любой живой организм атрофируются. Дают хилое потомство, хилые плоды. Плоды, не заряженные жизненной энергией, которую они получают из земли. Жизненная энергия - это самая сильная энергия. А мы пытаемся получить ее просто химией.

Е.Ш.: Еще одна проблема - проблема пестицидов и, в частности, глифосата. Глифосат – самый используемый в мире пестицид. Но, по оценкам Организации по изучению рака, он может привести к онкологии.

Е.С.: Да, канцероген.

Е.Ш.: Как нам в России избавиться от глифосата? 80% наших полей обрабатывают раундапом.

Е.С.: Раундап – это же и есть разновидность глифосата.

Е.Ш.: Что делать? Чем мы можем сегодня заменить пестициды?

Е.С.: Пестициды, допустим, в земледелии нужно заменить новыми технологиями обработки почвы – ноу-тилл или стрип-тилл - разновидность ноу-тилла. Но при использовании ноу-тилла все равно в течение пяти лет придется применять в понижающих с каждым годом дозах тот же глифосат. И дальше мы будем применять ноу-тилл, а ноу-тилл – без обработки, посеял и убрал. Если бы вся страна у нас перешла на ноу-тилл, у нас уже где-то 35, даже ближе к 40% всей площади на территории области – уже ноу-тилл! Опыт показывает, что там, где уже 4-5 лет обработка новой технологией – там практически уже никаких глифосатов можно не применять. Нет необходимости. Создается мульчирующий слой, и сорняки уже не культивируются. Их просто там нет. Растут только культурные растения.

Е.Ш.: Выход из положения есть.

Е.С.: Да. Но это должна быть длительная программа. Необходимо достраивать все агрономическое сообщество. А у нас же сегодня продает глифосат компания «Монсанто». Она сегодня везет и дорогие семена сахарной свеклы, кукурузы, сои, пестициды. Процентов 70 оттуда все везут, они же и заинтересовывают, создают логистику продвижения.

Е.Ш.: Лоббирование.

Е.С.: А логистика продвижения – это, мягко говоря, лоббирование.

Е.Ш.: Погрубее сказать – коррупция.

Е.С.: Создают группу заинтересованных лиц, вплоть до агронома. Он говорит: всё, я только глифосат использую. И подсаживают всех на глифосат.

Е.Ш.: Какой выход из положения? Как это можно изменить?

Е.С.: Выход – запрещать. Сказать: ребята, мы применяем глифосат еще пять лет. Сегодняшний уровень принимаем за 100%, на следующий год 80%, потом 60%, и опускать к нулю.

ГЕНЕТИЧЕСКАЯ  БЕЗОПАСНОСТЬ

Е.Ш.: Хорошо. Еще о проблеме, которая есть на сегодняшний день в российском сельском хозяйстве. И я надеюсь, что вы знаете рецепт, как ее можно преодолеть. Проблема нехватки собственных семян. Ведь мы закупаем семена в некоторых категориях более 90%. По сути, разрушена система селекции и семеноводства. Как с этим действительно обстоят дела сегодня? И как мы можем менять ситуацию? Что нужно сделать?

Е.С.: Без воли государства тоже трудно обойтись. Классический пример - семена кукурузы. Сегодня в России, в том числе в Белгородской области и в Краснодарском крае, производят прекрасные конкурентоспособные гибридные семена кукурузы. Наши производители предлагают 1,5-2 тысячи рублей за гектарную норму, то есть это примерно 25 килограмм. Но сегодня компании, как «Пионер», «Байер» и другие, предлагают свои семена за 8-10 тысяч рублей. И их покупают.

Е.Ш.: Но ваши не хуже.

Е.С.: Наши не хуже. Мы доказываем всем агрономам… Демонстрационные посевы, и в Татарстане, и в Мордовии, и везде показываем. Да, движение какое-то пошло. Но опять, существует колоссальная вертикаль продвижения своего продукта. Пока с этой системой трудно бороться на добровольческом уровне. Нужно просто сказать: ребята, вот у нас принят государственный проект производства семян кукурузы. Срок действия этого проекта – 3 года. В течение трех лет мы обеспечиваем своими семенами всех товаропроизводителей.

Е.Ш.: Для этого надо воссоздать все селекционные базы в стране.

Е.С.: Да есть они, не проблема. Чтобы освободиться от семян сахарной свеклы – надо 5 лет. Для каких-то еще экзотических семян, может быть, чуть больше. Не проблема. Для того, чтобы у нас иметь свои кроссы птицы – надо лет 7-8 и где-то 300-500 миллионов долларов финансирования. Сегодня это финансировать могут уже сами корпорации, они богатые. Их надо просто понуждать. Чтобы деньги куда-то не в яхты, самолеты и прочее, а в создание своей генетической безопасности вкладывали. Нам нужно вернуть сельское хозяйство, сделать импортозамещение, вернуть свою интеллектуальную ренту. Сорт – это не только семена, но это еще и нематериальный, интеллектуальный актив. Если мы это не сделаем, то они завтра скажут: слушайте, у вас нет семян кукурузы. 40 тысяч рублей – покупайте, ребята.

Е.Ш.: Это абсолютная зависимость, полная потеря продовольственной безопасности.

Е.С.: Ну, да. Количество – мы решили проблему.

Е.Ш.: Мы просто по-другому не можем сказать. По сути, сегодня у нас потеряна продовольственная безопасность.

Е.С.: Ну я бы так не сказал.

Е.Ш.: Нет? Хорошо.

Е.С.: За нулевые и десятые годы, если бы у нас был интегральный показатель продовольственной безопасности, то мы от нуля поднялись где-то уже до уровня 60%.

Е.Ш.: 60% - это как раз тот показатель, о котором уже можно говорить…

Е.С.: Я имею в виду - и количественно. Сегодня у нас появляется и научно-технологический продукт свой. Эта интеллектуальная рента у нас тоже своя появляется.

МОНАРХИЯ

Е.Ш.: Вы считаете, есть перспективы в России на возрождение монархии?

Е.С.: Юридически – конечно, есть.

Е.Ш.: Ментально – тем более да?

Е.С.: Можно идти по пути 1612 года. Когда Рюриков сменили на Романовых. А можно просто ветвь Романовых посмотреть. Сейчас много кандидатов, кто из них лучший.

Е.Ш.: Интересно. Мало кто в России так четко, как мне кажется, для себя сформулировал уже тему монархии: да, я за монархию.

Е.С.: За просвещенную, за символическую монархию. Что плохого монархия сегодня принесла Великобритании или Бельгии, или Голландии, или Швеции? Что плохого? Швеция сегодня считается самым передовым обществом, ближе всего к идеалу… к ленинскому идеалу построения социализма или даже коммунизма. Монарх мешает Швеции? Нет. Это символ нации. А почему у нас такого символа не должно быть в России? Символа некоей стабильности. В Англии нет Конституции. И живут люди. Есть монарх. А в Японии? Самая передовая страна. Да, не с такими полномочиями, но символ должен быть. Царь над справедливостью.

Е.Ш.: Если бы сегодня прошел референдум, то вы бы проголосовали за возрождение монархии в России.

Е.С.: Я бы сначала обратил внимание, о какой монархии идет речь. О монархии, какая была у нас в 1917 году? Я против. О монархии, которая сегодня в Швеции? Я двумя руками «за».

Е.Ш.: Мне кажется, столько лет руководя регионом и работая в Совете Федерации, вы хорошо научились чувствовать народ. Как вы считаете, а народ сегодня был бы за монархию, мог бы проголосовать за монархию?

Е.С.: Да, за такую монархию. Наш русский народ воспитан на высшей справедливости. А высшей справедливостью для всей толщи нашего народа всегда был царь. Царь. Поэтому «за».

ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЙ РУБЛЬ

Е.Ш.: Если говорить о справедливости современного мира, вам не кажется, что мир к России очень несправедлив?

Е.С.: Сложный вопрос. Мне кажется, нам нужно задавать мировую повестку дня, и мир к нам изменится.

Е.Ш.: А разве мы этого сейчас не делаем?

Е.С.: Мне кажется, недостаточно. В Советском Союзе, помните, мирные инициативы? Как год – генеральный секретарь выступит с какой-то инициативой. Нам надо сейчас выйти на формирование мировой повестки дня. Тот, кто формирует повестку сегодня, тот сегодня и в лидерах. А нам надо самим повестку находить. Нам надо обращаться, может быть, не к государствам, а к цивилизации, к миру. У нас шесть и более миллиардов людей. Мир становится уязвим. Сегодня нужно думать о том, что мы все идем к краху. Если мы не будем формировать сегодня повестку дня, которая может элементарно продлить наше физическое существование. Мы потребляем сегодня в полтора-два раза больше энергии, чем воспроизводит наша земля.

Е.Ш.: Если мы поднимемся над вопросом, кто печатает доллар, обеспечен доллар или нет, и будем думать о более глобальных вещах.

Е.С.: Конечно, не о долларах надо думать, а о глобальных вещах. Не о криптовалютах. То есть сегодня надо сказать: рубль должен быть наполнен каким-то твердым экономическим содержанием. Каким? Одним киловатт-часом, а не долларом. И тогда Россия станет самой великой страной, с экономической точки зрения. У нас несметные энергетические богатства. Никакой инфляции не будет. А мы всё о долларах, ЦБ, РФС и так далее. Нас водят по этому кругу, а надо подняться.

ПУТЬ  НЕБА

Е.Ш.: Мы заговорили о будущем. Каким вам видится будущее России? С учетом всех нюансов недружественного окружения, с учетом внутренних трудностей. Ну и будущее мира.

Е.С.: Два варианта. Или светлое, или никакое. Если мы пойдем по светлому пути, пути гармонии, согласия, Создателя, примем Его, тогда у нас будет все хорошо. Он главный управленец, а не мы здесь не какие-то президенты, масонские ложи или тайные правительства. Если не примем, то мы исчезнем. Как исчезали до нас многие цивилизации.

Земля – живой организм. Она сопротивляется, она сметает людей все больше и больше. Вы же видите, какие природные катастрофы происходят. Если мы не изменим образ жизни, не изменим нагрузку на нашу природную среду, на наш маленький земной шарик, то Земля будет от нас как собака от блох избавляться.

Е.Ш.: Но вы верите все-таки в более позитивный конец?

Е.С.: Конечно, верю. Нам дано самое главное - право выбора. Выберем мы этот светлый, красивый, интересный путь мудрости – все будет хорошо. Ведь по большому счету кто управляет всем и вся в мироздании? Незримый мир управляет зримым. Тот мир - воплощенный мир. Нам надо это понять, и тогда все станет на свои места.

Е.Ш.: Прекрасная нота для того, чтобы закончить сегодняшнюю встречу.

Е.С.: Ставим точку в «Красном углу».

Е.Ш.: Я хочу вас поблагодарить за то, что вы стали почетным гостем, уделили столько времени нашей программе. И хочу пожелать, потому что вы действительно Мечтатель с большой буквы, чтобы больше ваших «мечт» сбылось. Мне кажется, от этого будет лучше всем нам. Спасибо большое.

Е.С.: Спасибо вам. За очень хороший разговор.

Е.Ш.: Спасибо.

Новости партнеров

Новости





Наверх
Закрыть
В прямом эфире: Силуанов гарантирует стабильный рубль (Гость – Геннадий Шмаль)