Красный угол с Еленой Шаройкиной. В гостях - Александр Галушка

В этом выпуске в гостях у Елены Шаройкиной – министр РФ по развитию Дальнего Востока Александр Сергеевич Галушка.

"Красный угол" - программа о достойных!

В этом выпуске в гостях у Елены Шаройкиной - министр РФ по развитию Дальнего Востока Александр Галушка

Гость программы реализует один из самых глобальных проектов нашей страны: форпост русской цивилизации в Азии. Для него государственное дело – сотворение истории.

Александр Сергеевич Галушка российский государственный и общественный деятель.

Министр Российской Федерации по развитию Дальнего Востока.

За 4 года руководства Министерством вывел Дальневосточный регион в лидеры по темпам развития и инновациям.

Свою трудовую деятельность начинал в Институте проблем управления Российской академии наук.

Во второй половине 1990-х занялся предпринимательством в области менеджмента и консалтинга.

Являлся одним из руководителей общероссийской общественной организации «Деловая Россия».

Участвовал в разработке целого ряда общенациональных программ, направленных на создание дополнительных рабочих мест и «новую индустриализацию» страны.

Входил в состав Государственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Дальнего Востока, Республики Бурятия, Забайкальского края и Иркутской области.

Его назначение на министерский пост в сентябре 2013 года стало первым случаем в российской практике, когда должность такого уровня занял представитель общественной структуры, отстаивающей интересы предпринимателей. 

Автор ряда научных работ по экономике.

Имеет государственные награды и награды Русской Православной Церкви.

Женат, воспитывает троих детей.

 

Елена Шаройкина: Александр Сергеевич, здравствуйте.

Александр Галушка: Здравствуйте.

Е.Ш.: Спасибо, что согласились прийти к нам в программу. Поговорим о той геополитической обстановке, в которой сегодня находится и развивается вся Россия и Дальний Восток. Как вы могли бы ее охарактеризовать?

А.Г.: Исторически 500-летний период доминирования Запада закончился. Мы живем в такое время, когда это произошло, и мы констатируем это как медицинский факт.

Е.Ш.: На основании чего?

А.Г.: Почти 60% мирового ВВП производится в азиатско-тихоокеанском регионе. Более того, произошел  политический, экспертный, и профессиональный абсолютный консенсус. Дальше эта доля будет только увеличиваться. Самые динамично развивающиеся и быстро растущие экономики мира находятся там же. Более 50% прямых иностранных инвестиций – тоже уже азиатско-тихоокеанский регион. Объем импорта этих стран - более 8 триллионов долларов США, такого объема импорта нигде нет. Такой динамики, развития, перспективы нет ни в одном другом регионе мира. Можно сказать о том, что для современной цивилизации Тихий океан – то же самое, чем было Средиземное море две тысячи или тысячу лет назад, когда вся цивилизация в основном концентрировалась вокруг него. Сегодня, если посмотреть на карту мира, то это Тихий океан и все, что вокруг него происходит.

Для России очень большие возможности связаны именно с тем, что происходит у нас сегодня на Дальнем Востоке. Возможности развития и перспективы развития связаны не только с Дальним Востоком, но и в целом с тем, что та энергия, та мощь, те возможности, которые сегодня есть на Востоке, могут и должны развивать всю страну. Конечно же, Дальний Восток, очевидно, в первую очередь.

Е.Ш.: Исторически так сложилось, что Япония и Китай являются оппонентами и конкурентами. Вы видите возможность развития Дальнего Востока, чтобы сотрудничать и с одной страной, и с другой? Приходится ли выбирать основного партнера?

А.Г.: Все страны одновременно и конкурируют, и сотрудничают. Не только Китай с Японией. Но также, можно сказать, Япония с Кореей, Корея с Китаем и с другими странами. Почему я упомянул Корею? Существует так называемая большая тройка - Китай, Япония, Корея. Это первое.

Второе. Наша позиция состоит в том, что рядом с Дальним Востоком сосредоточена значительная социально-экономическая мощь. Что необходимо сделать. Необходимо конвертировать ее в развитие Дальнего Востока нашей страны. Для того, чтобы это сделать, необходимо создать благоприятные, а если более точно выражаться, конкурентные условия экономического развития, конкурентные условия инвестирования и ведения бизнеса. Когда мы говорим о реализации инвестиционных проектов и экономическом развитии, то речь идет о прагматичных, практически понятных вещах. Сколько у вас стоит электроэнергия? Сколько времени вы потратите на то, чтобы доставить ваш груз? Какая экономика будет у вашего инвестиционного проекта? За сколько он окупится? Можно взять один и тот же проект и сравнить, как он будет реализован на Дальнем Востоке или, допустим, в соседних странах. Если у нас экономика лучше – это и есть экономически рациональные основания заниматься им на Дальнем Востоке. Имея в виду еще и конкурентные преимущества, которыми наш Дальний Восток обладает.

Е.Ш.: Какие, например?

А.Г.: Значительные запасы природных ресурсов, благоприятное месторасположение и реализованные за последние четыре года российским государством льготные преференциальные политики, которые обеспечивают хорошую, должную, конкурентную экономику для новых инвестиционных проектов, для создания новых производств именно у нас на Дальнем Востоке. Теперь я отвечаю на следующую часть вашего вопроса. У нас нет какой-либо заданности либо предрасположенности к инвестициям из той или иной страны. Мы рады любому инвестору, который приходит, работает у нас в стране, работает в соответствии с российским законодательством, платит здесь налоги, создает рабочие места для наших граждан. И нет какой-то окрашенности, что нам нужны инвестиции именно из этой страны. Такого, конечно, нет. Мы открыты к сотрудничеству с любыми инвесторами. Будь это инвесторы из Америки и Европы, из Китая или Японии, из Кореи. Из любой точки мира.

Мы наблюдаем, как благодаря открытости, созданию дружественных условий для реализации новых проектов, строительству новых заводов, открытию новых предприятий инвесторы из самых разных стран мира сегодня приходят и открывают для себя Дальний Восток. Вы посмотрите, в сентябре прошел Восточный экономический форум - это один из важных инструментов развития Дальнего Востока. Но он проводится все-таки лишь в третий раз. А приехало более 60 стран мира. Заключено инвестиционных соглашений на сумму более 2,5 триллионов рублей. У нас делегации Японии и Кореи возглавили главы этих государств, как и делегацию Монголии. Делегация Китая была представлена вице-премьером этой страны. Делегация Индии – двумя министрами: министром иностранных дел и министром промышленности и экономики. Делегация Соединенных Штатов Америки была представлена губернатором штата Калифорния. И мы рады такому широкому представительству. Мы готовы работать со всеми на Дальнем Востоке, понимая, что наша работа – создавать благоприятные условия. Мы рады именно добросовестным инвесторам, которые соблюдают российское законодательство, как экологическое, так и трудовое. Могу отметить, у нас пока ни с одним инвестором проблем не возникло.

Е.Ш.: Правильно я понимаю, ваша позиция – равные условия для всех и побеждает сильнейший?

А.Г.: Совершенно верно.

КОНКУРЕНЦИЯ ТЕРРИТОРИЙ

Е.Ш.: А кто из современных экономистов вам близок?

А.Г.: Вы мне сейчас задаете вопрос, который для меня, в профессиональном плане, имеет серьезное значение. Когда я был еще студентом, мне было интересно изучать самые разные взгляды, разные экономические школы, как ранее существовавшие, так и недавно возникшие. Понятно, что любая экономическая теория, любое экономическое построение – условно. Экономическая теория в итоге пришла к тому, что нельзя раз и навсегда предложить теорию, которая будет работать. Надеюсь то, что я хочу сказать, не будет выглядеть слишком узкоспециальным и немного занудным. Базовый вопрос экономической теории: как в условиях ограниченных ресурсов удовлетворять человеческие потребности, которые могут быть безграничными? Это очень узкая постановка вопроса. Потому что у нас на сегодняшний день нет теории экономического роста. Она как теория не оформлена...

Вообще, в мире теории экономического роста нет,  не оформлена эта задача, этот предмет. Можно сказать: есть один и тот же учебник по экономике, но на примере Европейского Союза, где одинаковая макроэкономика, одна валюта, видны разные темпы роста у разных стран. И объясняется это вовсе не тем, что в этом учебнике по экономике написано, а другими вещами совсем. На мой взгляд, такая фокусировка на практике, на работающих моделях, на вникании в суть дела и выработке рецептов и решений, которые этой сути дела соответствуют, - это формула успеха любого дела, за которое ты бы ни брался. Будь это экономика, социальная сфера или любые другие вопросы.

Е.Ш.: Мне все-таки непонятно. Вы – рыночник? Вам близок путь Китая?

А.Г.: Вы меня спросили, кто я по экономически взглядам. Что мы делаем на Дальнем Востоке? Мы стараемся создать конкурентные условия инвестирования и ведения бизнеса. Каким образом? Мы начали с того, что проанализировали, какие издержки, сроки, процедуры, условия у нас на Дальнем Востоке и в особых экономических зонах Китая, в Южной Корее, в Республике Корея, в Японии, в Сингапуре и так дальше. Результат - понятная таблица. Вот страны – вот условия. Вот у нас… Что мы делаем дальше? Мы видим, где и по этим условиям проигрываем.

Е.Ш.: Дальше мы конкурируем. Уже как территория.

А.Г.: Правильно. А что значит быть конкурентом, в практическом плане? Мы выписали лучшие условия в разных странах. Где самая быстрая таможня? Где самые комфортные условия для стройки? Где уровень налоговой нагрузки ниже, и какой он? Помещаем это с вами в правый крайний столбец. Это и есть модель-ориентир. Целевая модель. Если ты это сделаешь – к тебе инвестор придет, он у тебя будет работать. А если придет и будет у тебя работать, что ты получишь? Ты получишь новые предприятия, новые рабочие места, новые налоги, новые темпы роста. Это какой подход? Государственный, рыночный, вот скажите?

Е.Ш.: Рыночный, скорее.

А.Г.: Хорошо. Но делает-то это государство. Все это создать, произвести условия должно государство. Вы справедливо отметили, когда у тебя появляется одна, вторая, третья, двадцатая история успеха, и это видят другие инвесторы, видит другой бизнес, начинается разумное, хорошее, позитивное соревнование. За то, чтобы не упустить те возможности, которые сегодня создаются. Из этого возникает спрос на территорию, новая экономическая плотность, спрос на трудовые ресурсы, растет уровень заработной платы.

Е.Ш.: Вашему министерству, вашей команде удалось очень многое сделать на Дальнем Востоке. Но какие основные проекты вы выделили бы для того, чтобы нашим зрителям стало ясно, что уже сделано и сегодня приносит?

А.Г.: Для развития Дальнего Востока принято 19 федеральных законов. Что стоит за этими законами? Льготы, преференции, благоприятные условия для инвесторов. Что это дало сегодня? Это дало сегодня более 900 новых инвестиционных проектов, с объемом инвестиций более трех триллионов рублей. Инвестиции, которые будут реализовываться до 2025 года, а часть из них сегодня уже реализована. На Дальнем Востоке открываются новые заводы, новые предприятия. На Дальнем Востоке сегодня самая большая стройка страны – в Амурской области строится современнейший газохимический комплекс. Начальный объем инвестиций только 700 миллиардов рублей, и уже проектируется вторая очередь, это еще плюс 500 миллиардов рублей. У нас нет в стране второй такой стройки по величине, самая большая стройка именно на Дальнем Востоке. Создаются новые рабочие места, новые возможности самореализации для людей. У нас заработал Свободный порт Владивосток… А Свободный порт Владивосток – это все порты юга Приморья.

Что это означает? Это означает, что любой инвестор, который придет на Дальний Восток, в ТОРы или в Свободный порт Владивосток, первые пять лет не будет платить налог на прибыль, на землю, на имущество. Вторые пять лет он будет платить половину ставки налога. Страховые взносы первые десять лет реализации инвестиционного проекта вместо 30% будут 7,6%. Если инвестор импортирует современное оборудование и сырье для переработки полуфабриката, у него не будет налога на добавленную стоимость и импортной пошлины. Если у инвестора возникнут проблемы с контрольными надзорными органами власти, он будет вынужден в суде с ними отстаивать правду, то в этом случае Государственная корпорация развития Дальнего Востока может подать иск в защиту его интересов, если он этого захочет. Любая проверка инвестора контрольными надзорными органами возможна только с согласия Министерства Российской Федерации по развитию Дальнего Востока. За счет государственных средств создается необходимая инфраструктура – дороги, линии электропередач, газопроводы, оборудуются земельные участки.

Е.Ш.: Можно я спрошу о проекте, который мне представляется очень романтичным? Во всяком случае, звучит очень романтично.

А.Г.: «Дальневосточный гектар»?

Е.Ш.: «Дальневосточный гектар», да. Как-то даже в этом названии очень много оптимизма. И мне сразу представляются дома, поля. Что это за проект, и как он сегодня реализуется?

А.Г.: Это проект, который позволяет получить землю на Дальнем Востоке без бюрократии, волокиты и сложностей. Любой житель России, любой ваш телезритель сталкивался с оформлением земли. Объективности ради, отмечу, что это очень сложная, громоздкая, длинная, неудобная для человека процедура. Мы полностью отказались от нее на Дальнем Востоке, приняли принципиально другой закон, который позволяет в режиме онлайн через сайт https://надальнийвосток.рф/ зайти, увидеть, какие земли свободны, и прямо на сайте отрисовать интересующий вас участок. Программа вам поможет его компактизировать до гектара, если у вас не получилось точно. Через сайт авторизоваться. Если у вас есть электронная цифровая подпись, то не выходя из своего дома, всю процедуру оформления провести. Если у вас ее нет, а она не у многих есть граждан России, вам достаточно будет дойти до ближайшего МФЦ. Задайте себе вопрос: вы когда так землю получали в России? То, что я вам говорю, не только закон, а 30 тысяч земельных участков нашли своих правообладателей таким образом. 30 тысяч практических примеров того, как можно землю давать, реализованы. И заявок на землю на сегодняшний день около 100 тысяч. Более того, президент страны, выступая в сентябре во Владивостоке, сказал: давайте тем, кто гектар освоит, еще больше земли давать. И мы готовим соответствующие поправки в закон, чтобы реализовать это поручение президента страны. Именно тем, кто этот гектар освоит. Так это сегодня происходит. Что очень отрадно, на дальневосточных гектарах началась естественная кооперация людей. Как хозяйственная кооперация, так и люди хотят создавать новые поселения. Созданы первые четыре поселения. Когда одновременно взяты несколько сотен гектар, сотнями наших граждан, люди говорят: а мы хотим поселок свой сделать, деревню хотим свою новую сделать. Естественно, и выбрав свою местную власть. Это прекрасно.

Е.Ш.: А какие температурные условия, что там можно выращивать? Как можно жить?

А.Г.: В основном люди для чего землю берут? На первом месте - желание на дальневосточном гектаре построить свой дом для жизни. На втором месте - для ведения сельского хозяйства. Кстати, общение с людьми, которые берут землю для сельского хозяйства, выявило, что гектар – не так много. И это была инициатива людей, которые говорят: если мы гектар освоим, давайте, может быть, нам больше земли. Очень отрадно, что президент страны их поддержал, и такое решение состоялось. И, конечно, для второй цели это очень актуально. Освоишь гектар, и можешь еще десять дополнительно получить. А когда речь идет о семье  из пяти человек, то это означает, уже к пяти гектарам плюс 50 гектар возможно будет взять.

СЛУЖЕНИЕ

Е.Ш.: Вы такое понятие как государственная деятельность в отдельную категорию выделяете. Какими качествами должен обладать государственный деятель?

А.Г.: Прежде всего, в системе ценностей должна быть такая категория как служение.

Е.Ш.: Служение кому?

А.Г.: Ты служишь стране своей. Ты служишь Родине, России. Без этой базовой вещи, на мой взгляд, в принципе, невозможно быть государственным деятелем. Если первое качество есть, то к нему должна прилагаться и значительная работоспособность и профессионализм, умение находить решение нетривиальных сложных задач в большой системе, сложной системе, умение их доводить до конца, умение их реализовывать. Причем делая то, что не написано в книжках, рецептов в книжке нет.

Е.Ш.: Как вы считаете, класс государственных деятелей в России сформирован?

А.Г.: Формируется. И здесь была бы очень полезна положительная селекция. Как не каждый человек может быть ученым, музыкантом, далеко не каждый человек может быть предпринимателем, у кого-то есть эти предпринимательские способности, у кого-то нет. То есть способности к государственной деятельности, на мой взгляд, это особая категория способностей. Я считаю, что было бы очень полезно нам систему образования и воспитания строить вокруг выявления еще на ранних стадиях талантов людей, способностей людей для того, чтобы дальше эти способности могли раскрываться. Понимая, например, что не могут быть все, допустим, предпринимателями. Предпринимательские способности, согласно экономической теории, которую вы очень любите, о которой мы с вами много сегодня говорим, являются одним из редких, ограниченных факторов производства. Вся история цивилизации показывает 3, максимум 5% могут быть предпринимателями. У большего процента людей это даже не получается делать. Так же и с государственной деятельностью.

ВЕТЕР ПЕРЕМЕН

Е.Ш.: Освоение Дальнего Востока – это тот вопрос, который интересует многих живущих в центре России и в других регионах. Страхи людей Центральной России заключатся в том, что на Дальнем Востоке почти нет русских, там живут в основном китайцы, японцы. И наша земля уходит к ним, и скоро она не будет наша.

А.Г.: Действительно, я наблюдаю такую закономерность. Эти страхи слабы или их практически нет на самом Дальнем Востоке, а чем дальше от Дальнего Востока – почему-то они начинают нарастать. Еще больше они у тех людей, которые ни разу не были на Дальнем Востоке. Вот такую закономерность за годы работы я для себя отметил. Я обычно предлагаю: съездите сами на Дальний Восток. Ну приедьте в Благовещенск, там 700 метров до Хэйхэ, китайского города через реку Амур. Приедьте в Хабаровск, где Китай тоже рядом, во Владивосток. Посмотрите сами просто своими глазами. По улицам походите. Да, вы там встретите людей азиатской внешности. Встретите, увидите, что это туристы. Они приехали, что-то смотрят, фотографируют, отдыхают. Но вы точно абсолютно сделаете для себя вывод, что здесь больше всего русских. Это очевидно просто. Их тут больше. Это первое. Второе. Второе во второй части, если уж быть точным, если отвечать на ваш вопрос. Допустим, в Китае существует проблема развития северо-восточных провинций. Исторически для Китая есть естественная граница по Амуру. Дальше Амура считалось, что не совсем удобные условия для жизни. Граница у нас так по Амуру и проходит преимущественно. Сегодня правительство Китая очень серьезные усилия прилагает к тому, чтобы северо-восток развивать. Провинции Внутренняя Монголия, Хэйлунцзян, Цзилинь. Руководство Китая там часто бывает. У китайцев на северо-востоке похожие проблемы, что у нас на Дальнем Востоке. Люди больше предпочитают на юг мигрировать и там проживать. Темпы роста этих провинций в два раза ниже, чем в среднем по Китаю. Понимая эти обстоятельства, мне кажется, в них ответ заключен, что происходит сегодня у нас.

Я напомню, о чем говорил наш президент. Не раз подчеркивал, что нам нужно поймать китайский ветер в свои паруса. Но что здесь тоже важно отметить. Достаточно часто приходится бывать в Китае. Я хочу сказать, что китайский ветер в свои паруса много кто хочет поймать. Мы не одиноки в этом желании. И сегодня стремление сотрудничать с Китаем, работать с Китаем есть очень-очень у многих стран мира. Это новые возможности, которые ранее не существовали. Да, у развития могут быть проблемы, риски. Но ими надо заниматься.

Е.Ш.: Чьих инвестиций на сегодняшний день больше?

А.Г.: Больше всего российских. Это достаточно закономерно. Потому что именно российские инвесторы, именно российский бизнес быстрей откликнулся на возможности, на те льготы, преференции, которые сегодня для Дальнего Востока созданы. Преобладают сегодня российские инвесторы. Но обычно так и происходит, первыми приходят национальные, отечественные инвесторы, потом иностранцы. Для иностранцев тоже очень важно, инвестирует ли свой местный бизнес. Они на это смотрят внимательно.

Е.Ш.: А если из иностранных инвесторов смотреть, кто больше вложил денег на сегодняшний день?

А.Г.: На сегодняшний день на первом месте из иностранных инвесторов - Китай. Япония активна очень. Корея сейчас разворачивается. Для нас очень отрадно, что впервые в истории индийские инвесторы пришли на Дальний Восток. Совсем недавно их просто не было, а теперь есть. Первое предприятие компании месяц назад открыто во Владивостоке, фабрика по алмазоогранке. Один из крупнейших инвестиционных проектов на Камчатке по освоению Крутогорского угольного месторождения тоже готовится к реализации крупнейшей индийской компанией. Компания из Индии сейчас становится резидентом Свободного порта Владивосток. Явление. Раньше не было, теперь есть, уже первые предприятия открыты. Мы будем рады инвесторам из Европы, из Германии, из любых стран.

Е.Ш.: А санкции, которыми сейчас просто опутана Россия, вас не коснулись?

А.Г.: Какого-то фундаментального влияния и значения на сегодняшний день не наблюдается. В этом плане даже показателен Восточный экономический форум. Год назад он проходил второй раз. У нас всего два таких форума в стране – Санкт-Петербургский и Восточный. Год назад кто на него приехал? Приехал премьер-министр Японии. Приехал президент Республики Корея. О чем они приехали говорить с нашим президентом год назад еще? Почему-то не о санкциях. Они говорили о том, что новая восточная политика президента нашей страны открывает прекрасные возможности для развития торгово-экономического сотрудничества. Но это же не мы говорили. Это говорят лидеры двух стран. Наверное, вы помните, чьим союзником они являются в Азии? И одна, и другая страна. Но они же такое решение приняли. Это отклик на усилия по восточному развитию России у наших соседей. В этом году – еще более глубокий и обстоятельный разговор был. И вновь премьер-министр Японии и президент Южной Кореи приехали к нам во Владивосток обсуждать с нашим президентом развитие и углубление сотрудничества. Это же и есть лучший ответ.

Е.Ш.: Да, это практический ответ.

А.Г.: Конечно.

ВЫЗОВ

Е.Ш.: Вы говорите об ответе, о реакции соседей на политику президента страны в Дальневосточном регионе. А как сами жители региона, они чувствуют к себе внимание последние годы?

А.Г.: Все то новое в восточном развитии, что мы обсуждаем сегодня, находит отклик и у жителей Дальнего Востока. В период 1990-х на Дальнем Востоке фактически на какой-то период времени не стало государства. Оно у нас вообще в стране до минимума свелось. А на Дальнем Востоке это еще острее ощущалось. И, конечно, преодоление накопленного скепсиса и неверия требует длительных усилий. Сегодня абсолютно точно мы замечаем по постоянным встречам с людьми, общению с гражданами, социологическим опросам, что все больше и больше людей начинают верить и понимать в то, что сегодня делается на Дальнем Востоке. Буквально даже мы видим, что стараются. И первые вещи начали получаться. Но в то же время еще понятно, что объем накопленных проблем на Дальнем Востоке очень большой. И он не за год, не за два формировался, не за 1990-е годы. В принципе, исторический слой на Дальнем Востоке – не такой значительный. Я напомню, Владивостоку чуть больше 150 лет. Можно сказать, что мы, по историческим меркам, еще достаточно юные, у нас юная цивилизация. Территория сама по себе за эти годы еще слабо была освоена. Причем говорим ли мы о периоде Российской империи, о периоде Советского Союза, о новейшей истории. Это в целом исторический вызов развития России на востоке.

Е.Ш.: Сейчас мы его приняли, да?

А.Г.: Приняли и отвечаем на него. Освоить эту территорию, сделать ее процветающей, успешной, благоприятной, желанной для жизни, развития, самореализации. Ежегодно по нашему заказу ВЦИОМ проводит опрос граждан, как жителей Дальнего Востока, так и не его жителей. Мы видим, как позитивна динамика. Динамика того, что все больше и больше людей верят в Дальний Восток, считают, что он будет успешным. Летом этого года был проведен соцопрос, и в прошлом году летом. От 10 до 15 процентов считают, что уже сегодня Дальний Восток стал перспективной, интересной территорией развития. 50% считают, что он таким обязательно станет в ближайшие 10-15 лет. И еще порядка 15-20 процентов считают, что станет, но позже, в более отдаленной перспективе. Если вместе сложить, жители и не жители Дальнего Востока считают, что он будет успешным. Вопрос: когда? Кто-то считает, что уже сейчас. БОльшая часть, 50%, что станет при нашей жизни. Вот какая фундаментальная вещь за этим состоянием общественного мнения стоит. Если бы мы проводили с вами такой опрос в 1990-е годы, мы бы получили другие результаты. Когда распалась страна…

Е.Ш.: Когда были центробежные настроения?

А.Г.: Центробежные силы были очень сильны. И были сложности, социальные, экономические, бытовые у очень многих людей. Буквально стоял вопрос выживания и у страны, и у людей. Кардинальное изменение общественных настроений, выражающееся в том, что Дальний Восток был, есть и будет российским. Будет развиваться, будет успешным.

РОДНОЕ

Е.Ш.: Вы сказали, что это молодая цивилизация.

А.Г.: Мы там молоды, исторически молоды.

Е.Ш.: Но все-таки это русская цивилизация?

А.Г.: Конечно.

Е.Ш.: Как это проявляется?

А.Г.: Туда надо прилететь – и все понять. Я помню, первый раз в 2005 году летел на Сахалин, казалось, вечность провел в полете - девять часов. Летишь, летишь, летишь. Прилетел – Россия, русские люди. Даже, может быть, с еще более обостренным чувством идентичности. Потому что здесь они соприкасаются с другой цивилизацией. Здесь Азия близко. И соприкасаясь с ней, ты даже еще больше осознаешь свою идентичность. Что ты иной. Я помню это первое сильное ощущение от личного посещения Дальнего Востока. Здесь все свое родное, своя родная земля, родные люди.

ЦЕННОСТИ

Е.Ш.: Демографы говорят, когда люди принимают решение, иметь ребенка или не иметь, встает вопрос не только денег, не только благосостояния, но и вопрос социального оптимизма очень важен для того, Исходя из тех соцопросов, о которых вы говорили, мы можем сказать, что социальный оптимизм на Дальнем Востоке достаточно высокий. Что с демографией?

А.Г.: Даже не только социальный оптимизм для демографии имеет значение. Он не менее важен, чем вопросы материального благополучия. На мой взгляд, возвращаясь к началу нашего разговора, все-таки первичен вопрос ценностей. Ценностей семьи, детей, многодетности. По моему глубокому убеждению, это первично. Развитие современной цивилизации ярко это показывает. Поразительная вещь, когда все развитые страны утратили способность к воспроизводству. Все развитые страны как раз имеют самый высокий уровень благополучия, самый высокий уровень материального достатка.

Е.Ш.: Что вы делаете на вверенной вам территории, чтобы эти ценности укрепить?

А.Г.: Стараемся эти ценности укреплять. У нас принята специальная демографическая концепция по развитию Дальнего Востока. Наряду с вопросами помощи семьям и необходимых пособий. Они не могут заменить главного. Помочь главному могут, но заменить нет. Поэтому один из блоков в этом важном документе как раз связан с развитием, укоренением, культивированием ценностей семьи, многодетности. Сотрудничества с институтами, которые выступают естественными носителями этих ценностей, репродуцируют их из поколения в поколение - Русская Православная Церковь и наши традиционные религии. Те общественные некоммерческие организации, которые сделали своей миссией помощь семьям, пропаганду семейных ценностей. Все это один из блоков нашей работы. На ежегодной общероссийской демографической конференции, которая посвящена развитию Дальнего Востока, одно из важных ударений стоит на этом. Практическая работа с епархиями Русской Православной Церкви, с приходами – тоже об этом. Основа основ и база.

Е.Ш.: Вы верующий человек. Как вы пришли к вере?

А.Г.: Это произошло уже в очень зрелом возрасте. Притом, что я ходил в советскую школу, также подвергался атеистической пропаганде как и все советские школьники. Она была очень наглядная, даже казалась убедительной. Я помню один из образов, который нам на уроке учитель рассказывал. Говорит, смотрите, это же темные люди, они на картинку смотрят и у картинки что-то себе просят. Надо быть очень темным, необразованным и неграмотным. Да и вообще, человек просто не мог объяснить явления внешнего мира, и поэтому он себе создал объяснение через религию. Я думаю, любой человек, который в советской школе учился, помнит эти уроки, помнит эту такую пропаганду. Потом преподавание русской литературы, русского языка начало подводить к этому. И уже в институте стало интересно: это же есть в нашей жизни! Понять, разобраться, сравнить. И, поняв, разобравшись, сравнив, собственно…

Е.Ш.: Сравнив - ключевое слово. Потому что вы уже увлекались сравнительным религиоведением. И я так понимаю, вы выбирали…

А.Г.: Не выбирал. Это был поиск. Поиск. Связанный с определенным, юношеским, естественным максимализмом в 18, 19, 20 лет. Но прежде всего хотелось понять и разобраться.

Е.Ш.: То есть вы к православию пришли обдуманно.

А.Г.: Да, обдуманно.

ПРАВОСЛАВИЕ

Е.Ш.: Что склонило в пользу православия?

А.Г.: Лосский, Лосев, Вышеславцев. Это же философы потрясающей глубины, просто потрясающей. Мало где такие есть. Знать бы их получше всем нам. Атеистическое мировоззрение показалось мне очень вульгарным, по сравнению с Лосевым, Лосским и Вышеславцевым. Я познакомился с очень многими русскими философами, богословами Франко, Струве и другими. Действительно, это было такое открытие. Но что в нем еще было очень интересным. Когда я всё для себя открыл, потом думаю: а вот прекрасная светлая русская бабушка, которая не знает ни о Лосском, ни о Лосеве, ни о Вышеславцеве. Она просто сердцем поняла все, и народ наш тоже сердцем все понял. Ведь к пустому колодцу человек не идет. История наша тоже показывает, что в самые сложные периоды времени, в самых тяжелых испытаниях опора была на веру. И, конечно, без веры эти испытания не получилось бы преодолеть. Можно и без Лосева, и Лосского обойтись. Можно так это понять. И это еще одна грань, еще одно измерение, которое пришло чуть позже. А потом богословие остается уже где-то позади. Начинается практика. Просто такая жизнь, жизнь в этом. И она очень интересная. Она становится интереснее, глубже, красивее, ярче. Интересно жить в этом.

Е.Ш.: Как вы считаете, быть русским – это быть православным?

А.Г.: Православие – это дар. Надо его уметь воспринять, понять и вжиться. Мы же видим, что не все русские православные.

Е.Ш.: В нашей программе этот вопрос мы часто задаем,  пытаясь понять, что такое быть русским. И, вы знаете, на него очень много ответов, как примерно на вопрос, что такое любовь.

А.Г.: Мне кажется, быть русским - это когда думаешь на русском языке. Я думаю, это как человек себя чувствует, как он внутри себя определяет. Не для анкеты, а для самого себя.

РУССКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ

Е.Ш.: Мы существовали как империя не один век. И даже Советский Союз – это советская империя, форма империи. В нашей империи были русские чеченцы, русские калмыки и так далее.

А.Г.: Совершенно верно. И в этом удивительная красота нашей страны и нашей истории, нашей цивилизации, когда так и было – русские татары, русские чеченцы... Во внешнем мире всех вместе и называли русскими. Притом, что чеченцы, становясь русскими, не переставали быть чеченцами. И татары, становясь русскими, не переставали быть татарами. Вот в этом одна из сильных черт нашей самобытной цивилизации, которая за тысячелетнюю историю на этих огромных просторах сформировалась. Не просто самобытных, а очень красивых черт. Когда ни один этнос не исчез. Это же потрясающе просто, не было здесь никакого плавильного котла.

Вот мы с вами о Дальнем Востоке говорим. Русские пришли на Дальний Восток, в Якутию, и что произошло с якутским этносом? Он разве исчез куда-то? Он никуда не исчез. Наоборот, можно сказать, в новое цивилизационное качество перешел. Язык, культура расцвели совсем по-другому. Никогда не было межрелигиозных войн. Это тоже о многом говорит. В этих свойствах проявляется оригинальность, красота и самобытность нашей цивилизации. Которые должны как минимум вызывать восхищение и уважение.

Е.Ш.: Наша русская цивилизация, русский мир вызывают в мире это восхищение и уважение?

А.Г.: Вы же знаете ответ на этот вопрос. Я упоминал даже советскую школу, в которой мы учились. К сожалению, приходится наблюдать, как почему-то любят частенько поковыряться, покопаться в каких-то наших недостатках, что-то в истории нашей отметить. Знаете, что-то я не помню в нашей истории ни одной Варфоломеевской ночи, например. Но мы же почему-то не копаемся в чужом? Не копаемся. Почему-то мы даже не хотим этого делать. Хотя такие прямые параллели истории можно провести. Сказать: были такие жестокие кровавые периоды, а давайте посмотрим в тоже время, что происходило в Европе.

Кстати, к вопросу о восточном развитии. У нас комплекс возник, когда в России начала проводиться форсированная европеизация. Когда мы через эту форсированную европеизацию на правах ученика начали входить во взаимодействие с Европой, и возникло такое смещение или комплекс. Но мы же оттуда учимся. Нам учителя оценки дают. И вот сегодня, когда Россия активно развивает свою восточную часть, это центрирует страну. Мы как бы более точно осознаем свою естественную евразийскую идентичность. Большая часть страны – в Азии. Да, большая часть страны и в Европе. Притом, что Европа нам ближе, чем Азия. Но есть своя самобытная оригинальная цивилизация и соответствующая идентичность. На мой взгляд, было бы очень полезно всегда ее культивировать и укреплять. Занимаясь этим, точно не ошибемся. А это и традиционные ценности, о которых мы с вами говорим. Это историчность сознания и понимание своих корней, оснований, этапов своего развития. Это и, собственно, такая понятная вещь как семья, дети, продолжение тысячелетнего исторического пути, уже только в современное время.

МИССИЯ

Е.Ш.: Как вы считаете, у России есть какая-то особая историческая миссия?

А.Г.: Можно попробовать это описать, представив себе на минуту мир без России. Обратившись к тем историческим эпизодам мирового развития, когда Россия либо ослабевала, либо не могла быть активным участником тех глобальных процессов, которые происходили. Что мы с вами видим? Когда что-либо происходило без участия России, возникали явно всякие дисбалансы. Про Версальский мир все сказано. И что он породил в итоге? Но он же без России был. Хотя Россия в военном отношении просто была бы его полноправным участником, должна была быть. Потому что Первая мировая война в военном отношении была выиграна Россией. Но в силу тех внутренних причин и обстоятельств столетней давности, о которых мы все с вами знаем, это уже без нас происходило. Что это породило? Вся цивилизация умылась как кровью. И в этом, на мой взгляд, роль России в многообразном мире, в цветущей сложности. Она нужна для гармонии и баланса.

Е.Ш.: В свете того, о чем вы сейчас говорите, о большой роли России для мира, гармонии, все-таки мне хочется спросить: как вы оцениваете наши перспективы на мировой арене? Нам удастся построить многополярный мир?

А.Г.: Позволю себе ответить на ваш вопрос, имея в виду род моей сегодняшней деятельности. Я уверен, что восточное развитие России, подъем и ускоренное развитие нашего Дальнего Востока вносит очень большой вклад в развитие всей страны, в укрепление ее могущества, в ее процветание, благосостояние всех граждан России. Я в этом абсолютно уверен.

Е.Ш.: О чем вы мечтаете?

А.Г.: Реализовать все задуманное, довести до конца. Чтобы все получилось.

Е.Ш.: А что из задуманного вы еще не начали реализовывать? Какие еще есть перспективные проекты?

А.Г.: Это уже текущая работа - постоянное совершенствование. В ходе развития возникают новые потребности в тех или иных решениях, в тех или иных новых законах, новых механизмах. Мы с вами говорили о развитии Дальнего Востока. В какой точке мы сейчас находимся. Я бы ее так образно охарактеризовал - вспахано немаленькое поле. Мы уже упоминали 19 законов и не только. Много чего еще удобрено. Посеяны семена. Всходы появились. Мы находимся в точке, когда виды на урожай хорошие. Но цыплят по осени считают. Мы все делаем, чтобы этот урожай состоялся, чтобы стал зримым, понятным, ощутимым и осознанным.

Е.Ш.: Тогда мне хочется пожелать вам, чтобы никакие стихии и природные катаклизмы не помешали вам и всем нам насладиться этим урожаем, урожаем вашей деятельности, большой команды. То, что вы сейчас делаете на Дальнем Востоке, крайне важно для России.

А.Г.: Спасибо.

Е.Ш.: Я хочу поблагодарить вас за то, что вы стали почетным гостем программы «Красный угол». И, безусловно, хочу сказать, что мы всегда будем рады еще услышать, как развивается регион, которым вы занимаетесь. Спасибо вам за то, что вы делаете.

А.Г.: Спасибо большое. Спасибо.

Царьград.ТВПервый Русский
Смотреть запрещенный
Канал Царьграда можно тут:
На сайте, Яндекс.Эфир, ВКонтакте

Новости партнёров
Загрузка...
Загрузка...

Подписаться на уведомления, чтобы не пропустить важные события

Подписаться Напомнить позже
регистрация