"Можно будет выселять людей": Закон о домашнем насилии на руку квартирным рейдерам - адвокат

  • Можно будет выселять людей: Закон о домашнем насилии на руку квартирным рейдерам - адвокат
Фото: Nikolay Gyngazov/GlobalLookPress

Темой выпуска программы на Царьграде "Дежурный по редакции" стал проект закона о домашнем насилии, который уже прозвали "антисемейным". Егор Холмогоров обсудил проект с адвокатом Матвеем Цзеном. Юрист назвал формулировки, которые содержит документ, абсолютно недееспособными с точки зрения российского права. Более того, в нынешнем виде законопроект, по мнению адвоката, будет на руку квартирным рейдерам, которые, воспользовавшись ситуацией, смогут выселять людей из их собственного жилья.

Ведущий "Дежурного по редакции" Егор Холмогоров признался, что уже сама по себе формулировка предмета закона о домашнем насилии ему кажется абсурдной. 

"Оказывается, семейно-бытовое насилие - это некое умышленное деяние, содержащее угрозу причинения психического страдания или имущественного вреда и при этом не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления? Это как? Некое деяние, которое не является преступным, которое не содержит прямую угрозу, а потенциальную угрозу, оно тем не менее объявляется наказуемым", - изумляется Холмогоров. 

Дежурный по редакции

Гость программы, адвокат Матвей Цзен, согласился, заявив, что ведущий абсолютно прав. 

"С точки зрения российского права подобная формулировка абсолютно недееспособна. В нашем законодательстве нет нормативного определения понятия "страдание", соответственно, размышлять о психическом или физическом страдании возможно, только исходя из их бытового толкования, словарного толкования, но, как мы знаем, это толкование достаточно неопределённо для того, чтобы под подобные действия, потенциально угрожающие каким-либо страданием, можно было бы подвести что угодно. Совершенно непонятно, что авторы законопроекта подразумевают под угрозой причинения имущественного вреда, особенно учитывая то обстоятельство, что в соответствии с законодательством абсолютное большинство семей у нас существует в формате общего имущества, мало кто его делит", - сказал юрист. 

Он добавил, что даже не может привести ни одного примера, поскольку всё, что приходит на ум, в той или иной степени нарушает уже действующее законодательство и является либо уголовным преступлением, либо административным правонарушением, в силу чего уже выпадает из-под действия данного закона.

Холмогоров в свою очередь заметил, что его смущает то, как закон может трактовать отношения в многодетной семье, поскольку тут без определённой дисциплины, без жёстких требований, невозможно воспитать детей. 

"Когда ты говоришь: "Немедленно вставай в школу!" или когда ты говоришь: "Немедленно отдай смартфон, потому что нужно делать уроки!" - это может быть воспринято как психический вред? Формально под этот закон такие действия подпадают автоматически. Разве не так?" - поинтересовался ведущий у юриста. 

Цзен признал, что формулировка настолько широка, что каким-то образом аргументированно возразить против неё невозможно. 

"Под неё может попасть всё что угодно. Поэтому, конечно, законодательство с подобного рода формулировками нельзя принимать, особенно учитывая то, что наша страна построена на бюрократическом, формальном понимании законов и органы, которые их исполняют, они стремятся буквалистски их понимать. Поэтому, конечно, лучше потратить больше бумаги и создать большое определение, которое бы действительно в себя включало те вещи, с которыми они действительно хотят бороться", - предложил адвокат. 

Холмогоров поддержал идею, отметив, что необходим перечень с реальными действиями, которые могут быть определены как насилие. 

"Есть ужасные случаи, ужасные примеры. Но фактически сейчас эти ужасные частные случаи и примеры используются для продавливания максимально общей и позволяющей чудовищные передержки и злоупотребления формулировки. Возможен ли корректный перечень? Так же, как у нас Уголовный кодекс состоит из перечня конкретных деяний, большинство из которых очень точно определены?" - задал вопросы адвокату ведущий. 

Но Цзен заявил, что создание такого перечня невозможно в контексте именно профилактики семейно-бытового насилия.

"То есть мы говорим не о борьбе с семейно-бытовым насилием, а о его профилактике. То есть о создании той ситуации, когда оно не возникло. Ближайшим аналогом является профилактика болезни. Человек, который проводит профилактические мероприятия, закаляется, принимает витамины, ведёт здоровый образ жизни или даже вакцинируется, он не болен", - проводит аналогию юрист, добавляя, что профилактика - это социальная работа, а не работа участкового. 

"Тогда получается, этот закон вообще мимо всего. Потому что его центральное и самое опасное понятие - это понятие так называемого защитного предписания, которое, по большому счёту, ограничивает права человека, которого в досудебном порядке признали насильником, причём психическим, имущественным и так далее", - говорит Холмогоров. 

Цзен снова соглашается с ведущим, называя формулировки "кафкианскими". 

"Основанием для начала процесса служит заявление о начале процесса. И мы начинаем, соответственно, процесс, результат которого уже предрешён самой такой бюрократической логикой этого документа. Кто-то будет объявлен виновным нарушителем", - поясняет сравнение адвокат. 

Он добавляет, что законопроект фактически возлагает, с одной стороны, обязанность, с другой стороны, даёт очень широкие полномочия "самому умершему" институту участковых. 

"Проблема института участковых в том, что он очень перегружен и довольно мало контролируем. Потому что участковые находятся примерно в положении солдата на передовой. То есть ниже участкового не пошлют - "ничего начальство мне не сделает, я уже участковый". И этому участковому, даже представим себе идеального участкового, его первая проблема, что он очень перегружен. Что он хочет от законодателя? Чтобы ему дали конкретные инструкции, как действовать в чётко описанных ситуациях по чётким правилам. Ему вместо этого даётся законопроект, который он может понять только определённым образом: поступило заявление - я должен вынести защитное предписание", - предупреждает Цзен. 

При этом, по его словам, никуда не уйти от "палочной" системы в МВД. Иными словами, у участковых появится норма защитных предписаний, которую они должны будут выполнять ежемесячно, причем с нарастающим итогом.

"Нужно будет выдавать на одно защитное предписание в этом месяце больше, чем в предыдущем, чтобы показать свою работу, а затем надо будет, поскольку это тоже возложено на полицию, обращаться в суд за получением судебных защитных предписаний. Здесь мы переходим к ключевой коррупционной и крайне опасной для обычных граждан теме этого законопроекта - это судебному защитному предписанию, а именно тому положению в этом предписании, которое позволяет де-факто выселить человека из его собственного жилья. Это совершенно абсурдно и совершенно противоправно. Потому что конституционно установлено право на жилище. Основания для ограничения этого права в нашем законодательстве чётко прописаны и довольно малы", - подчёркивает адвокат. 

Цзен отмечает, что фактически это можно назвать утратой права собственности с некоторыми ограничениями, то есть человек сохраняет право собственности, но жить в квартире он не может. 

"То есть фактически по силе воздействия этот судебный ордер, судебное защитное предписание довольно близки к аресту. Обратим внимание, что у нас следующая после ареста более слабая мера пресечения - это домашний арест. А у нас некий бездомный арест. Вы можете находиться где угодно, но вне вашего дома. И вот этот бездомный арест, конечно, будет использоваться квартирными рейдерами для выселения людей. Потому что совершенно понятно, что человек, который фактически не может пользоваться имуществом, с большей охотой расстанется с его юридическим титулом, не говоря уже о том, что это колоссальный социальный удар по стабильности", - предупредил адвокат. 


Ссылки по теме:

"Расцветут коррупция и рэкет": Кто мог бы заработать на разрушительном законе о домашнем насилии?

"Национальная идея, чего её искать в кустах?": В Госдуме объяснили, в чём главный промах разрушительного закона о домашнем насилии

Доносы, слежка, тотальный контроль: Критики объявили войну закону о домашнем насилии, а разработчики ужесточили норму

Оставить комментарий

Зеленский мысленно обозвал Путина "ахрессором": Украинские СМИ поставили под сомнение рукопожатие лидеров Украины и России Опасный для Земли астероид рассыпается и "собирается" вновь: Учёные нашли объяснение почему
Новости партнёров
Загрузка...