Егор Холмогоров

Обозреватель "Царьграда", писатель. Автор термина "Русская Весна".

Зачем Фёдор Конюхов это делает?

Почему неправы те, кто нападает на священника-путешественника

Одиссея о. Фёдора Конюхова по Южному Океану на вёсельной лодке продолжается и приносит новые испытания. Только отважный путешественник пережил сильный шторм, как новая напасть.

Лодка перевернулась через борт, сделала оборот 360 градусов и встала на ровный киль. Сорвало часть солнечных панелей, они хлопают по рубке. Сорвало ветроуказатель, нет данных по направлению и силе ветра. Минут через 20 второй переворот, лодка самостоятельно вернулась в исходное положение. Затем ещё один переворот, и долго не поднималась, лежала килем вверх, слегка притопленная на правый борт, пока её не ударила проходящая волна – и, получив ускорение, вернулась на ровный киль. Первый удар был самым сильным, лодка затрещала… За 117 суток лодка «АКРОС» ни разу не перевернулась, а в этот день сразу три переворота за час.

Такое вот Божье посещение.

И тут же началась очередная волна сетевых шушуканий, шепотков и смешков на тему «зачем он это делает». Стоит ли православному священнику рисковать жизнью в далёком и, возможно, смертельно опасном плавании? Нет ли тут греха легкомыслия и гордыни? Не лучше ли было бы служить в ближайшем храме, и стоит ли искушать Бога, ведь если батюшка в одном из таких опасных и «не имеющих смысла с христианской точки зрения» путешествий погибнет, то это подаст повод к маловерию?

На мой взгляд, в этих осуждающих рассуждениях есть сразу несколько ошибок.

Во-первых, утверждение об искушении Бога. Поверьте, каждый из нас, выходя из дома и тем более садясь за руль автомобиля, искушает Господа ничуть не меньше. Шанс практически каждого из нас погибнуть в автоаварии непренебрежимо велик. Есть для живущего в России и опасность стать жертвой иррациональной техногенной аварии, наподобие той, что стряслась 15 июля 2014 года.

«В чём застану, в том и сужу». И тут уж большой вопрос, кто более готов к смерти – тот, кто идёт в морскую пучину, надеясь на Господа Ионы и готовый к встрече с Ним, или же тот, кто посреди набора игривой эсэмэски вылетел в кювет или на обочину. Опыт не игры со смертью, но жизни рядом с нею для христианина вряд ли может быть бесполезен.

Вообще, странновато бояться «рисковать жизнью» для последователя религии, основатель которой «рискнул» Своей безгрешной жизнью ради человека и нашего ради спасения, не побоялся ужасной и позорной смерти (клеветники тоже ведь любят поговорить о «самоубийстве» Иисуса). Разумеется, мученичество за Христа имеет для последователя нашей веры совершенно особое достоинство по сравнению с другим риском. Но разве христианин должен не спасать людей на пожаре, не бросаться на пулемёт на войне, не работать со смертельными вирусами, чтобы «напрасно не рисковать»?

Труд путешественника это такой же точно труд, а его риск – не «напрасный», а осознанный и входящий в сущность этого занятия риск. Тот, кто идёт там, где до того почти никто не проходил, – всегда очень серьёзно рискует. Но вряд ли кто-то осмелится назвать напрасно рисковавшими полярников Седова, Русанова, Брусилова, Толя, сложивших жизнь в борьбе за открытие русских арктических морей. С ними рядом вполне мог оказаться и А.В. Колчак – он, принимая участие в полярных экспедициях, точно так же рисковал.

Омывающий открытую два столетия назад русскими исследователями Антарктиду Южный океан (объединивший с точки зрения гидрографов южные приполюсные воды Атлантики, Индийского и Тихого океанов), о существовании которого многие давно учившиеся в школе и не подозревают, исследован крайне слабо. Даже парусные и дизельные суда стараются проскочить его как можно скорее, чтобы не сталкиваться с его сумасшедшими штормами. Мысль же о том, что там может выжить вёсельная лодка, и вовсе могла ещё недавно показаться абсурдной. И, тем не менее, русский священник достиг на лодке, пусть и усовершенствованной, «Точки Немо» – точки наибольшей удалённости от какой бы то ни было земли.

Разве это не триумф и мореплавательного искусства, и воли, и духа? И разве не стоит нам радоваться тому, что достиг этого триумфа не очередной иконический общечеловек, который будет, вернувшись из похода, рассказывать, как «уважает все религии, но сам агностик и приветствует гей-браки и расовую diversity», а русский православный священник, проведший от первого до последнего дня плавания в трезвении и молитве? Тут не искушений и подвохов надо выискивать, а радоваться уже явленному Божию чуду. Праотец Ной носился в ковчеге по волнам более двухсот дней, но его судно было гораздо больше и устойчивей.

И совсем невежественно называть это чудо бессмысленным. Антарктические воды будут иметь важное значение для истории в будущем. Глобальное потепление делает и Арктику, и Приантарктику более судоходными. Однажды перед мировыми державами встанет и вопрос освоения Антарктиды и её запасов. Кто знает, как повернётся дело, но именно русские мореплаватели, пройдя, по сути, тем маршрутом, которым идёт Конюхов (но только их корабли были побольше), открыли этот таинственный континент, и наши притязания на право на него весьма существенны. И, конечно, в этом грядущем споре конкретные знания об условиях плавания в Южном океане, о возможности выживания в нём имеют не только спортивное значение – они и сугубо практичны, и символизируют неустранимое русское присутствие в регионе. И, поверьте, символический престиж вёсельной лодки порой столь же ценен, как и реальный престиж авианосца. Так что и практически подвиг о. Феодора исключительно полезен с точки зрения не только общечеловеческих интересов, но и интересов русской державы.

И уж точно нет в этом любопытстве, испытании мира и себя ничего греховного.

«Американец Джеймс Камерон в 2012 году погрузился в Марианскую впадину. У меня вопрос – а почему не российский исследователь? Тем более что именно советское научно-исследовательское судно «Витязь» в 1957 году впервые измерило глубину Марианского жёлоба и зафиксировало отметку 11 022 метра.

Пилот из Индии Виджейпат Синганья (Vijaypat Singhania) в 2005 году поднялся на тепловом аэростате на высоту 21 километр. У меня вопрос – почему мы не ставим себе такую задачу? Почему для Индии это важно, а для России нет?

Англичанин Оли Хикс уже несколько лет пытается обойти вокруг света через мыс Горн на вёслах, с первой попытки у него не получилось, готовится стартовать второй раз…

У меня никогда не возникает вопрос – зачем? Меня всегда волнует вопрос – почему мы стоим в стороне и считаем, что такие проекты не важны?

В России до сих пор нет ни одного альпиниста, выполнившего программу 14 восьмитысячников. Первым человеком, ступившим на вершину каждого из 14 восьмитысячников, стал итальянец Рейнхольд Месснер в восьмидесятые годы.

До сих пор ни один российский яхтсмен не прошёл весь маршрут кругосветной гонки яхтсменов-одиночек «Vendee Globe», я даже не говорю выиграть, хотя бы просто пройти. Я попытался в 2000 году, но вынужден был сойти с маршрута у берегов Австралии и сделал заход в Сидней. С тех пор от России даже не подавали заявку на участие. Как так? Гонка проходит каждые четыре года…», – ответил критикам отец Феодор.

Если мы верим, что Бог сотворил человека, то мы верим и в то, что именно Он даровал нам познавательную способность, причём именно для того, чтобы мы ею пользовались. И ещё даровал нам рельефный мир с марианскими впадинами и эверестами, а не кашицу, размазанную ровным слоем по планете. Или вы верите в пресловутую эволюцию и не видите в конкретности данного нам мира Божия замысла? Если бы Господь хотел, чтобы все до одного ушли в пустыню, Он бы сделал весь мир пустыней, разбросав кое-где оазисы для прокорма.

Но Он сотворил нашу планету в её разнообразии и сказал прародителям: «И напо́лните зе́млю, и госпо́дствуйте е́ю». И это вшитое в саму основу человеческого существа желание наполнять землю и господствовать ею и обладать рыбами морскими, а не только гадами пресмыкающимися, никуда не искоренилось и после грехопадения, напротив, стало ещё острее ввиду сокращения наших физических возможностей.

И познание географических условий нашего мира, реальное познание, своими ногами, своей плотью, а если надо своей кровью, а не только на «Гугл-картах» – важная часть реализации этой познавательной способности и этого стремления наполнять землю. Только так приобретается знание о путях по нашей планете и о способах выживания на ней, без которых, если бы все сидели дома, мир был бы сегодня совсем иным, и не факт, что лучшим. Мореплавание усилило христианские народы, а не ослабило их. Враги же нашей веры начинали со степей и пустынь.

Не буду судить, почему отец Феодор прибавил к своему подвигу путешественника ещё и священнический сан. Возможно, именно для того, чтобы не оказаться без всякого священного окормления в час испытаний. Но, по моему разумению (и знаю, что и многие священники со мной согласны), он в этом сане не сделал ничего для этого сана постыдного и не выдавал никогда достижения своего труда за «чудеса», не вводил никого тем самым во искушение. А то, что удивительные деяния совершает ведомый всем православный священник, прибавляет славы нашей вере, а не убавляет её.

Поэтому вместо того чтобы предаваться любимому великопостному развлечению – осуждению ближнего, давайте лучше молиться за нашего брата во Христе, чтобы Господь сохранил его на путях его и помог отцу Феодору своими удивления достойными делами свидетельствовать о силе своей веры, опровергая клеветы о том, что вера наша тщетна.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.


Оставить комментарий

Новости партнёров
Загрузка...
Загрузка...