Егор Холмогоров

Обозреватель "Царьграда", писатель. Автор термина "Русская Весна".

Тухачевский: Жрец красного Перуна

Можно ли в День Победы чествовать палача тамбовских крестьян?

Каждый год накануне 9 мая в число инфоповодов, обсуждаемых СМИ, неизменно врываются те или иные неуместные проявления всенародного торжества по случаю Дня Победы. Иной раз среди «эксцессов празднования» встречаются по-настоящему жуткие вещи. Например, возложение учениками одной из московских школ цветов к памятнику маршалу Тухачевскому. Причём это тот редкий случай, когда в возмущении слились обычно враждующие всё последнее время сталинисты и антисталинисты, а на стороне поддержки оказались лишь незначительные (но, увы, постепенно возрастающие в числе) коммунисты-ленинцы.

Детские походы с цветами и оказались «рутинным мероприятием», оказывается, школьников каждый год гоняют с цветами к красному маршалу на том основании, что ему поставлен памятник и названа улица. И это ещё раз подтверждает необходимость и важность той борьбы, которую ведёт общество «Двуглавый орёл» и другие организации русской общественности, против улиц в честь палачей. То, что дети одной из московских школ растут с моралью «Тухачевский герой», не может не вызывать ужас.

Все военные заслуги Тухачевского в качестве командующего армиями и фронтами относятся к войне против собственного народа. Он выдвинулся энергией, бесшабашностью и безжалостностью в Гражданскую, воюя на Волге и Урале против частей генерала Каппеля и адмирала Колчака – защитников единой и неделимой России. Тухачевский проявил себя в ходе срыва наступления Колчака с Урала на центральную Россию, как раз ровно 100 лет назад, в свете чего его чествование именно в эти дни выглядит особым цинизмом – как празднование его побед в Гражданской войне.

А вот против внешнего противника России, там, где нужно было сражаться хоть до какой-то степени за национально-государственные интересы страны, Тухачевский себя не проявил. В ходе советско-польской войны, вызвавшей некоторый патриотический подъём даже среди былых противников советской власти, Тухачевский позорно провалил «поход за Вислу», его части под Варшавой были разгромлены, огромное количество красноармейцев попало в плен, где было просто уморено поляками в концентрационных лагерях.

Несмотря на поражение в единственной войне, где он имел дело не с замерзающими и голодающими соотечественниками, а хотя бы с третьестепенным, но внешним и поддерживаемым французскими советниками противником, Тухачевский всю оставшуюся жизнь изображал из себя великого стратега и сторонника «новаторских методов ведения войны».

Это «новаторство» он в полной мере проявил при подавлении тамбовского восстания, «русской Вандеи», самого заметного стихийного выступления русского народа против большевиков. В истории Тухачевский навсегда останется как автор знаменитого приказа №0116 от 12 июня 1921 года:

Леса, где прячутся бандиты, очистить ядовитыми газами, точно рассчитать, чтобы облако удушливых газов распространилось по всему лесу, уничтожая всё, что в нём пряталось. Инспектору артиллерии немедленно подать на места потребное количество баллонов с ядовитыми газами и нужных специалистов.

Современные коммунистические апологеты Тухачевского утверждают, что применение газов «ограничилось несколькими обстрелами», а применение газов на тот момент «не считалось военным преступлением» (можно подумать, само намерение применить оружие массового уничтожения против собственного трудового народа не является преступным). Но нет никаких сомнений в том, что в широких масштабах исполнялся другой приказ – № 116 от 23 июня 1921 года за подписью Тухачевского:

Волость оцепляется, берутся 60–100 наиболее видных заложников и вводится осадное положение… Если население не указало бандитов и не выдало оружие по истечении 2-часового срока, сход собирается вторично, и взятые заложники на глазах у населения расстреливаются, после чего берутся новые заложники и собравшимся на сход вторично предлагается выдать бандитов и оружие.

Ненависть Тухачевского к исторической России и её традициям была, так сказать, нутряной. Он был не только страстным антихристианином, но и прямо предлагал советскому руководству в целях борьбы с «поповской заразой» возрождение язычества. П. Фервак (Р. Рур), сидевший в немецком плену с Тухачевским, вспоминал:

Однажды я застал Михаила Тухачевского, очень увлечённого конструированием из цветного картона страшного идола. Горящие глаза, вылезающие из орбит, причудливый и ужасный нос. Рот зиял чёрным отверстием. Подобие митры держалось наклеенным на голову с огромными ушами. Руки сжимали шар или бомбу, что именно, точно не знаю. Распухшие ноги исчезали в красном постаменте… Тухачевский пояснил: «Это – Перун. Могущественная личность. Это – бог войны и смерти… славянам нужна новая религия. Им дают марксизм, но в этой теологии слишком много модернизма и цивилизации… Есть Даждь-бог – бог Солнца, Стрибог – бог Ветра, Велес – бог искусств и поэзии, наконец, Перун – бог грома и молнии. После раздумий я остановился на Перуне, поскольку марксизм, победив в России, развяжет беспощадные войны между людьми. Перуну я буду каждый день оказывать почести».

Но, может быть, этот жрец красного Перуна, приносивший ему в жертву тамбовских мужиков, заслужил место в истории своим вкладом в подготовку нашей армии и народа к Великой Отечественной войне? Именно таков был хрущёвский миф о Тухачевском, который внедрялся в массовое сознание после реабилитации и охотно поддерживался некоторыми маршалами победы, которым нужен был символ «противостояния Сталину в армии» и стремления к военно-техническому рывку. В рамках этой мифологемы в честь Тухачевского советские власти назвали 72 улицы, 6 переулков и одну набережную.

На высших должностях в РККА Тухачевский неустанно говорил о подготовке к войне, настаивал на милитаризации экономики, увеличении военных расходов, развитии новых видов вооружений – например, танков. Однако его предложения были малокомпетентными и абсурдными. Например, он настаивал на строительстве ста тысяч танков образца 1929 года, которые к 1941 году, разумеется, оказались бы бесполезным металлоломом.

Репутацией «инноватора» у молодого поколения красных офицеров Тухачевский пользовался в основном при сравнении с малограмотным Ворошиловым и рубакой Будённым. На их фоне он и в самом деле мог выглядеть как гений военного предвидения – поддерживал механизацию, разработку ракет, идеи о глубоких танковых прорывах.

Но говорит это не о гении маршала, а исключительно об общей деградации уровня военной науки в послереволюционной России, где подпоручик, закончивший лишь пехотное училище, внезапно оказался главным стратегом. При этом реальных выдающихся стратегических мыслителей старой царской школы, как А.А. Свечин, Тухачевский ненавидел и систематически преследовал.

Свечин совершенно верно предсказывал характер Второй мировой войны как длительного стратегического противостояния больших коалиций, указывал, что противником России снова станет Германия, и предлагал наиболее экономичный для страны, не обладавшей достаточным промышленным потенциалом, способ её ведения. «Будь военная доктрина СССР построена на принципах Снесарева и Свечина, то даже если бы по каким-то причинам Гитлер и напал бы на СССР (а он не напал бы на СССР, настроенный только обороняться) – немцы, даже с опорой на все ресурсы Европы, не прошли бы дальше Днепра», – отмечает один из современных авторов, исследовавших дело «Весна».

Тухачевский противопоставлял этой стратегии свою, революционную, со ставкой на авантюристический блицкриг (даже у более экономически мощной Германии с её великолепными военными кадрами из блицкриг-стратегии ничего не вышло) и с геополитической ориентацией на немцев.

Именно Тухачевский был главным инициатором дела «Весна», голгофы русского офицерства, знаменитой чистки рядов Красной Армии от старых военспецов, во главе со Свечиным, Снесаревым и Ольдерогге, пошедших на службу большевикам для того, чтобы служить России под любыми знамёнами. Тухачевский добивался как дискредитации идей, так и личного уничтожения этого «наследия старого режима». Ольдерогге и многие другие были расстреляны в 1931 году, Свечин и Снесарев посажены, потом освободили, но Свечина «достреляли» уже как повторника во время расправ после расстрела Тухачевского, с коим он никак не был связан. Так Россия благодаря Тухачевскому лишилась своего величайшего военного мыслителя ХХ века.

Существовал ли в действительности «заговор Тухачевского», расправа над участниками которого стала сигналом большой чистки Красной армии в 1937 году? Одни это категорически отрицают, другие – утверждают, что заговор всё-таки был. Историк-сталинист Колпакиди отстаивает концепцию «двойного заговора» генералов вермахта и Красной армии против Гитлера и Сталина. Но такой вариант был бы для Тухачевского как раз довольно лестен, избавить две страны от двух тиранов и наладить отношения военных двух стран – что могло бы быть лучше?

Однако, скорее всего, «заговор Тухачевского» ограничивался интригами беспредельно честолюбивого маршала в советском военном истеблишменте и «токсичными» разговорами. Однако круг тех, с кем велись эти разговоры, был довольно широк. И в своем падении Тухачевский увлёк за собой не только ближайшее окружение, но тысячи и тысячи ни в чём не повинных, высокопрофессиональных и опытных командиров. За «связь с Тухачевским» расстреливали даже его прямых врагов, как того же Свечина. Некоторые люди, без которых историю нашей страны в военные и послевоенные годы невозможно было представить, выдрались из этого водоворота практически случайно, как С.П. Королев (которому, однако, на допросах сломали челюсть, и это предопределило его раннюю смерть) или маршал Рокоссовский.

Иными словами, своей гибелью Тухачевский повредил стране и народу не меньше, чем своей деятельностью. Безусловно, главную ответственность за расправы над жертвами в армии несёт сам Сталин (скажем, расстрельный список, где был Свечин, вождь заверил лично), но не будь параноидального страха генсека перед активничанием маршала, разгром армии, возможно, не приобрёл бы таких ужасающих масштабов, катастрофически ослабивших её перед войной.

В общем, как ни крути, цветы к памятнику Тухачевскому к 9 мая – странная затея. Его посмертная роль в наших поражениях 1941-го огромна, а в терроре против русского народа в послереволюционные годы этот скрипач-любитель был солистом в оркестре.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.


Оставить комментарий

Новости партнёров