Михаил Делягин

Экономист

Таблетка от Минздрава, или Как проверить лекарство

Думаю, большинство из нас слышали про чудовищные скандалы, когда чиновники от здравоохранения не закупают жизненно необходимые лекарства. Люди вынуждены эти лекарства доставать через знакомых за границей. Более того, многие лекарства не сертифицируются на территории Российской Федерации, и тех, кто закупает эти лекарства для своих детей, ловят, сажают в тюрьму. Эти истории чудовищны.

Дело дошло до президента. У нас, похоже, единственный элемент в государстве, который работает, — это президент. По крайней мере, один из немногих. Президент Путин вмешался. И вот сейчас изменился порядок сертификации лекарств в России. Если грубо объяснить, раньше сертификация занимала три месяца, и на каждую партию лекарства нужно было получать отдельное разрешение. Сейчас отдельного разрешения на каждую партию уже, слава Богу, не нужно, и сертификация занимает три дня. 

Вроде бы, ура-ура, бюрократические барьеры сняты, вроде бы всё хорошо. Но возникает следующий вопрос. Ведь барьеры, о которых шла речь, а именно — непризнание российской бюрократией известных и применяемых во всём мире лекарств и отказ от закупки жизненно важных лекарств — длились же не три месяца. Это длилось годами. То есть эти проблемы вызваны не трёхмесячным сроком сертификации, а чем-то другим. Реальную причину этих проблем громкая, замечательная и, наверное, полезная реформа не изменила. С другой стороны, за три месяца, в принципе, можно проверить медицинские параметры данного лекарства. Но за три дня проверить точно нельзя.

Возникает вопрос: мы будем покупать лекарства или мы будем покупать плацебо, то есть пустышку, которая оказывает только психологическое воздействие? Или вообще мы будем покупать неизвестно что непроверенное, потому что где-то кто-то это применяет, а у нас безопасность этого не проверяется?

Вспомним, грандиозные скандалы в 1950-60-х годах, когда широко распространённые лекарства имели, как потом выяснялось, чудовищные побочные последствия. На Западе в результате были многочисленные жертвы, а в Советском Союзе с его системой проверки лекарств этих жертв не было просто потому, что у нас их своевременно проверяли. С другой стороны, некоторые лекарства имеют совершенно неожиданные побочные последствия.

Скажем, сейчас японские учёные обнаружили, что балоксавир, новейшее изобретение против гриппа, помимо того, что убивает вирус, ещё и ускоряет его эволюцию. То есть повышает его приспособляемость и к себе тоже и способствует возникновению новых штаммов. То есть, наверное, применять его массово не стоит.

Но такого рода неожиданности требуют исследований. За три месяца что-то можно сделать, а за три дня нельзя точно. В результате мы получаем ситуацию, когда от бюрократического произвола, связанного с тем, что государство не признаёт те или иные широко распространённые в мире лекарства, которые действуют, или бюрократического произвола, связанного с тем, что государство вдруг перестаёт закупать жизненно важные лекарства, никто по-прежнему не застрахован. А вот риски, связанные с недобросовестными торговцами, которые могут продавать чёрт-те что под видом известных лекарств, резко возрастают. И это вызывает тревогу.

Похоже, что наше замечательное здравоохранение, будем пока называть его так — не здравозахоронение, как называет его большинство людей, а официально, — отреагировало очень быстро на указания президента Путина, но как-то не на то.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.


Оставить комментарий

Новости партнёров
Загрузка...
Загрузка...