Рафаэль Ордуханян

Политолог-американист

России нужны десять Russia Today

Россия проигрывает информационную войну оппозиции

Если в Америке или Европе происходят митинги, когда люди кидаются камнями в полицейских, плюют им в лицо, как действуют правоохранители?

Речи о том, чтобы ударить, плюнуть или ещё что-то сделать, даже быть не может. Был в Нью-Йорке случай, когда один из манифестантов толкнул лошадь, на которой ехал полицейский. Так ему приписали нападение на полицейского и дали три года. Было очень яростное обсуждение. Мой приятель Билл Майр, один из ведущих, всё ратовал: что же это такое, ведь это же на лошадь напали! Неужели это приравнивается к полицейскому? Да. Точно так же, как один из нью-йоркцев был убит только за то, что потянулся к правому заднему карману вытащить свой бумажник. Поэтому вопроса о том, что сейчас у нас происходит, там даже не стоит. Но проблема совершенно в другом измерении. Все прекрасно понимают, что рассказы о жестокости полиции – абсолютная профанация. Мы видим кадры, мы видим, как уважительно полицейские говорят, как они обращаются, просят, умоляют: подвиньтесь, сойдите, пожалуйста, с проезжей части. Но что же происходит, почему такой резонанс? А резонанс – проблема не в нашей полиции. Хотя я не хочу её идеализировать. Но уж, по крайней мере, проблема не из-за тех ребят, которые защищают покой и спокойствие наших городов. Речь о том, что мы полностью проиграли и продолжаем проигрывать информационную войну. Я уже говорил это: нам нужны наши информационные авианосцы. Нам нужны десять Russia Today, чтобы мы могли предметно показывать, как на Западе обходятся с людьми, называя фамилии. Что там делают в случае подобных беспорядков. Во Франции уже есть жертвы. Молчание. Украина. Тысячи убитых. Молчание. Венесуэла. Американские силы, убийства. Молчание.

Наши полицейские не применяют подобную силу, потому что, к глубокому сожалению, абсолютно не имеют информационной поддержки со стороны руководства. Им никто не объясняет и не говорит, что они должны и могут делать. Наши ребята действуют по приказу, который нелегитимен. Если угроза полицейскому, если кто-то бросает камень – полицейские моментально должны реагировать. Это не значит, что они должны стрелять. Но тем не менее им никто не объясняет. Если, не дай бог, полицейский кого-то тронет, поднимется такой визг от самых разнообразных организаций! Этого парня сживут со света. Ребята выдержат любые удары, камни, бутылки. Мы их оснастили касками, оружием. Мы дали ребятам технику. Но мы не дали им информационную поддержку. Мы не дали им смысл того, что они делают. Полицейские должны понимать, что они, как римские центурионы, следят за порядком. Они должны понимать сейчас, защищая и одергивая оголтелых тинейджеров, которые были натравлены их папочками, мамочками, шендеровичами, венедиктовыми, альбац, что это жертвы, которых используют.

Я был на Болотной в 2011 году. Я пошёл только потому, что мои студенты собирались туда. И я пошёл вместе с ними. Я прекрасно видел, как ребята реагируют на всё это. У них достаточно иронии и определённого цинизма, чтобы понимать, что происходит. Но им нужна наша помощь. Они не помнят 90-х, они не помнят пустые полки. Что это такое, когда смесь молочную не можешь купить, чтобы ребенка покормить. Вот это надо всё говорить. Это комплекс информационных политтехнологий, который, к сожалению, у нас абсолютно не используется. Зато потрясающе используется нашими оппонентами. Когда происходят события в Сирии, Ракка стёрта с лица земли, тысячи трупов на улице. Молчание. Молчание везде. Вот дали по башке какому-то тинейджеру в России за то, что он нападал на полицейского, – ор на весь мир. Выражается озабоченность. В Париже убили человека во время протестов «жёлтых жилетов» – молчание.

К глубокому сожалению, военно-морской флот, ракеты «Калибр» – это всё очень здорово, но на дворе 21-й век. Перед тем как полетят ракеты, будет информационная артподготовка. А мы её проигрываем и будем проигрывать до тех пор, пока не поймём одну очень простую вещь – информационную защиту надо строить точно так же, как мы строим нашу обороноспособность.

Мы должны увеличивать количество англоязычных каналов. Мы должны сделать молодёжные каналы. Есть вещи, которые вообще ничего не стоят. Но мы же их не делаем. Назовите мне хотя бы одно молодёжное политическое ток-шоу.

А мы боимся, а как же! Мы так будем бояться до конца дней, когда из этих тинейджеров вырастут уже достаточно взрослые агрессивные и необразованные оппозиционеры. Которые будут в манифесте отрицать всё, что связано с их родиной. Но надо это делать, понимаете! Причём материальный вопрос не имеет значения. Дайте им смысл.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.


Оставить комментарий

Новости партнёров
Загрузка...
Загрузка...