Вадим Лукашевич

Бывший конструктор ОКБ «Сухой»

Новый самолёт от «Сухого» будет. Надо только дождаться

Совладелец компании S7 предрёк крах российской авиации из-за недостатка самолётов нужного размера

Как обычно происходит рождение нового гражданского самолёта, допустим – нового «Аэробуса»? Компания-разработчик внимательно изучает потребности рынка. Дальше конструкторское бюро входит в контакт с авиакомпаниями и создаёт некий опросник или проводит какой-то другой обмен информацией, чтобы понять, что сейчас нужно авиакомпаниям.

Если мы говорим о военной авиации, то там есть заказчик – Минобороны. У Минобороны есть свои институты ВВС, которые сами знают, какой будет военный, допустим, истребитель через 20 лет. И они говорят разработчикам: ребята, нам нужен такой самолёт. И всё. Конструкторам здесь надо только соответствовать всем требованиям военных.

В гражданской авиации ситуация сложнее – нет единого заказчика. В Советском Союзе таковым было Министерство гражданской авиации. А в рыночной ситуации есть разные авиакомпании – частные, государственные и так далее. Конструктор, кстати, сам заинтересован, чтобы гражданский пассажирский самолёт, который он создаст, продавался как можно лучше. Он должен в наибольшей степени соответствовать потребностям рынка. Поэтому происходит сначала очень большая работа по выявлению того, какой самолёт нужен авиаперевозчикам. Если авиакомпании дают конструкторам свои пожелания по характеристикам, численности пассажиров, уровню комфорта, по экономичности и другие, то эти компании фактически становятся потенциальными заказчиками. Потому что они участвуют в выработке требований к самолёту, который им нужен.

Наша ситуация следующая. Как правило, создаётся некий базовый самолёт. Допустим, «Аэробус». Он имеет определённые параметры, пассажировместимость. Это самолет-лидер. Он выходит на рынок, а потом компания начинает его модифицировать. И появляется «Аэробус» А321 с удлинённым фюзеляжем и увеличенной вместимостью. И одновременно с этим появляется «Аэробус» меньшей размерности, А319, с укороченным фюзеляжем и меньшей вместимостью. То же самое у «Суперджета». Есть базовый вариант, и есть варианты увеличения и уменьшения грузоподъёмности на 10-20 человек. И «Сухой» сейчас как раз начинает разработку самолёта с уменьшенной пассажировместимостью – то, чего так требует совладелец S7.

Сейчас ситуация на рынке наших внутренних гражданских авиаперевозок действительно такова, что нужен более маленький самолёт, нежели стандартная версия «Сухой Суперджет 100». Но авиакомпании нужно летать сейчас, а не тогда, когда появится новый самолёт, – только года через три.

А у S7 всегда какие-то заявления с надрывом. То они говорили после истории 5 мая в Шереметьево, что летчики уходят, летать некому. То сейчас – что самолеты не те. Когда они продавали «Морской старт» (плавучий космодром для запуска ракет), платформу для запуска «Зенита», и закрывались отделения S7, тоже были какие-то заявления. Они всё надрывно, нервно говорят и очень публично. Одно дело, когда ты свои претензии озвучиваешь на каком-то закрытом совещании, а другое – вот так на публику. Они же понимают, что самолёт не делается быстро. Девять беременных женщин собери – никто ж через месяц не родит. Эти вещи требуют опредёленных сроков.

К тому же, для того чтобы создать новый самолёт или модификацию, должны быть гарантии, что потом мы 100 самолётов продадим. Иначе затраты не оправдаются. А если S7 нужно 5 или 10 самолётов, что с ним делать? Вы же не покупаете «Бентли», для того чтобы вам завтра съездить на рынок. У «Сухого» есть проект самолёта с уменьшенной пассажировместимостью. Но, для того чтобы за него взяться всерьёз, начинать делать это всё в железе, нужно понимание, что это будет востребовано, и финансовые гарантии заказчика.

Если говорить о нашей гражданской авиации в целом, нам сейчас нужна хорошая национальная программа по созданию гражданской авиации, причём обязательно отечественной. Ни «Сухой», ни S7, ни «Аэрофлот» сами уже не вытянут. Потому что «Сухой» – это государственный разработчик. Авиакомпании – это эксплуатанты. Здесь нужно, чтобы всё было централизованно. Авиации надо сейчас уделять самое пристальное внимание. Нам это необходимо.

Если мы потеряем гражданскую авиацию – мы не сможем создавать бомбардировщики, хорошие истребители. Так это устроено. Если мы начнём терять гражданскую авиацию окончательно – мы потом потеряем и военную. А если сохраним военную и переключим внимание на развитие гражданской авиации – у нас просто будет хорошая авиация. Все типы самолётов, которые вообще возможны.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Оставьте email и получайте интересные статьи на почту


Оставить комментарий

Новости партнёров
Загрузка...
Загрузка...