Дмитрий Бабич

Политолог

Народ безмолвствует, молчаньем протестуя

За срывами референдумов в Македонии и Румынии стоит поражение ЕС и неверие в демократию. Люди не хотят...

С интервалом в одну неделю в двух восточноевропейских странах провалились два референдума. В обоих случаях люди не пришли голосовать в достаточных количествах, чтобы плебисцит был признан состоявшимся. Но об одном (в Македонии) западные газеты сконфуженно молчат, потому что там провалилась попытка ускорить включение этой маленькой страны в НАТО. Зато по поводу другого провала – в Румынии, где людям предложили отказать в законности однополым бракам, - европейская пресса буквально изошлась в восторгах.

Неудача устроителей референдума, явка на который оказалась ниже необходимого минимума, уже провозглашается большим успехом Евросоюза и чуть ли не «зеленым светом» для желающих объявить себя семейными парами румынских гомосексуалистов. Между тем однополый брак остается в Румынии под запретом – не удалась лишь попытка дать ему определение в законодательстве как «союза мужчины и женщины» на вечные времена вместо более обтекаемого слова «супружество».

Что в этом России?

Сам по себе вопрос о семейном или несемейном характере гомосексуальных отношений не очень волнует российского читателя. В течение тысячелетий он считался в человеческом обществе решенным самой природой: дети рождались только от союза мужчины и женщины, а редкие случаи пар с отклонениями были бесплодны и по определению не имели будущего. Но за этой вроде бы относящейся к области курьезов проблемой стоят очень важные вещи: направленность нынешней политики Евросоюза, планы и ценности ультралиберальных элит, то угрожающих России, то пытающихся ее соблазнить.

Сегодня именно ультралиберальные элиты стоят у власти не только в постоянно действующем органе Евросоюза (Еврокомиссии) со штаб-квартирой в Брюсселе. Эти силы верховодят и в правительствах важных для нас европейских стран, сильно повлиявших на развитие российской культуры в последние 300 лет, - Франции, Великобритании, Германии. И когда все они как по команде то бросаются тянуть одну восточноевропейскую православную страну (Македонию) в НАТО, то не менее воодушевленно кидаются разрушать традиционную семью в другой православной державе (Румынии), - вот эта ситуация россиян просто обязана беспокоить.

Сами англичане и французы нам давно уже не враги, а немцы перестали ими быть с крушением нацистской идеологии. Но вот новую ультралиберальную идеологию, стремящуюся насадить обладающую страшным оружием, ругающую Россию поносными словами, «агрессивно светскую» и смеющуюся над традиционной семьей натовскую силу у наших границ, – такую идеологию мы просто не можем не рассматривать как опасную.
Но сначала – о фактах.

Македонский конфуз ЕС и НАТО

Первым провалился референдум в Македонии, где Европейский союз (ЕС) всячески упрашивал население утвердить голосованием новое название республики – Северная Македония. Цель была следующия – снять возражения Греции на вступление ее северного соседа в НАТО (Греция, указывая на то, что Александр Македонский говорил на едином греческом языке с афинянами и спартанцами, считает само название «Македония» своим и не позволяет славянам с некогда принадлежавшей союзной Югославии территории называть свою страну так). В македонскую столицу Скопье в последние месяцы зачастили крупные фигуры западной политики: генсек НАТО Йенс Столтенберг, канцлер ФРГ Ангела Меркель, глава дипломатии ЕС Федерика Могерини, министр обороны США Джеймс Мэттис и глава МИД ФРГ Хайко Маас.

Все они агитировали два миллиона македонских граждан прийти и проголосовать за новое название и вступление в НАТО и ЕС. (Представляете, какой шум о «российском вмешательстве» поднялся бы в случае приезда наших политиков в сопоставимую страну с агитацией, скажем, за Евразийский экономический союз?) А граждане взяли, да и не пришли. К урнам для голосования в Македонии пришли 36,9% от общего числа избирателей, положившие символические 666 тысяч бюллетеней, – и это в стране с населением более 2 миллионов человек. Референдум был признан несостоявшимся.

В Евросоюзе и США поспешили списать происшедшее на леность македонского избирателя.

Между тем сама формулировка вопроса на референдуме носила жульнический характер: «Поддерживаете ли вы вступление в ЕС и НАТО с принятием договора между Республикой Македонией и Греческой Республикой?» Во-первых, многие македонцы, как и многие другие жители бывшей союзной Югославии (СФРЮ), чувствуют себя европейцами, но вовсе не обязательно хотят примыкать к блоку НАТО, бомбившему Югославию и объявившему после событий 2014 года на Украине Россию своим врагом.

Во-вторых, людям не сообщается, что «подписание договора с Греческой Республикой» означает изменение названия страны, которым македонцы очень дорожат и которое совпадает с названием их языка (отдельного славянского наречия, имеющего черты сходства и с болгарским, и с сербским языками). Македонией эта территория называлась и в составе СФРЮ, только тогда она была не независимым государством, а «Югославской Республикой Македонией».

Голосуют неучастием

Ответ людей на такое жульничество был типичен для жителей приснопамятного «лагеря социализма» - они просто не пришли на голосование, тихо просаботировав начальственные призывы. Этим македонцы поставили в неудобное положение генсека НАТО Столтенберга, который как раз начал трубить победу, не дожидаясь окончательных результатов. Причиной для его преждевременной радости стали пресловутые экзитполы - опросы населения на выходе с избирательных участков.

Из проголосовавших свыше 90% выступили за соглашение между Скопье и Афинами. В ЕС это сразу объявили победой, а прозападный македонский премьер Зоран Заев призвал власти «прислушаться к гласу народа». Когда стало ясно, что «глас народа» отражает мнение едва лишь третьей части населения (несмотря на всю пропагандистскую накачку), Заев и Столтенберг даже не извинились, но хотя бы, что называется, заглохли…

В Румынии перестарались

В Румынии Евросоюз и другие западные структуры тоже опозорились, но не по причине шапкозакидательских настроений, как в Македонии. В Румынии их подвел собственный комический алармизм – они, выражаясь в стиле Козьмы Пруткова, «перебдели» в защите гомосексуальной семьи. Здесь характерен панический заголовок с сайта немецкой радиостанции «Дойче велле»: «В Румынии проходит референдум, угрожающий легализации однополых браков».

Постойте, господа, никакой такой легализации в Румынии еще не было, однополые браки не разрешены законом, как можно угрожать тому, чего нет? Инициаторами референдума выступили группы православных активистов, сплотившихся в объединение «Коалиция за семью». Референдума они добивались с 2016 года – абсолютно демократическими, ненасильственными методами. Активисты собрали 3 миллиона подписей в поддержку референдума, и запретить его проводить в таких условиях ни ЕС, ни его сторонники в Румынии не могли. Вопрос перед избирателями был поставлен вполне мирный: поддерживаете ли вы замену старого определения брака в законодательстве Румынии («союз между супругами») на более точное – «союз между мужчиной и женщиной»?

Что тут ужасного и антигуманного? При явке в 21% «за» проголосовали почти 92% пришедших – то есть в относительном исчислении результат у «Коалиции за семью» получился лучше, чем у опиравшихся на приехавших Меркель, Столтенберга и весь ЕС организаторов референдума в Македонии. Но только тут комментарии у европейских газет не проявляют никакого уважения к 92% высказавшихся за традиционную семью – они, в отличие от милых сердцу Столтенберга 90% сторонников НАТО из участвовавших в македонском референдуме, не объявляются «гласом народа». Напротив, провал голосования многими СМИ в Европе объявляется победой LGBT-сообщества (то есть «сборной солянки» в составе лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров).

«Промосковская» ориентация против «нетрадиционной»

Между тем вполне возможно, что румыны не пришли просто потому, что не верят в способность референдума остановить «паровой каток» ЕС. Ведь навязал же Евросоюз всем своим членам «европейскую конституцию» в форме Лиссабонского договора, хотя саму идею такой конституции французы и голландцы отвергли на голосованиях еще в 1990-е годы.

Тем, кто считает все эти истории далекими от России, стоит посмотреть, с какой ненавистью относились к нашей стране оппоненты румынского референдума. Вот как описываются сторонники плебесцита в бывшей газете румынских коммунистов «Адеверул», ныне ставшей рупором ЕС в Румынии: «Все защитники так называемых семейных ценностей в нашей части света, включая молдавского президента Додона, известны своей промосковской ориентацией… Изначально занимавшиеся богоугодными делами, эти господа сегодня связаны с российской госбезопасностью и с православными олигархами, группирующимися вокруг Путина. Успехи российской пропаганды похожи во всех странах Восточной Европы, включая Румынию: всюду они защищают детей от якобы грозящего им краха семьи».

Теперь «Адеверул» празднует победу ЕС, как будто Евросоюз не сорвал референдум, а его выиграл. Кстати, все референдумы последних лет, где людей просили высказаться о самом Евросоюзе, Брюссель проиграл: и «Брекзит» в Британии, и референдум об ассоциации Украины с ЕС в Голландии. Но об этом в «Адеверуле» не вспоминают. Слишком заняты борьбой с «псевдозащитниками детей».

А что, господа, разве дети и вправду не нуждаются в защите от бесконечных разводов, которые ныне разрешены и облегчены даже во всех католических странах Европы? От все новых «экспериментальных форм» семьи (а вернее, ее отсутствия), все более активно пропагандируемых мощными структурами ЕС? Если верить западным СМИ, в защите нуждается только столь любимый Брюсселем «однополый брак». См. заголовок «Дойче велле», не увидевшей в румынском референдуме ничего, кроме «угрозы легализации однополых браков».

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.


Оставить комментарий

Новости партнёров