Александр Невеев

Кандидат психологических наук

Гибель пассажиров Superjet 100 и вещизм

Видео эвакуации пассажиров из горящего Superjet 100 вызвало бурную дискуссию в сети.

Из единственного открытого эвакуационного выхода первые пассажиры выбегали с сумками, чемоданами и другой ручной кладью. Что ими двигало?

Дело в том, что во всех инструкциях по поведению в экстремальной ситуации ясно говорится о том, что мы должны спасти документы и компактные ценности. Поскольку ручная кладь находится в салоне, она и есть важные вещи. Вместе с тем мы видим, что там были достаточно вместительные чемоданы. Возникают, конечно, два вопроса. Первое – а почему люди эти вещи первой необходимости, деньги, документы, ключи от квартиры хранят в таких объёмных тюках? И почему им не сказали просто вытащить самое необходимое, а не забирать эти сумки?

Вопрос, почему люди, вместо того чтобы помочь кому-то, хватают ручку своего чемодана и с ним выпрыгивают, тоже вполне объясним.

Если человек не схватит свои вещи, то он элементарно не войдёт в свою квартиру, потому что там у него ключи. Он элементарно не сможет подтвердить свою личность и претендовать на медицинскую помощь, потому что у него страховой полис в этой сумке. К сожалению, мы сегодня в большой степени реально зависим от вещей. Это не только вопрос психологии, у нас всякая электронная идентификация, наши кредитные карты и паспорта – всё это материальные объекты, которые привязывают нас к жизни и без которых мы существовать не можем. Но если человек, находясь в ситуации жёсткой альтернативы, что ему взять – ребёнка за руку вывести или же свой чемодан, – предпочитает чемодан, то это диагноз.

Для большинства людей главное не просто человеческая жизнь. Каждый человек, который откуда-то спасается, хочет, естественно, не потерять все те блага цивилизации, которые у него есть. Не потратить лишнего на то, чтобы взламывать свою железную дверь, чтобы менять замок на своём автомобиле, чтобы переплачивать за стоянку, на которой он свой автомобиль оставил, потому что он не сможет его забрать, если у него нет ключей. Конечно, всё это в комплексе характеристика нашего общества. То есть мы слишком привязаны к этим вещам. И они действительно в нашу жизнь в очень серьёзной степени проникли. Я думаю, что уже в скором времени люди будут со своими планшетами носиться как с лучшими друзьями, потому что в этих планшетах все их контакты, все их пароли от магазинов, от кредитных карточек, и самая разная платёжная сфера тоже привязана к планшету, смартфону. Это очень настораживает. 

И, безусловно, это обратная сторона прогресса. С одной стороны, ох, как это здорово – иметь онлайн-платёжные средства, иметь возможность с телефона всё оплатить, даже без карточки. С другой стороны, это пример того, как такого рода схема делает нас менее человечными. Потому что если у нас всё в смартфоне, в планшете, то мы будем за него бороться чуть ли не как за живое существо. Мы собаку или живого человека будем с меньшей охотой выручать, чем наш мобильный телефон, планшет, смартфон, кредитную карточку. Конечно, нельзя считать, что это явление нормально. Хотя поговаривают, что скоро нас ожидает внедрение информации уже непосредственно в тело с помощью чипов. Я думаю, что в этом случае, как это ни парадоксально, люди всё-таки не будут так волноваться о потере своего мобильного или кредитки, это всё будет в их руках. Но, в общем и в целом, это абсолютно чудовищная перспектива. По сути, центр жизни переносится из человека в какое-то цифровое устройство. Это какой-то трансгуманизм, то есть постструктуралистский выход за рамки привычной нам реальности. К чему это всё приведёт предсказать сложно, но, конечно, можно уже сегодня сказать, что такого рода процессы людей действительно расчеловечивают.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Оставьте email и получайте интересные статьи на почту


Оставить комментарий

Новости партнёров
Загрузка...